Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

СИ ЦЗИНЬ ПИН СРЕДИ ПЕДЕРАСТОВ

Всего несколько лет назад грандиозное экономическое и культурное развитие Китая казалось неостановимым. Темпы его поражали. Привыкшие пролонгировать текущие тренды «прогнозисты» уже подсчитывали, когда Китай превзойдёт США и станет мировым гегемоном. Китайский кинематограф превзошёл европейский и был на грани превосхождения американского во всех смыслах – и в культурном, и в творческом и в коммерческом.

Но сегодня любому неангажированному наблюдателю ясно, что «китайское чудо» кончилось и впереди у Китая время культурной деградации, экономического застоя и неудачных военных авантюр. Пока что признаки наступившего застоя и будущего распада видны лишь опытным социологам, но лавинообразное нарастание процесса вскоре сделает новый тренд очевидным всем.

Как Си Цзинь Пину удалось за короткий исторический период достичь таких результатов. Какой рецепт он применил для этого? Совпадает ли этот рецепт с тем методом, которым В.В.Путин в 2012-2021 годах привёл РФ к нынешнему краху, который в 2011 казался невозможным? Найден ли универсальный рецепт футуроцида для государств догоняющего развития?

Обо всём этом я расскажу на новом вебинаре «СИ ЦЗНЬ ПИН СРЕДИ ПЕДЕРАСТОВ ИЛИ КАК ОСТАНОВИТЬ РАЗВИТИЕ КИТАЯ?» 18 июля 2021 года в 18:00 мск
ЗАПИСЬ НА ВЕБИНАР ЗДЕСЬ: https://edu.lsg.ru/stream/82





 
promo shel_gilbo april 17, 21:57 93
Buy for 200 tokens
Мы вступили в мир, где не существует вменяемой системы здравоохранения. В мир, где советы не заниматься самолечением, а обращаться к врачам, невыполнимы даже для весьма обеспеченных людей: найти компетентного врача практически невозможно, а ресурсов добраться в страны Средней Европы, где…

Преданный и оклеветанный

В этот день Альберт-Холл многолюдьем живым заискрился
И сияет мехами в брильянтах, улыбками звёзд.
Это волны любви... Он теперь среди них очутился,
И Любовь со Свободой провожают его на погост.
Он лишь верил в Любовь, верил даже когда ошибался,
Он - свободы апостол, пронёсшийся как метеор,
Вот он в вечность идёт, а Ервандыч на досках остался,
И ему ещё долго вести четверть века уж длящийся спор....


Я взял в качестве эпиграфа к этому посту своё стихотворение, написанное десять лет назад в день празднования 80-летия Горбачёва. К этому времени ельцинистская пропаганда преуспела в навешивании всех преступлений ельцинизма на Горби, в выставлении его чуть ли не соучастником их преступлений по уничтожению СССР и геноциду Русских.  Понятно, что нынешнее поколение, зазомбированное в отношении Горби ничуть не меньше, чем шестидесятники в отношении Сталина, не готово принять правду. Но это - не повод это правду замолчать.
Ниже я привожу отрывок из главы "Классовая борьба в России в геополитическом аспекте" своей книги "ПОСТИНДУСТРИАЛЬНЫЙ ПЕРЕХОД и МИРОВАЯ ВОЙНА"
Она содержит материал, который позволит прочитавшему начать думать своей головой хотя бы по данному поводу.
***
Когда в России шла классовая борьба под названием перестройка, было две коалиции политических сил. Была возглавляемая Горбачевым коалиция, ориентированная на сотрудничество с корпоратократией, на сотрудничество с прогрессивными мировыми силами. За ней стояла высокотехнологическая советская элита. С другой стороны была коалиция всякого рода реакционных сил, безответственная партноменклатура, криминал, нацисты разного толка. Эта коалиция была ориентирована на сотрудничество с финансовой аристократией. В результате известной схватки 91-93-го года победили те, которые ориентировались на финансовую аристократию.
По советской традиции всё дерьмо льют на проигравшую сторону, обвиняя именно её в последствиях своих собственных действий. В 50-е те, кто организовывал репрессии 30-х, радостно приписали их Сталину и Берии, которые согласно документам занимались больше реабилитацией, а не репрессиями. Сегодня Кургинян и прочая братия льют дерьмо на Горбачева, хотя не Горбачев подписывал Беловежские соглашения, не Горбачев устраивал приватизацию, не Горбачев устраивал гайдаровскую инфляцию, не Горбачев Джефри Сакса приглашал, да и парламент не Горбачёв расстреливал. Что это всё клевета - понятно человеку психически здоровому, но в изнасилованном идеологическими сифилитиками – ельциноидами - обществе психически здоровых людей не так много. Поэтому вся эта банда и может продолжать врать сколько угодно.
Как выглядело бы сотрудничество с мировой корпоратократией в случае победы политики Горбачёва, точнее «плана Андропова»? В планах прогрессисткой группы было превращение всех министерств, особенно высокотехнологических (понятное дело, что текстильная промышленность мало кого интересовала) - а у СССР было много высокотехнологических министерств - в корпорации, которые были бы конкурентоспособны на мировом рынке. Этим корпорациям предполагалось придать в помощь определенные структуры советской разведки,  чтобы они могли осуществлять защиту их конкурентных интересов на мировом рынке.
Кооперативное движение было задумано не для того чтобы отмывать деньги, как это делали ельцинисты, а для того, чтобы частная инициатива могла вести высокотехнологическую деятельность. Для этой же цели задумывались и ЦНТТМ. Была ориентация на японский образец, где основные инновации проводят маленькие конторы, или - как сейчас в Израиле – система, где маленькие инициативные фирмы проводят инновации, потом отдают их корпорациям. Инноваторы получают ресурсы на дальнейшее развитие, корпорации получают возможность разворачивать инновации.
Переход к такой модели и был задуман. Это то, что сейчас называют «планом Андропова». Никакой приватизации национального достояния не предусматривалось – приватизации подлежали всякие магазины, предприятия лёгкой и пищевой промышленности, чтобы передать в частные руки обеспечение населения товарами народного потребления, разгрузив не справлявшееся с этим государство.
Группа Горбачёва делала ставку на класс постиндустриальных производителей. Чтобы они могли получить свое представительство во власти, была создана демократическая система выборов в советы. Она была разработана так, чтобы постиндустриальные производители в первую очередь могли прорваться во власть в тех районах, где они были. И они тогда туда прорвались. Первый созыв Съезда Народных Депутатов РСФСР, к примеру, был представлен производителями, а не паразитами. Кто там был и как это выглядело, нереально даже представить тем, кто видит перед собой нынешнюю Думу. Паразитические классы только после ельцинского переворота 1993 года стали господствовать в думе, в результате изменения избирательной системы.
Это и есть по сути та политика, которую вёл Горбачёв, но не смог довести до логического завершения  в силу своей слабости и слабости коалиции, которая была вокруг него. Если бы эта политика увенчалась успехом, Россия совершила бы рывок, рядом с которым Китай был бы смешон на сегодняшний день. Россия была бы успешной постиндустриальной страной, а Китай все еще индустриальный, он только сейчас подползает к переходу к постиндустриалу. За 20 лет развития в рамках постиндустриальной стратегии Россия очень хорошо бы прорвалась.
Даже при крайне постепенном и консервативном освоении новых производительных сил не было бы ни спада 90-х,  ни стагнации 2000х, а ВВП СССР стабильно бы вырос к 2005-2007  годам до размеров на душу населения, втрое более высоких, чем сегодня у США – просто за счёт внедрения в 1990 е годы повсеместно ГПС, а после 2007 года – перехода к массовому внедрению автоматических производств. Впрочем, и США в этом случае имели бы сегодня вдвое-втрое более высокий ВВП, поскольку в этом случае их ждал бы несомненный кризис в начале 1990-х, который бы позволил перехватить корпоратократии власть у финансистов, и на новой основе начать экономическое соревнование (или сотрудничество?) с СССР.
Такое развитие событий, вполне реальное технологически, оказалось фантастикой в силу того, что против была та часть элиты, которая укоренена в народе, да и сам народ. Горбачев опирался на ту часть элиты, которая была укоренена в партии и, особенно, технократической системе управления производительными силами.
Та часть элиты, которая укоренена в народе, была ближе к той модели, которая предлагала финансовая аристократия. Народ очень любил и любит доллар. Он верил и верит в него. Народ любил воровать. Он любит все ворованное тут же монетизировать, превращать в доллар, куда-то вывозить. При этом он любит называть русофобом всякого, кто укажет на эти его свойства и неэффективность оных для успеха. Нынешняя российская элита отличается от остальных сограждан лишь тем, что ей удалось реализовать то, о чём остальные лишь мечтают.
Победила та часть элиты, которая была укоренена в народе и испытывала общие с ним чаяния. Элита делала то, о чём каждый мечтал. Те, кто мечтал, проголосовали и до сих пор исправно голосуют за тех, кто это делает. Выдвинулись люди соответствующие, и сложился ельцинский режим.
Ельцин был очевидным лидером этого народа. Он сам мечтал поворовать, в Аэрофлоте, с Березовским замутить, с Абрамовичем фондик учредить. Это было нравственное содержание определенной личности, но эта личность была выдвинута народом именно потому, что народ принял религию денег и тем решил ставить на финансовую аристократию.
После проигрыша Горбачёва и распада его группировки сила ещё оставалась в руках у сторонников постиндустриального, технологического развития. Мы могли бы пойти на силовой вариант в середине 90-х, заставить эту элиту порвать с финансовой аристократией и силой уничтожить активных компрадоров. Это означало ставку на собственную валюту вместо доллара, а это бы повлекло возникновение железного занавеса с той стороны, закрытие страны на 5-7 лет, пока корпоратократия не получила бы преобладание в Западном мире. Для элиты, да и средних слоёв СССР это означало бы, что возможности покупать за границей недвижимость, ездить туда, им бы с той стороны закрыли.
Чтобы людей заставить пойти на это, надо было значительную часть компрадорской элиты посадить или иным способом нейтрализовать, то есть вернуться к сталинским методам. Но тогда вставал вопрос: где взять новых людей, которые имели бы другое представление о жизни? В достаточном количестве их было взять неоткуда. Народ неизбежно выдвигал бы на это место новых приверженцев религии денег.
Наше дело оказалось стратегически проигранным. После столкновения с компрадорами в 1993, когда народ по сути поддержал компрадорские силы, элита, которая ориентировалась на постиндустриальный переход, после проработки всех возможных сценариев в 1994-1995 году, оказалась вынуждена признать нереализуемость своих целей в рамках нормального политического процесса, без конфронтации с большинством народа. Было решено принять выбор народа и уйти.
Россия в 90-ых выбрала путь ставки на сотрудничество с классом умирающим, на сотрудничество с финансовой аристократией. Россия в 1991-1995 годах выбрала путь на полное подчинение религии денег. Сейчас вся Россия является базой финансовой аристократии.
Только за 2000-2012 годы из России было вывезено в США 700 млрд. долларов государственными структурами (вложены режимом в долговые расписки США) и 2500 млрд. долларов частными компрадорами (вложены в разные инструменты фиктивного капитала без приобретения материальных ресурсов). В силу этого финансовая аристократия получила огромные ресурсы. Получив Россию как свою базу, она смогла нанести контрудары новым подымающимся классам, прежде всего корпоратократии, и задержать процесс постиндустриального перехода, задержать техническое развитие.
В США это привело к очень сильному кризису, потому что финансовая аристократия смогла добиться расширения своей социальной базы, то есть паразитических классов. Корпоратократия оказалась в условиях, когда она вынуждена уже бороться против американского государства. Процедуры власти там таковы, что они опираются только на широкую социальную базу. А широкая социальная база создана именно реакционными классами, то есть финансовой аристократией, в своих интересах. Сформированы реакционные классы (веллфер-класс и прочие классы), которые живут за счет бюджета, за счет процесса финансового перераспределения от работающего человека к иждивенцу (в нормальном обществе), или паразиту (в современном обществе).
Для корпоратократии очевидной проблемой является то, что сложилась достаточно широкая база паразитических классов, и сложилась она прежде всего за счет России, за счет выбора России, за счет того что Россия решила бросить все свои ресурсы на чашу весов мировой реакции, на чашу весов уходящего класса, и тем задержать постиндустриальный переход.
Понятно, что мировая корпоратократия не испытывает большой благодарности к России, русской элите и русскому народу, которые сделали в 1991-93 годах такой выбор. Если бы та коалиция с мировой корпоратократии, к которой вел Горбачев, тогда состоялась, то глобальный процесс постиндустриального перехода вполне мог бы произойти мирно. Процесс был возможен на основе классового компромисса, классового сотрудничества и постепенного перехода власти от финансовой аристократии к новым классам, к новым формам организации корпоративного общества, сетевого общества и т.д. Все это было погублено именно вот этим решением ельциноидов бросить всю мощь накопленных СССР ресурсов на поддержку мировой финансовой аристократии.
В результате этого предательства корпоратократия к России не расположена. Справедливо считая Россию основной базой реакции, на сегодняшний день корпоратократия заинтересована эту базу уничтожить. Происходит это не от нелюбви к русскому народу, как врут нанятые для запутывания сути вопроса пургеняны, но от понимания, что без уничтожения России - ресурсной базы финансовой аристократии - сегодня невозможна окончательная победа корпоратократии как господствующего класса в глобальном масштабе, и даже в масштабе только Запада. Финансовая аристократия - это класс глобальный, и он сегодня опирается на Россию в такой же степени, как корпоратократия на Китай.

Когда отключат РФ от Visa и Mastercrd

Пропагандоны кремлёвских телеканалов получили указание топить за Байдена, и делают это в стиле «Трамп четыре года президент, и так и не вылизал ничего дорогому тов. Путину». То, что Трамп саботировал введение против антирусского режима РФ реальных экономических санкций, ему в заслугу не ставится. Золотая рыбка либо должна быть у Путина на посылках, либо надо поменять её на брульянтовую.

Дикость поведения пропагандонов, давно уже сравнявшихся с украинскими коллегами в степени идиотизма может быть отнесена как на сумасшествие самого непревзойдённого тов. Путина, так и на развёртывание сумасшествия вообще в россиянском обществе. Скорее всего, имеет место и то и то: без сумасшествия начальства подобные психи вообще не появились бы на телевидении: они должны начальству казаться нормальными, что указывает на фокус его неадекватности. Но и без сумасшествия в обществе аудитории у этих телеканалов не было бы. А он хотя и меньше чем у интернет-проектов Навального, но тем не менее исчисляется миллионами.

Ряд пропагандонов озвучивают влажные мечтания кремлёвских геостратегиусов. Предстоящий в будущем году процесс формирования новой структуры мировых финансов представляется им в их воспалённом мозгу «новой Ялтой». При этом они уверены, что на эту «Ялту» зачем-то пригласят обнулённого непревзойдённого любимца платных интернет-троллей. Зачем он там – непонятно, так как на ситуацию в мировых финансах Кремль никак не влияет. На прошлой Ялте Британия и США договаривались с новым субгегемоном, сейчас собираются сделать то же. Субгегемон – Китай. Зачем звать четвёртого? В 1945 году не позвали не только де Голля, но даже и великого начальника всемогущей Польши Сикорского (да ещё и обошлись со стариком грубо, не осознав всемирно-исторического значения Польши).

При этом из Кремля густо проистекает инсайд на тему, что раз Путин будет подписантом доков «новой Ялты», это создаст ему неприкосновенность в случае отставки и равное Сталину место в учебниках истории. Те, кто привык на инсайд из Кремля ориентироваться, транслируют сию идею в массы.

Понятно, что у всех у нас остались из прошлой жизни серьёзные связи в аппарате АП и прочих структурах умирающего режима РФ, но насчёт ценности их недавно хорошо высказалась Юля Латынина: если тебе из Кремля под большим секретом высокопоставленные чиновники сообщили, что дважды два = семнадцать, то это означает, что либо там поехала кукуха, либо тебя разводят, держа за полного идиота.

Я в последнее время пришёл к выводу, что на самом деле люди с поехавшей кукухой пытаются разводить меня, себя и ещё  кое-кого. Причём я понимаю, что ребята, в общем-то, не врут – в том смысле, что рассказывают реально что думают и что крутится в их тусовке. Но раньше они делали это для того, чтобы свои представления верифицировать и обкатать на инсайдере другой, партнёрской тусовки. Теперь же, когда я им даю реальный расклад по Европе, они начинают мне активно и эмоционально втирать, что всё это неправильно, что надо думать по-другому, что Европа не права и вообще весь мир неправ. Как будто если они меня в чём-то убедят, расклад в Европе изменится. То есть мы видим резкое снижение рациональности даже у людей, которые в прошлом были весьма успешными, умными и прагматичными управленцами. Последние времена…

В то же время реальность развивается совсем не соприкасаясь с кремлёвскими телодвижениями. Трамп тормозил отключение банков РФ от глобальной системы взаиморасчётов, но в преддверии завершения реформы мировых финансов эту санкцию скорее всего введут. Понятно, что все официозные иксперды из ВШЭ такую возможность отрицают, но вот поведение вкладчиков… В последнее время изъятие депозитов из банков РФ, обналичка приобрели катастрофический характер. Так что как по усреднённым показателям поведения, так и по байесовой фильтрации поведения вкладчиков получается, что они оценивают вероятность фактической блокировки счетов крайне высоко.

Тем временем сенатор от республиканцев сделал заявление, что если сохранится нынешняя избирательная система, то республиканцы больше никогда не выиграют выборы. Партия решила сплотиться вокруг Трампа и отвоёвывать президентский пост. Демпартия мобилизует своих натренированных в цветных революциях по всему миру политтехнологов.

Когда в Риме шла гражданская война, у обеих сторон всегда хватало сил походя завоёвывать всякие Египты, Киренаики и Пальмиры. Судьба этих стран определялась внутренними раскладами в Риме.

Как будет разворачиваться ситуация в США и как она будет влиять на положение других стран – я расскажу на вебинаре «АМЕРИКА ПОСЛЕ ВЫБОРОВ: ФОРМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ» 15 ноября в 19:00мск.

Записывайтесь на вебинар прямо сейчас






 

Сколько продлится гражданская война в США или когда нам разрешат снять намордники?

Уже стало расхожим понимание, что исход выборов решается не голосующими на участках, а на сходках контролирующих их ОПГ (Организованных правящих группировок). Горячий торг между этими группировками идёт в США в эти минуты. Америка выбирает путь.

Роль первого лица в любом деле – пиар-управление. Структура его имиджа/личности как камертон активирует те струны души массового человека, которые резонируют с ней. Я об этом уже немало писал.

Какое будущее транслирует Трамп? Я покупаю у банкрота его активы, и при помощи пиара накачиваю их значимость и стоимость. Потом продаю по высокой цене. Я превращаю говно в лакшери, как царь Мидас.

Что транслирует образ Байдена? Весь его вид, поведение, тон голоса представляет из себя просьбу об эвтаназии. Дедушка просится в колумбарий.

Обанкротившиеся США могут выбрать лишь один из двух путей: либо вывернуться при помощи пиара из ситуации банкротства и сохранить приемлемую стоимость США как актива, либо переименовать округ Коламбия в колумбарий уже сейчас.

Весьма значительная часть ОПГ, решающих судьбу США, не укоренено в этой стране, и вполне серьёзно задумываются о передислокации. Их активы не на земле, так что им всё равно, откуда ими управлять, и какое государство, или международную организацию, либо транснацинальную силовую структуру использовать как свой инструмент управления.

Те ОПГ, чьи активы стоят на Земле, и их стоимость напрямую связана с судьбой и котировкой США, хотели бы продолжения существования США и на колумбарий не очень хотят.

Вопрос – как долго продлится схватка этих ОПГ? Закончится ли она к моменту инаугурации или мы увидим две инаугурации? Когда они прекратят свою борьбу, и власти разрешат нам снять намордники и вернут какую-то часть свобод, которые были до этой схватки и вызванной ей кампании коронобесия?

Об этом я буду рассказывать на ближайшем вебинаре «АМЕРИКА ПОСЛЕ ВЫБОРОВ: ФОРМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ»

Приглашаю Вас задонатить на вебинар ЗДЕСЬ и присоединиться к его участникам. Если Вебинар наберёт достаточную поддержку до воскресения, я его проведу раньше.






 

С какой скоростью будет обрушиваться экономика после коронабесия? Детройтизация Нью-Йорка и Москвы.

В последнее десятилетие у нас было несколько семинаров, где мы рассматривали перспективы и разные аспекты кризиса индустриальной цивилизации и становления на её обломках постиндустриальной. В частности, рассматривали перспективы города Нью-Йорк лет пять-семь назад в связи с фактом избрания в горсовет Нью-Йорка некой Оказии Кортес (теперь она уже конгрессмен, согласно википедии «объясняла свой успех тем обстоятельством, что 70 % жителей её округа не являются белыми») и её компании за изгнание из города одного из крупнейших инвесторов – Амазона – в связи с тем, что эта дамочка была не согласна с какими-то расово-гендерными порядками на указанной фирме.  Разумеется, инвестор ушёл в более дружественную юрисдикцию, а город лишился части налогов.

Понятно, что лишение части доходов означало некоторое ухудшение возможностей поддержания технической и социальной инфраструктуры города, её ухудшение и ветшание. Это влекло уход из города как богатых налогоплательщиков, так и бизнесов, что ещё ухудшает финансовое положение города. Был запущен т.н. «детройтский» механизм деградации города, который в перспективе неизбежно должен был привести к таким же результатам, как когда-то в Детройте – превращению города в развалины былой цивилизации.

Понятно, что при наличии серьёзных усилий можно привлечь в город новых инвесторов и остановить деградацию. Нью-Йорк уже один раз попадал в воронку детройтизации и в начале 90-х там было множество районов трущоб, вагоны метро ездили с разбитыми окнами, а горы мусора вызывали депрессивные настроения. Но проблема была осознана, и Нью-Йорк сумел избрать вменяемого мэра, который развернул процесс детройтизации вспять, сделал город вновь вполне приемлемым для жизни.

Правда, тогда мэру не мешали деятели типа Оказии Кортес, работающие на запуск воронок деградации везде, где только можно. Поэтому нашим предсказанием было, что развернуть запущенный Оказией Кортес и её избирателями процесс уже никто обратно не сможет. А значит, город лишится как минимум трети налогооблагаемой базы к 2020 году, и начнёт ускоренно деградировать в новый Детройт.

Предсказание наше оказалось оптимистичным. Процесс пошёл быстрее. Ковидобесие привело к ускорению многих процессов распада индустриальной цивилизации, и налогооблагаемая база города сократилась в этом году вдвое.

Детройтизация Москвы пройдёт так же быстро, как я и предсказывал в курсе экономики 2018 года. Те, кто надеялись, что я преувеличиваю, с этой иллюзией расстались, видя последствия коронабесия.

Когда мы в 2015 году на канарском семинаре обсуждали перспективы гражданской войны в США в 2021 году, то многим участникам казалось, что наши построения слишком гипотетичны. Да, все факторы были понятны, все механизмы обсуждены, но всё же у многих оставалась надежда, что правящие элиты справятся с описанными тенденциями и не допустят срыва в разрушение. Но пришёл 2020 год, и стало ясно, что ковидобесие ускорили развития рассмотренных воронок деградации, а поведение активистов и политиков класса финансистов стало ещё невменяемее.

Мы много обсуждали и характер технологический и информационной сингулярностей, воронки которых сходятся к 2021 году. И хотя математика переходных процессов всегда показывает экспоненциальный характер их ускорения, многие всё равно надеялись на линейное развитие тенденций и на возможность не столь острого протекания процессов. «Я знал, что будет плохо, но не знал что так скоро», как говорил известный поэт 80-х.

И всё же процесс обрушения индустриального общества происходит в предсказанные сроки. Постиндустриальное общество при этом не построено, и некоторые футурологи пророчат нам наступление «тёмных веков». В реальности же всё происходит ровно так, как мы обсуждали на наших семинарах 15-летней давности: идёт обрушение умершего индустриального общества в киберпанк (этакую форму жизни после смерти), параллельно становлению постиндустриальных анклавов, где концентрируются те, кто способен жить в новой реальности(и куда будет открыт путь молодёжи, способной жить в постиндустриальности). В зоне киберпанка будут «править» Оказии Кортес, Мугабэ, Путины, Ротенберги, Зеленские и прочие клоуны, всё больше попадая в зависимость от постиндустриальных анклавов, где сосредоточится всё конкурентоспособное производство.

Клоуны от публицистики и дальше будут рассказывать несчастным жителям киберпанка, что постиндустриальность – это сфера услуг и мошеннические операции банкстеров, а добавленная стоимость создаётся тяжёлым трудом промышленных рабочих и крестьян. В это время в анклавах продовольствие производится на вертикальных фермах в разы дешевле, чем в киберпанковом сельском хозяйстве, а промтовары и строительство осуществляются коботами в десятке раз дешевле, чем в киберпанке. Пока объёмы маленькие, экономисты-пенсионеры могут продолжать врать себе, что старая экономика ещё что-то значит, как врало руководство газпрома, что американцы не смогут организовать добычу газа по новым технологиям и отнять у них еврорынок. Но это – проблема лишь тех, кто им по неграмотности верит.

Новый мир стучится нам в двери, стук его всё ускоряется. Как устоять, когда всех смывает поток новой реальности? Как делать бизнес в момент, когда реальность уничтожает 95% старого бизнеса? Как выжить в мире, где поток реальности смывает в небытиё всех, кто не успел адаптироваться? Где не сумевшие приспособиться будут не медленно вымирать, как при Гайдаре-Ельцине, а быстро и страшно гибнуть в молохе наступающего преображения?

Пришло время понять это и обсудить перспективы. Для этого мы с Л.Е.Пайдиевым проводим в Москве очередной семинар 19 сентября. Записаться на семинар можно через Петра Кривохижина в телеграме 89096498834 или по е-почте krivopit@yandex.ru. Телеграмм-чат участников семинара https://t.me/joinchat/D7bsNRn7_JBTLZDV4JSFEQ

За время коронабесия все соскучились по личному общению. Семинар предоставляет эту возможность, а размер зала позволяет соблюдать дистанцию, на которой можно находиться без масок. Л.Е.Пайдиев будет проводить занятия лично, а мне придётся по телемосту.

Жду всех, кто хочет быть готов к новой реальности.







 

Распад государств на марше

Коллега Эль-Мюрид в https://el-murid.livejournal.com/4491773.html изложил два базовых сценария эволюции государственности в процессе текущего кризиса на примере США.

Первый сценарий - распад территории на зону киберпанка и анклавы, где будет обеспечен высокий уровень безопасности и качества жизни. За этот уровень безопасности придётся платить, а кто не сможет - опустится в киберпанк.

Второй сценарий - сохранение системы "безопасность для всех", как в национальных государствах индустриальной эпохи.

Но надо понимать, что нынешний кризис – следствие того, что национальные государства не нужны по большому счёту ни корпоратократии, ни финансистам, ни постиндустриальным производителям (будущему среднему классу нового общества), ни тем более нетократии. Поэтому им никто не отстёгивает финансы, и их бюджеты в реальном исчислении в 2-2.5 раза меньше, чем в благословенные 80-е – при том, что экономика сегодня заметно побольше, даже и реальный сектор. В результате у государств старого типа и не хватает финансирования на системы безопасности старого типа.

Поэтому второй сценарий из описанных коллегой Эль-Мюридом, выглядит промежуточным. Если и возможно сохранить «безопасность для всех», то только на небольших территориях. Ну скажем, в рамках государств Западной Европы. Ни для США, ни для РФ, ни для восточной Европы (в силу низкой концентрации ресурсов) это нереально, так что обеспечена безопасность будет только на «ядерных» территориях, остальные же будут предоставлены киберпанку – что и означает сваливание в первый сценарий.

Надо сказать, что в США, на примере которых рассматривает ситуацию коллега Эль-Мюрид, эта дивергенция на зоны процветания и зоны киберпанка постепенно шла уже более тридцати лет – её первые признаки социологи начали отмечать в начале 80-х, но тогда ещё не смогли оценить этот как базовый тренд. В 90-е уже о распаде на зону киберпанка и постиндустриальные анклавы заговорил не только я, но и все вменяемые социологи и футурологи.

Начавшаяся острая фаза кризиса ставит этот вопрос ребром, как и отметил коллега Эль-Мюрид. Следовательно, процессы пойдут быстрее. Скорее всего, следствием организуемой демпартией гражданской войны в США станет как раз такой распад. Трудящееся белое население сосредоточится в зонах безопасности – постиндустриальных анклавах, а для ниггеров и леваков останется зона киберпанка, на которой образуются «свободные зоны» наподобие сиэттлской. Альтернативой такому выходу может быть только геноцид леваков и ниггеров, что слишком накладно и опасно, так что делать это некому.

В России мы увидим ту же картину, но она сложится не в результате дивергенции, как в США, а начнётся всеобщим обрушением в киберпанк (в лучшем случае – по украинскому сценарию, но может и по сценарию Аси Кашаповой), а затем вменяемое население начнёт создавать постиндустриальные анклавы. То же самое ждёт восточную европу. Что касается западной, то и там не всё гладко: в последнее время Франция показала, что её государственность тоже может не удержать всю территорию. В случае обрушения экономики такой же формат распада ждёт и Испанию. Северная Италия, германские страны и Англия скорее всего, смогут сохранить контроль всей территории.

Мы рассматривали форматы складывающихся анклавов на играх 2005 года. Сейчас перспективы их становления всё более актуальны. Один из аспектов развития событий – становление новой системы образования – мы рассмотрим на ближайшем вебинаре «БУДУЩЕЕ ОБРАЗОВАНИЯ»


 

Китай на дороге к распаду

Китай осуществил ампутацию органа внешнеэкономического сотрудничества. Гонконг теряет торговые преференции в США и скорее всего в ЕС, что запустит процесс делистинга многих китайских компаний на западных биржах.

Понятно, что с экономической точки зрения это самострел. Зашив себе рот, приходится питаться через другое отверстие, что менее сподручно. С другой стороны, дезорганизация внешнеэкономической деятельности и ужесточение её режима - надёжный способ выполнить требования США о сокращении экспорта и торгового профицита.

Китайские компании, успешно сочетавшие работу на внешних и внутреннем рынке, оказались перед ситуацией жёсткого выбора - на каком рынке дальше работать. Бежать из Китая и потерять внутренний рынок (впрочем, уже перестающий расти и потому не столь остропривлекательный как ранее) или стать чисто внутренней компанией, сильно просев в глобальной конкурентоспособности.

Случаи таких экономических самострелов уже были в истории, но впервые это происходит с экономикой столь масштабной, растущей, и в государстве, претендующем на полный суверенитет. Понятно, что не все последствия этого шага руководство КПК осознаёт, но и в клиническом идиотизме заподозрить его нет никаких оснований, во всяком случае по его предшествующей деятельности.

Следовательно, шаг вынужденный, причём явно обусловленный характером внутриполитической борьбы. Для национал-социалистов этот шаг даёт явный плюс:  ослабление экономической базы либеральных сил. Но есть и ещё одна тонкость: национал-социалисты не считают, что приносят экономику в жертву своим политическим интересам. С их точки зрения, огосударствление экономики и завершение государственно-монополистической пирамиды, перевод экономики в мобилизационный режим соответствует задаче момента: обеспечению противостояния всему миру, не желающему видеть нового индустриального гегемона.


Внешне ситуация напоминает ту, в которой Германия оказалась в 90-е годы XIX века, когда начала формироваться концепция, которая позже окончательно оформилась в национал-социализм. Собственно, идеология тут имманентна свойствам догоняющего капитализма в момент выхода на позицию субгегемона. Другое дело, что Германия была индустриальным лидером в тот момент, когда индустрия была локомотивом общественного прогресса, и потому её вызов миру имел шансы на успех, хотя и провалился (а мог и не провалиться, если бы не антисемитизм и не укоренённость в 4 управленческом укладе и инженерном подходе к решению политических проблем).

У Китая ситуация иная: он является индустриальным лидером в мире, где индустрия является скорее инфраструктурой, нежели локомотивом прогресса. В силу этого он стоит перед задачей догонять постиндустриальные страны, обошедшие его в развитии на 100 лет, и управляющие ситуацией уже на совсем иных технологических форматах (которые в индустриально понимании мира и не технологии вовсе). Германия проиграла битву с гегемоном именно потому, что не освоила пятый управленческий уклад и стала жертвой управления с более высоких уровней. Аналогичный крах потерпел СССР, утративший после разгрома сталинского политбюро («антипартийной группы») и начала доминирования национал-социалистической фракции технологии пятого управленческого уклада.

Реальность сегодняшнего дня в том, что глобальная политика осуществляется на более высоких политических укладах. И гегемон сегодняшней глобальной политики (финансисты) и побеждающий субгегемон (корпоратократия) ведут управление в 6м управленческом укладе, часто применяя элементы 7го. Китай же управляется на 4м укладе, и его руководство освоило лишь начатки 5го. К тому же, с победой национал-социалистической фракции в КПК, способность к бесструктурному управлению (т е технологии 5го управленческого уклада) явно деградирует. Поэтому Китай никоим образом не тянет роль субгегемона, которая его элитам мерещится через призму представлений, отражающих реалии столетней давности.

В силу этого победа национал-социалистов в Китае и переход к национал-социалистической политике будет означать весьма скорый крах Китая. Поэтому их победа – ошибка, которая, как известно, хуже преступления.

Если для Германии 100 лет назад путь национал-социализма имел шанс на успех (и успех этот был торпедирован тем, что гегемон сумел навязать с 5го управленческого уклада, через бесструктурное управление, выбор ошибочных путей его реализации), то китайский национал-социализм слишком опоздал, и шансов на успех не имеет. Даже шансов на выживание общества на этом пути не имеет.

Поэтому по факту ампутация Гонконга – лишь начало распада единого Китая.

Происходить крах китайской государственности и распад страны будет довольно долго - скорее всего, понадобится два 12-летних цикла. На первом цикле мы увидим завершение добивания либералов и формирование чисто мобилизационной индустриальной экономики, а второй цикл выявит её грандиозную неконкурентоспособность в мире, поставившим производство на совершенно иные основания. Это обусловит сначала внешнеполитический провал, затем распад национал-социалистического режима в условиях отсутствия прагматической («либеральной») альтернативы, а затем…

Впрочем, политические формы реализации процесса распада уже будут определяться реалиями новой эпохи, поэтому обсуждать их преждевременно.

Классовая борьба и мировая война 2020-2032

Информационная война против человечества, поводом для которой стала короновирусная эпидемия, привела к ускорению тех процессов и тенденций, которые были рассмотрены в рамках курса ШЭЛ «Экономика и социология постиндустриальной цивилизации». Резко обострилась классовая борьба и чётко обозначились миропроекты различных глобальных классов постиндустриального общества.

Класс корпоратократии явно использует военное положение и разрушение механизма гражданских прав в целях ускоренной ликвидации и так входящего в кризис пятого технологического/экономического уклада – индустрии услуг. Спровоцированный когерентными мерами правительств кризис долгов, вогнавший в невозвратные долги все отрасли услуг, означает крах кредитного регулирующего механизма и так дышавшего на ладан. Вместе с ним валится механизм кредитной эмиссии, сеньоражем которого распоряжались узкие элитарные группы – собственно, верхушка класса финансовой аристократии.

Отступающая финансовая аристократия ведёт арьергардные бои с 2015 года, когда её поражение уже определилось. Она воспользовалась ситуацией для очередного, последнего рывка эмиссии. Одновременно возникли надежды, что снижение уровня экономики в целом позволит ещё на несколько лет продлить дееспособность финансового механизма регулирования, тем более, что альтернативный пока никем не артикулирован.

Бюрократия, давно проводящая стратегию налогового рабства и закрепощения населения в цифровой концлагерь (в РФ эта стратегия маркирована лозунгом «люди=новая нефть»), воспользовалась ситуацией кризиса и ввела беспрецедентные ограничения прав и свобод, окончательно ликвидировав право на приватность. Причём масштабы введённого контроля деятельности людей даже в мечтах не снились бюрократическим тоталитарным режимам прошлого – ни нацистской Германии, ни СССР.

Постиндустриальные производители – класс пока ещё маловлиятельный в силу недостаточного (хотя и экспоненциально растущего) экономического потенциала, низкого классового самосознания и в силу этого отсутствующей классовой самоорганизации – в этих условиях оказывается в оппозиции происходящим процессам, не будучи способен оседлать волну гибридной войны, но начинающий осознавать это стоящую перед ним задачу.

Наконец, нетократия – класс, функцией которого является обеспечение сетевой самоорганизации постиндустриальных производителей – пока только готовится к выполнению своей классовой задачи (зато с классовым самосознанием тут уже всё в порядке, но процесс выстраивания глобальной неторкатической сети только разворачивается). Пока что этот класс успел лишь запустить ряд проектов новой финансовой системы (криптовалюты) и ряд не слишком успешных блокчейн-сервисов, позволяющих перехватить у бюрократии функции умирающих государств. Судя по всему, запуск коронавирусного «чёрного лебедя» (реализация управления на 7м управленческом укладе) явно произошёл из недр этого класса, имеет целью ускорение процессов постиндустриализации, и является прообразом методов ведения гибридной войны в предстоящие 10-12 лет.

***

Поскольку класс бюрократии ведёт сегодня такие же арьергардные бои, как и финансовая аристократия, будущее её проекта «цифрового концлагеря» вряд ли может быть реализовано в полной мере на государственном уровне (да и перспектива существования государств в нынешнем виде весьма туманна). Однако, технологии этого типа могут быть использованы корпоратократией. Возможны так же локальные эксцессы цифрового фашизма, типа становления режима Мишустинга в РФ, но длительность существования тоталитарного режима не будет долгой, так как его снос вскоре станет задачей и корпоратократии, и нетократии.

Очевидно, контуры мира будущего формируются в диалектическом взаимодействии двух главных восходящих классов – корпоратократии и нетократии. Причём в самом процессе синтеза нового мироуклада могут преобладать как механизмы классового сотрудничества, так и классовой борьбы.

Скорее всего, на первом этапе, мы увидим классовое противостояние. Но основной разлом классовой борьбы после ликвидации (или ослабления) финансистов и бюрократов пройдёт между корпоратократией и независимыми постиндустриальными производителями. Связано это с недостаточным уровнем осознания классовых интересов и и классового самосознания корпоратократии вообще, что порождает ряд ошибок мировоззрения, которые и станут причиной кризисных явлений первого этапа перехода.

Основные ошибки мировоззрения корпоратократии, которые не будут изжиты ранее 2027 года, базируются на уверенности в возможности консолидации всех постиндустриальных производителей в рамках традиционных корпоративных систем (иерархических или переходных).

Реальные характеристики экономики диктуют сетевую организацию постиндустриальных производителей, и она вырастает явочным порядком, причём экспоненциально. Противостояние корпоратократии этой тенденции порождает классовый антагонизм с постиндустриальными производителями (типа антагонизма предприниматели-рабочие на первом этапе индустриализации), что неизбежно породит к 2025-26 году мощное движение технологического анархизма. Многочисленные и обладающие достаточным разрушительным потенциалом группы техноанархистов сумеют не только бросить вызов корпоратократии, но и осуществить против неё (и остатков бюрократии) успешную войну примерно в 2026-27гг.

Осознание объективного характера нарастания потенциала независимых производителей постепенно приведёт корпоратократию к выработке стратегии классового сотрудничества. Однако, реализация этой стратегии будет невозможна без класса-посредника, то есть нетократии. Корпорации не смогут предложить независимым производителям приемлемые для них формы сотрудничества: этому будет препятствовать иерархический характер ядер корпораций.

Эволюция отношения корпоратократии к нетократии на этом этапе постиндустриального перехода будет определяться как объективными обстоятельствами, так и уровнем осознания классовых интересов. Изначальная позиция «какой смысл в классе-посреднике, если мы этих производителей просто интегрируем в свою структуру?» не выдержит испытания временем, и сменится противоположной после осознания своей катастрофы 2027 года.

Каковы же будут контуры этого нового мира?

Этой теме будет посвящён онлайн-семинар Е.В.Гильбо в июне 2020 года. Семинар будет анонсирован на вебинаре Клуба ВорлдКризис 17 мая




 

Крах круизных компаний или экономика чиновничьего беспредела

Давайте рассмотрим экономические последствия действий властей на примере одной отрасли мировой экономики – морских круизов на суперлайнерах. Как известно, в рамках паники, вызванной  неадекватной реакцией на очередную эпидемию респираторных заболеваний, было задержано несколько лайнеров, и туристы неделями содержались в карантине. Реакция рынка на этот стресс понятна: пошёл массовый отказ от путёвок на такие круизы, а на сайтах продаж пошло заметное снижение цен.

Дело не в конкретных потерях конкретных компаний: они это переживут, да и страховщики часть возместят. Дело тут как раз в реакции рынка и её последствиях.

Допустим, что власти больше дурить не станут, и задержаний лайнеров не будет (вот такой я оптимист – верю в умственную дееспособность политиков). Какие последствия будет иметь уже полученный рынком шок?

Во-первых, спрос на путёвки неизбежно сократится как минимум на 20% (а по опыту последствия шока 11 сентября может и больше). Восстановление спроса будет идти не меньше трёх лет – если начальство не продолжит и дальше пугать несчастных пенсов. Публика на круизах крайне пожилая, консервативная, пугливая и верящая СМИ – пенсионеры. Молодёжь там экзотика. Скажем, на моих семинарх-круизах несколько молодых людей было, но это были все молодые люди на лайнере.

Учитывая, что бизнес не самый высокомаржинальный, это означает, что круизные компании будут года три работать без прибыли. Попытка повысить цены повлечёт такой спад продаж, который снизит поток доходов. Снижение цен может восстановить поток как раз за счёт привлечения молодёжи, но доходы всё равно не повысятся. А лайнеры надо амортизировать.

Итак, восстановление отрасли произойдёт в горизонте трёх лет, если:
- не случится общего спада экономики;
- власти не будут больше наносить по отрасли шоковых ударов;
- сами компании не сделают экономических ошибок в ценообразовании (наподобие как греки после олимпиады – за те ошибки до сих пор не могут расплатиться).

Если хотя бы одно из этих условий не выполняется, спад отрасли может затянуться настолько, что можно будет говорить о её закате.

Как будет выглядеть закат?

Во-первых, круизные компании сделают упор на эксплуатации всё более старых лайнеров, не вводя новые в строй. Это не сильно снизит издержки, но позволит избежать крупных капиталовложений. В результате степень гламурности круизов резко снизится, а новых лайнеров, типа тех, что последнее время вводились в строй каждые 5-7 лет новая серия, мы не увидим ещё лет двадцать.

Во-вторых, многие просто уйдут из бизнеса: сокращение спроса потребует и сокращения предложения. Круизы из доступных среднему классу и пенсионерам постепенно снова станут превращаться в доступные лишь верхним 5%.

Уже сегодня руководство компаний вынуждено задуматься об этой перспективе. Поэтому все заказы на будущие лайнеры, которые ещё не начаты постройкой, остановлены. Для судостроительной отрасли это означает отсутствие крупнотоннажных заказов примерно на десятилетие. Вряд ли освободившиеся мощности удастся загрузить коммерческими судами.  А отрасль тоже не самая высокомаржинальная. В результате отрасль будет работать без прибыли или с минимальной, или (что вероятнее) кому-то придётся уйти.

Банкротство итальянских и корейских судостроителей будет не  самым приятным событием и для банковской системы. Но у неё впереди события куда менее приятные и более масштабные, так что этим можно пренебречь.

Такая вот хрупкая штука мировая экономика. За тупость чиновников и трусость политиков и бизнесу, и потребителю приходится платить весьма дорого.



 

Блумберг или гражданская война?

Классовая борьба между усиливающейся корпоратократией и ослабевающей финансовой аристократией подошла к своему апогею. Перелом или уже свершился, или вот-вот свершится. Понимают ли это обе стороны борьбы?

Надо учесть, что исторически финансовая аристократия обладает более высоким уровнем классового самосознания и организации. Корпоратократия проиграла в начале 90-х именно в силу отсутствия осмысления самой ситуации классовой борьбы. Однако, за прошедшее поколение эта проблема была решена.

В политической борьбе в США сегодня корпоратократия выступает уже почти так же сознательно и консолидированно, как и финансисты. Именно это позволило ей выдвинуть в 2016 своего кандидата в президенты США и добиться его победы, после чего начался длительный и тяжёлый процесс переформатирования администрации и государства США под глобальные задачи нового класса. Разумеется, процесс этот сопровождался ожесточёнными арьергардными боями отступающего класса финансистов, резкой активизацией их инструментария (прессы, НКО, аппаратных и силовых ресурсов) и развитием у части отступающего класса реваншистских надежд. Видимым проявлением этих надежд являются бестолковые инициации очередных «импичментов» действующему президенту (при том, что в США ни один президент не был подвергнут импичменту, но поехавших крышей истериков-реваншистов вдохновляет пример Никсона, ушедшего добровольно в отставку, якобы под страхом импичмента).

Понятно, что корпоратократия сегодня не та, что в 1991-92, и власть ослабевающим финансистам уже не сдаст. Даже если реализуется маловероятный шанс выигрыша финансистов в политической борьбе (скажем, мечтаемая реваншистами победа на выборах 2020 ставленника финансистов над Трампом) это означало бы неизбежную гражданскую войну, в которой финансистов бы уничтожили не как класс, а лично каждого. Наконец-то, после трёх лет крещендо истерики, до вменяемой части верхушки финансистов это начало доходить: одно дело проиграть классовую борьбу, сохранив при этом часть активов семьи и возможность для нового поколения вписаться в новый правящий класс, а другое – потерять всё, включая жизнь и продолжение рода в будущее.

В силу этого вменяемая часть глобальной финансовой олигархии стала последнее время проявлять примирительное поведение и готовность сдать свой инструментарий как класса (а так же оставшуюся невменяемо-реваншистской часть класса), в обмен на место в новом раскладе. Индикатором этого шага будет единственная 100%-ная гарантия от гражданской войны – невозможность политической победы финансистов-реваншистов. А это значит, что от ОБЕИХ партий в США должен быть выдвинут кандидат корпоратократии.

С республиканцами всё ясно: кроме действующего президента на второй срок кандидата у правящей партии быть не может. А вот все заметные кандидаты демократов до вчерашнего дня представляли разные фракции класса финансистов. Но ситуация изменилась с выдвижением Блумберга.

Исторически Блумберг принадлежал к политикам, обслуживающим интересы класса финансистов и даже был плотью от его плоти. Однако, и Трамп во времена оные был с финансистами крепко связан и жил с ними душа в душу (ибо иначе было нереально заниматься его бизнесом). Превращение Трампа в пиарщика и даже пиар-лидера корпоратократии состоялось незадолго до его выдвижения кандидатом от республиканской партии (и мы помним, как обслуживающая финансистов пресса пиарила его как «несистемного», то есть не принадлежащего к их «системе»). Блумберг принадлежит к тем же кругам, к которым принадлежит и Трамп. Более того, он ровно так же постепенно дрейфовал от пиарщика финансистов до пиар-лидера корпоратократии, хотя и не закончил пока эту эволюцию. Вот в силу этой незаконченности Блумберг оказывается вполне компромиссной фигурой, способной пиарно оформить процесс мирного отступления финансистов.

Выдвижение Блумберга означает выдвижение не просто компромиссной фигуры, но компромиссной программы со стороны вменяемой части финансистов. Программы перехода классовой борьбы от формата классового антагонизма к формату классового сотрудничества. Если Блумберг станет кандидатом от Демократической партии на выборах 2020, это само по себе будет означать достижение компромисса между корпоратократией и вменяемой частью финансистов за счёт реваншистов. Поскольку реваншисты в таком случае теряют даже намёк на шанс политической победы, это неизбежно снизит накал политической борьбы. А значит, вне зависимости от исхода выборов, следующая президентура будет осуществлять переформатирование государственности США в формате классового компромисса – безотносительно того, будет ли её пиар-лидером Трамп или Блумберг.