?

Log in

No account? Create an account

Категория: политика

Несколько раз в своих ответах вы упоминали о том, что повышение пенсионного возраста в России - директива МВФ, и что Путин ее просто отпиарил.
Можно ли попросить немного больше подробностей - в том смысле, почему Россия до сих пор выполняет указания МВФ (устные обещания Ельцина приплетать необязательно), а также что может быть в том случае, если Россия так или иначе пошлет МВФ в пешее эротическое путешествие с их директивами.
Дмитрий



В РФ в октябре 1993 года власть захватила группировка, которая имеет своей целью вписывание РФ в мировую финансовую систему как базовое имущественное и потоковое обеспечение эмиссии доллара. Эта группировка и осуществляет указанную политику.

Понятно, что любое другое правительство, не будучи связано соответствующими обязательствами, так или иначе сможет вернуться к политике финансового суверенитета. Её полная реализация позволила бы получить в бюджет ежегодно до 6 трлн. руб. только за счёт сеньоража эмитента. Кроме того, перевод внешнеторговых сделок в рубли привёл бы к тому, что профицит торгового баланса фиксировался бы в рублях, а не в долларах, что повлекло бы или резкий рост курса рубля, или позволило бы привлечь в бюджет и на внутренние кредиты ещё около 12 трлн. руб. (в случае фиксации нынешнего курса).

В настоящее время и эмиссионная прибыль, и профицит торгового баланса идут на укрепление доллара и, (косвенно, через ряд механизмов)на финансирование бюджета США и присвоение прочими хозяевами ФРС. В этом и заключается экономическая функция режима Ельцина-Путина, за который избиратели исправно голосуют с 1996 года.

200 млрд. долларов торгового баланса и 100 млрд. сеньоража эмитента – это та сумма, которую ежегодно по воле электората выкачивается из экономики РФ в пользу «мировой финансовой системы», т.е. хозяев ФРС. За 1994-2019 годы общая сумма потерь экономики только от этих двух механизмов оценивается в 4-6 трлн. долларов (при пересчёте на покупательную способность доллара 2019 года – в 12-18 трлн. долларов.) Это -  не только текущие потери, наголосованные себе электоратом, но и недовложение в основные фонды. Как минимум половина этих сумм – это не сделанные капиталовложения, то есть украденное у молодого поколения. Благодаря политике режима во исполнение воли электората, за эти 25 лет не построено как минимум полтора миллиарда метров жилья (по 10 метров на человека), что порождает ужасную скученность как семейного жилья, так и студенческих общежитий. Недовложения в коммерческую и социальную недвижимость вызывают крайнюю дороговизну аренды, а недовложения в развитие инфраструктуры обрекают нынешнее молодое поколение до старости мучаться в пробках, на разбитых дорогах и забитом метро.

Все это  - плата, которую платит молодое поколение за тот выбор, который наголосовали их бабушки и дедушки, а частично и родители.

Почему и как из этих цифр неумолимо вырисовывается венесуэльский сценарий дальнейшего развития б/РФ, я расскажу на семинаре 14-15 сентября в Москве.
promo shel_gilbo june 28, 02:47 39
Buy for 100 tokens
В августе-сентябре я провожу в Петербурге и Москве серию семинаров на разные темы Первый из них 24-25 августа будет посвящён Алхимии и её взаимоотношениям с современной аналитической наукой. Я расскажу как и почему ошибочное разделение на атомы и молекулы стало тормозом технологического развития,…
В прошлом году давал я интервью Гоблину в Тупичке, и там между делом поделился инсайдерской информацией насчёт противоречий вокруг Туркмении и позиций Ирана, КНР, США и РФ в этих противоречиях.  Сказанное мной напрочь противоречило всему, что на эту тему говорит (а чаще молчит) доступная низовке пресса, что вызвало реакцию от возмущения комментаторов до безразличного игнорирования тех, кто привык усваивать лишь то, что подаётся ему через каналы пропаганды.

К сожалению, среди проигнорировавших сказанное мной оказался и Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов. Слишком сосредоточившись на поддержании равновесия пяти кланов внутри страны, он не разобрался до конца в намечающемся нетривиальном раскладе вокруг его страны.

А ведь если бы он задумался над сказанным мной, внимательно проверил бы сказанное, собрал по своим каналам информацию и выработал бы ясное представление о том, по какому маловероятному (в его глазах и глазах публики) сценарию начинают развиваться события, он мог бы и вписаться в тенденцию, и выработать выгодную для себя политику.

Но он прошел мимо сказанного, не задумался о вещах, которые несли угрозу и возможности. И этим лишил себя опции выбирать между угрозами и возможностями.

Вчера посольство Туркменистана в Москве сообщило, что Гурбангулы Бердымухаммедов жив. Я в это верю, потому что очень хочется. Было бы грустно, если бы такой пышащий здоровьем хоккеист столь рано закончил свою спортивную карьеру.

Но пишу я это не для многоуважаемого Туркменбаши, а для тех, кому так же приходится по жизни принимать решения, требующие учёта многих факторов, и потому нуждающихся в адекватной картине мира. Запомните простое правило: правдоподобны только пиар-версии событий, потому что мы их выстраиваем под выработанную у Вас ранее при помощи СМИ неадекватную картину мира. Пиар-версии в неё вписываются и кажутся Вам правдоподобными.

А реальность - она другая. Неправдоподобная она. Не вписывается в эту картину мира. Выламывается из неё. Поэтому никогда не игнорируйте эти неправдоподобные инсайды, а используйте их как ниточку, схватившись за которую Вы сможете размотать клубок реальности вокруг себя. А значит - стать адекватнее. А значит - принимать адекватные решения, то есть не терять ресурсы, перспективы, возможности, жизнь.

Пусть любовь к себе превалирует у Вас над ненавистью к другим (которая свойственна неудачникам) - и станет путеводной звездой, которая поведёт Вас к успеху.

***


P.S. Все уже поняли, что я не о прошлогоднем интервью а о вчерашнем и о реакции на него.

P.P.S. Ну и насчёт новых порций инсайда в ближайшее время даю ссылки:

Избрание Зеленского комментируется по большей части с позиций, заданных соловьёвско-киселёвским дискурсом, то есть позиционированием комментаторов относительно кремлёвской ОПГ (организованной правящей группировки). Почему-то комментаторов интересует, не пострадают ли интересы кремлёвских, которые имеют мало общего с собственными интересами комментаторов.

Мне в одинаковой степени были всегда индифферентны проблемы что киевской, что кремлёвской неруси, разницы между ними с точки зрения Русских интересов нет. Другое дело – отношение к бандеровцам, которые представляют собою абсолютное зло. Киевская ОПГ абсолютным злом бандеровцев не признаёт, считает возможным с ними компромисс разной степени капитуляйтерства.  У кремлёвских эта пакость не так выражена, что в последние пять лет несколько уравновешивает их враждебность Русским в других сферах. Понимая значение омерзения к бандеровцам в европейской и русской элите, обслуживающие кремлёвскую ОПГ пиарщики эту тему всё время педалируют и заостряют внимание на разнице между замаравшейся о бандеровцев киевской ОПГ и силою вещей дистанцировавшейся от них кремлёвской ОПГ. Надо сказать, что сия позиция вполне плодотворна: на фоне омерзительности киевской «демократии» все серьёзные люди из двух зол выбирают меньшее кремлёвское.

Что означает избрание нового президента для б/Украины и внешних для неё сил? Многое ли изменится.
Понятно, что первое лицо всегда лишь фронтмэн ОПГ, а решения принимаются системой в рамках вполне определённых процедур. Фронтмэн может иметь какое-то влияние на принятие решений, как Путин, Лукашенко или Эрдоган, или быть лишь церемониальной фигурой, как Трамп, Медведев или Обама, но в любом случае он - человек системы, балансирующей и защищающей чьи-то интересы.

В случае с б/Украиной мы имеем явную смену ОПГ у власти. Уходит от власти команда, сформированная по итогам Майдана на балансе интересов англо-американских финансистов и части европейских элит. Команда, балансировавшая на острие противостояния двух команд своих спонсоров.   На смену ей приходит новая команда, сформированная в последние два года с опорой на другие силы. Какие?

Посмотрим на генезис этой команды. Коломойский был одним из бенефициаров Майдана и защищал единство б/У в то время, когда в интересах всех вменяемых сил было её поделить и ограничить бесчинства бандеровцев галичанским заповедником, где всех нормальных людей они вырезали ещё в первой половине прошлого века и остались лишь ублюдки, которые считают бандеровцев за людей. Такая позиция Коломойского создала ему и его присным репутацию жидобандеровцев, предателей не только честных людей на б/У и своих еврейских предков, но и всего человеческого. Однако, вскоре экономические противоречия Коломойского с подельниками, прежде всего с Порошенко и Авакяном, выкинули его из числа бенефициаров и вынудили уйти в глухую оппозицию бандеровскому режиму.

В это же время сам факт сотрудничества англо-американских финансистов с бандеровцами обошёлся им достаточно дорого. Весьма влиятельные слои, которые традиционно поддерживали финансистов, отшатнулись от них и быстро нашли общий язык с корпоратократией, что решило дело в пользу последней на выборах в США через два года. Кстати, именно поэтому я так уверенно предсказывал победу Трампа на выборах ещё до его выдвижения на праймериз.

После победы Трампа на выборах Коломойский осознал, что надо строить отношения с новыми людьми в США, хотя и не осознал до конца классовых раскладов и позиций тех или иных влиятельных групп. Сделав правильные ставки, он довольно быстро смог пройти смотрины и на него была сделана ставка. Поэтому победа его фронтмена Зеленского на выборах была предрешена ещё до выдвижения, о чем писала вся системная пресса. Порошенко пометался, сделал правильный выбор, получил гарантии личной неприкосновенности (не распространяющейся на его бандеровскую команду) и без особого напряга слил выборы, согласившись под конец даже подыграть статистом на основном поле соперника – в стадионном шоу.

Политика новой украинской ОПГ будет определяться игрой на противоречиях между тремя основными силами, влияющими на украинскую политику США. С одной стороны, ЦРУ традиционно опиралось на бандеровские кадры в своей диверсионной деятельности против Русских, и в силу этого имеет некую зависимость от этих кадров: не имея собственной идеологии оно подвержено идеологии массы исполнителей, так что руководство ЦРУ является в значительной степени политическим агентом бандеровского лобби в США. С другой стороны имеет место позиция тех сил, которые стали союзниками команды Трампа именно потому, что сотрудничество с абсолютным злом для них не приемлемо и которое настаивает теперь на полной денацификации б/Украины (что технически невозможно для пришедшей с Зеленским команды). Наконец, прагматическая бюрократия Белого Дома пытается найти баланс между этими взаимоисключающими позициями и не готова ни вычищать бандеровские кадры из ЦРУ, ни настаивать на денацификации б/Украины, а хотела бы только нормализации – избавиться от пакости типа Луценко-Гриценко-Авакяна-Парубия, загнать нацистские банды под шконку и подготовить б/Украину к нормальным инвестиционным процессам.

С моей точки зрения, без раздела б/У ни нормализация ни тем более денацификация невозможна, так что мы увидим сейчас нечто невнятное. Пока что Зеленский выражался в крайне примирительном к нацистам ключе, но ему сейчас пишет речи его предвыборный штаб – поэтому расценивать их следует как сотрясение воздуха. Когда сформируется АП и станет писать ему речи, его слова будут что-то значить и можно будет их даже обсуждать. До этого ещё несколько месяцев. Важно, насколько быстро произойдёт избавление б/У от Луценко, Авакяна и прочей нацистской сволочи (хотя, конечно, и сам Коломойский и его люди в 2014 показали себя если и не нацистами, то соглашателями-юденратами как минимум).

Важно, что поменяли посла, что сменился аппарат американских советников. Какую он выберет позицию – увидим. Пока ясно только, что разговаривать из Киева в Кремле будут только с командой Кириенко, а команду Сечина будут чморить, как бы в ответку ни бесились находящиеся у неё на прокорме пиар-агенства (других средств давления у завоевавших всю Африку героев геокремлитики на власти б/Украины нет).

С точки зрения самого украинского электората голосование за Зеленского – запрос на нормализацию, так что учитывать их позицию придётся как команде Коломойского, так и американским советникам новой волны. Оптимистическим сценарием для народа б/Украины является именно нормализация (до денацификации ещё долго, хотя с повестки дня её не снимут никогда).

Если новая команда сможет реализовать заказ на загон нациков под шконку, лишение их прямой поддержки МВД, наведение правопорядка и нормализацию гуманитарных связей с соседями, то б/Украину ждут несколько лет спокойной жизни (к процветанию времён проклятого Януковича, конечно, уже не вернуться, но хоть бесчинства нацистов прекратятся). Однако, спокойная жизнь украинцев, а тем более улучшение их отношений с российскими родственниками в планы администрации Трампа точно не входит, так останется побочной линией. В какой мере б/Украина станет пригодной для гуманитарных контактов и инвестирования страной, пока предсказать трудно.
Итак, Мадуро, его режим и поддерживающий его электорат столкнулись с современным методом ведения войны. Они страшно удивились, что столкнулись с ситуацией, когда войска и банды уголовников, готовые убивать всех недовольных Мадурой, стали бесполезны.

Я много лет рассказывал о тактике войн XXI века, о том, насколько уязвимы современные города и насколько небольшие ресурсы нужны для их уничтожения. Средневековые диктаторы типа Асада могут разрушать города Сирии тяжёлой техникой, выбивая оттуда террористов, но это слишком дорогой метод. Пятый и шестой управленческие уклады, которые никак не могут освоить РФские деятели, предусматривают всё меньшие затраты материальных ресурсов за счёт увеличения интеллектуальной составляющей. Существование последней для Мадуры и тех, кто считает его и его сторонников людьми, явно неведомо.

Современные методы управления (а значит, и ведения войны) основаны на моделировании ситуации и поиске особенностей Уитни, то есть точек, в которых малое воздействие приводит к крупным результатам, запуская лавинообразные процессы. В частности, избыточный износ основных фондов критических отраслей создаёт необходимые условия для обрушения целой отрасли. Обычно этот метод не применяют по двум причинам. Первая из них – противодействие пула лондонских страховщиков, имеющих серьёзнейшие инструменты поддержания стабильности (дабы минимизировать страховые выплаты). Вторая – нанесение ущерба большим массам населения ради достижения политических целей обычно считается недопустимым.

Оба эти препятствия снимаются в том случае, когда степень выпадения намечаемой жертвы из цивилизации такова, что и страховщикам нечего терять, и сочувствия массы населения уже не вызывают совершенно. Венесуэльцы своей поддержкой Мадуро и его расистско-мафиозного режима поставили себя вне закона. Все, кто может вызывать сочувствие, Венесуэлу покинули, и война против оставшихся примадурков началась.

Разумеется, условия для ударов создал сам режим Мадуро. Идеология, требующая перераспределять богатства от умеюших зарабатывать креолов и белых к не умеющим производить что-то полезное индейцам, составляющая суть Чавизма (и почему-то считающаяся у россиянских левых родственной им, что заставляет задуматься) довела экономику до краха. Все специалисты вынуждены были бежать в страны, где они не подвергаются расовой дискриминации. Исчезли не только инвестиционные ресурсы, но даже сама возможность инвестирования за отсутствием дееспособных людей. Всю инфраструктуру стали обслуживать солдаты, что только ускорило её износ.

В этот момент по энергосистеме Венесуэлы был нанесён удар, который запустил процессы её обрушения. Работавшая на грани износа система оказалась неспособна компенсировать устроенные хакерами отключения ряда подстанций, а отсутствие специалистов не позволило как-то смягчить ситуацию манёвром. В результате даже ранее работавшие системы от перенапряжения тоже обрушились.

Даже если у режима Мадуро ещё оставались бы расово чуждые чавистам креольские и белые специалисты, им удалось бы поднять систему на уровень примерно 80% доблэкаутной мощности, что означало бы дальнейшую жизнь в условиях энергоснабжения только наиболее важных функций. Но расово близкие мадуркам индейские солдаты и обладатели «таких же дипломов», как у дееспособных людей, смогут в лучшем случае сбалансировать систему на уровне 55% старой мощности. Это означает необходимость жесточайшего нормирования, но вряд ли у этих мудрых существ имеется понимание приоритетов. Значит, новый режим эксплуатации энергосистемы означает обрушение всей инфраструктуры городов.

А хакерские атаки будут продолжаться.

Мы видим, что архаичный режим в принципе не сможет найти адекватный ответ на этот вызов. Для ответа необходима другая структурная организация, исходящая из реалистичного понимания новой структуры экономики и общества, новых технологий управления и войны, пришедших вместе с постиндустриальной эпохой. В стране, где называющие себя экономистами люди считают постиндустриалом сферу услуг, надежд на реализм быть не может.

Неизбежен спор о том, допустимо ли наказывать всех венесуэльцев, оставшихся под властью Мадуры, за преступления собственно режима. Левый дискурс, особенно англо-американский, настаивает, что народ не несёт ответственности за преступления его элит. К примеру, они настаивают, что народ сектора Газа не несёт ответственности за преступления Хамаза (террористической организации, не запрещённой в РФ) – только вот почему-то народ этим преступлениям искренне радуется и поддерживает Хамаз не от страха, а из агрессивной враждебности. Так же поддерживали Гитлера и его войну против человечества климактеричные немки, и только нанесённый адресно по ним в Дрездене удар переломил пронацисиские настроения электората.

В Венесуэле мы имеем дело с чем-то подобным. Хотя последние выборы «президента» были фальсифицированы, и Мадуро не набрал своих брежневских процентов, но явно его поддержало большинство проголосовавших. А остальные позволили провести и фальсифицировать эти выборы. Но ведь избиратели, вверяя свою судьбу тому или иному лидеру, берут на себя ответственность за всё, им совершённое (если не отмежуются от его действий путём линчевания). Следовательно, если этот лидер (элита) кому-то объявляет войну, его электорат становится законной целью.

Эта позиция неприемлема для государств, поскольку их левотроцкистские дискурсмонгеры и стоящий за ними финансовый капитал пока ещё контролируют. В силу этого США и другие государства никогда не прибегли бы к такой форме войны, как геноцид электората врага при помощи разрушения критической инфраструктуры жизнеобеспечения. Но в том-то и дело, что Мадуро умудрился сделать свой электорат заложником войны с совсем другими, глобальными силами, которые давно уже обладают силой и влиянием, заметно превышающим силу и влияние умирающих индустриальных государств. А эти силы не несут ответственность ни перед парламентами, ни перед левацкой прессой. И поэтому поступают с врагом так, как всегда было принято у настоящих носителей цивилизации.

***

Можно лишь посочувствовать тем из россиянских лидеров, которые ассоциируют себя с Мадуро и его примадурками. Для такой ассоциации надо быть о себе совсем низкого мнения. Я до сих пор оценивал их существенно выше. Но раз уж они так волнуются за Мадуро и видят в распаде его режима некий пример для себя, то имеет смысл обсудить, насколько эти настроения имеют основания?

Кремлёвский режим отличается от чавистского как минимум отсутствием расовой дискриминации, которая выдавливала бы из страны дееспособные кадры. В силу этого венесуэльский вариант распада инфраструктуры вроде бы РФ не грозит. Однако, есть одна существенная стратегическая ошибка политической линии Кремля, которая может иметь похожие последствия.

Как и в Венесуэле, экспертное сообщество РФ не имеет представления ни о структуре новой экономики, ни о современных технологиях управления, ни о социальной структуре современного общества. Причины этого понятны, и вызваны характером режима и структурой элиты. В силу непонимания этих вещей, режим в целом неспособен вывить реального противника и выработать стратегию купирования предстоящих угроз. Даже прогнозировать их неспособен.

Практика опоры не на дееспособные элементы, а на лояльные, то есть зависимые, приводит к тому, что режим всё в большей степени слабеет. Силовые ресурсы режима по своей структуре вообще бесполезны при столкновении с противником, который ведёт войну на уровне современных управленческих укладов. Сегодня элементарные информационные атаки «телефонного терроризма» заставляют растрачивать гигантские объёмы материальных ресурсов на их купирование – при том, что атакующему они ничего не стоят. Мы видим, как объём нанесённого ущерба составляет для РФ примерно 200 долларов на 1 доллар затрат на войну. Адепты режима в бессильной ярости клеймят ведущего гибридную войну врага, но не могут его идентифицировать, дежурно брызжа слюной в адрес госдепа-хохлов-пиндосов-пятойколонны.

В какой степени инфраструктура городов РФ готова сегодня для нанесения обрушающих ударов в окрестностях особенностей Уитни? Дошёл ли уже износ систем жизнеобеспечения до состояния, когда резервов систем будет недостаточно для выправления ситуации в случае аварий?

Дошёл, но по совсем другим причинам, чем в Венесуэле. Проблема РФ заключается в том, что очень сильно запоздали с перестройкой инфраструктуры на современный формат. В результате она остаётся очень дорогой и неповоротливой, так что ресурсов на её содержание уже не хватает, а поэтому износ нарастает. Удар может быть нанесён в любой момент. Просто уровень конфронтации глобальных игроков с режимом РФ пока что недостаточен, чтобы стоило ради его обрушения пойти на конфронтацию с пулом страховщиков.

В какой мере глобальные игроки готовы ради обрушения кремлёвского режима запустить геноцид путинского электората через разрушение инфраструктуры городов? Пока не готовы, но смена настроений уже идёт и, скорее всего, созреет к поздней осени. Во всяком случае, глобальные игроки считают причиной недоговороспособности кремлёвского режима именно поддержку «путинского электората», то есть пожилых иждивенок и (в меньшей степени) иждивенцев, бюджетников. Тот факт, что пострадают и оппозиционные режиму слои населения, то есть производители, прискорбен, но вряд ли остановит атакующих: выезд из страны свободен, и не желающие служить режиму давно могли её покинуть.

Я опускаю здесь описание последствий атак на инфраструктуру, поскольку не люблю живописать ужастики и нагонять страху. Единственное, могу дать совет в случае блэкаута не врать себе, что у Вас есть время или что ситуация может восстановиться, как во время «чубайсовской репетиции» 2005 года. Если Вы не выдвинетесь из города в течение получаса после начала блэкаута, Вы можете вообще его не покинуть.

***

Адепты режима утешают себя фактами ублюдочности политических элит западных государств, проявлениями их слабости и политической недальновидности. Считая их конкурентами (или врагами) РФ, они радуются тому факту, что подобный противник вряд ли способен на нечто решительное.

Но в том-то и дело, что всё это – признаки вырождения индустриального типа государственности. Эти государства просто умирают. А рядом набирают силу глобальные структуры постиндустриального мира. И именно они диктуют сегодня повестку дня. А в этих структурах нет левых дискурсмонгеров, проституирующих европолитиков, защитников прав слабаков и т.п. Там собрались как раз те ребята, которые всегда двигали цивилизацию жёсткими и бескомпромиссными методами, опираясь на технологическое превосходство. В нашем поколении такие ребята изначально не шли на службу уходящим государствам, а делали карьеру в глобальных структурах. И  подошли уже к тому порогу, за которым сила этих структур абсолютно превысит силу государств. И РФ в том числе.

Так что новые лорды Китченеры ведут свою войну оттуда. Не понимая, кто они, не понимая, в чём их технологическое и организационное превосходство, те, кто ориентируются на старые представления, обречены на эпический крах. И на геноцид тоже.

Есть лишь один способ избежать геноцида – освоить современные технологии войны и управления, сформировать современные структуры, способные к работе на уровне пятого и шестого управленческих укладов. Капитуляцией или договорённостью ничего решить не удастся. Просто потому, что будет непонятно, с кем договариваться…











 

О вине и заслуге

Опрос общественного мнения показал, что 55% россиян считают, что развал экономики - вина Путина.
Но Соловьев считает, что это - заслуга Путина

Сирийский узел

Последний англо-франко-американский ракетный удар по Сирии не привёл ни к жертвам, ни к разрушениям, ни к политическому результату. Представитель США в ООН вынуждена была констатировать, что цель предотвращения дальнейших химатак в Сирии не достигнута, и США в случае их повторения придётся потратить ещё сотню ракет.

Опустим обсуждение пиарных анекдотов о сбитии 40 сирийскими противоракетами 73 американских томагавков, но обратим внимание, что при обстреле никто не пострадал, РФ, как партнёр США по коалиции, была предупреждена, и назвать произошедшее можно разве что учениями по отстрелу подходящих к исчерпанию срока годности ракет. Вспоминается анекдот брежневской поры про мобилизованных пацифистов в окопе, на которых прёт танк:
- Может, бабахнем по нему?
- Ты что, в танке же парни, они могут пострадать!
- Ну смотри танк уже совсем близко, может бабахнем?
- Нет, там ребята, они могут пострадать!
Танк нависает над окопом, открывается окошко и оттуда доносится:
- Ребята, ну уйдите, задавит же!

Примерно в таком режиме и шло выяснение отношений вокруг Сирии. Трамп не хотел ничего предпринимать, но вынужден был, когда его прижали к стене своими угрозами россиянские военные, так что если бы он не ударил после этого - выглядел бы опущенным перед оппонентами в конгрессе. Поэтому он пошёл на удар, но велел военным максимально саботировать, то есть избежать жертв и критических разрушений, целиться по сараям и нужникам на аэродромах.

Россиянские военные противодействовать не стали, но зато публично рассказали, что их сирийские братья умеют сбивать американские ракет, и сбили 70% оных. Открытие существования у Сирии ПРО, способного противостоять "Томагавкам" могло бы потрясти до глубины души всех военных специалистов, но они не смотрят россиянцское ТВ.

Узел в Сирии тем временем затягивается всё туже. Асад и его алавитские спецслужбы остопутили всем мировым элитам давно и капитально, так что видеть его живым не хочет почти никто. Это "почти" составляет израильский премьер Нетаньяху и его внешнеполитический блок правительства, которые хотели бы убрать из Сирии персов, но оставить там ослабленного Асада под полным контролем РФ. Проблема этих ребят в том, что сколько они ни помогали Путину, взять под контроль Асада он за три года не смог, и убедить персов свалить на их историческую родину - тоже.

Несколько месяцев назад руководители спецслужб РФ были приглашены в Вашингтон, где им было высказано желание избавиться от персов в Сирии в кратчайшие сроки. Парни подписались под это, но персы узнали о произошедшем раньше, чем они долетели до Москвы. В результате персы организовали две провокации (сбили от имени Асада израильский самолёт и подставили под разгром россиянскую ЧВК на Евфрате). Вбить клин между Кремлём и Израилем этими провокациями персам не удалось, но положение Кремля в Сирии ослабло.

Нежелание Нетаньяху менять Асада на другое такое же дерьмо - единственная ниточка, на которой сейчас держится жизнь и иллюзия власти сирийского диктатора. В то же время в самом Израиле реальную поддержку в этом вопросе Нетаньяху имеет только от группировки Либермана (российского лобби), остальные хотели бы видеть Асада в том же холодильнике, что и Кададфи, памятуя долгую историю добрососедских отношений. Нетаньяху же склонен считать, что любой режим в Сирии может быть только антисемитским, так лучше пусть будет слабый и дискредитированный антисемит, чем новый с каким-то политкапиталом.

Кремль получает взаимоисключающие сигналы по двум каналам: вызвавшийся быть посредником Эрдоган настаивает от имени США, что Путин должен убрать Асада, а от Нетаньяху исходят противоположные сигналы. При этом Кремль знает о прочных связях и высоком авторитете Нетаньяху в республиканском истеблишменте США, и о скептическом отношении там к Эрдогану - тоже.

Трамп с одной стороны должен изображать непримиримость в отношении Асада, но его реальная цель та же, что у Израиля - вышвырнуть персов из Сирии и оставить Асада под контролем Кремля, подвесив в свою очередь Кремль на стратегической уязвимости российской военной группировки в Сирии. Поэтому он очень надеется, что кремлёвские сделают всю работу по вышвыриванию персов из Сирии и избавят его от необходимости зачищать от них страну уже вместе с режимом Асада.

При этом время работает и против Трампа и против Кремля. Кремль пока не проявляет способности выполнить свои обязательства и убрать персов. Более того - позиции персов в плане контроля Асада сильнее кремлёвских. Проигрыш Кремля в этой борьбе будет означать конец и Асаду и российскому присутствию в Сирии. Рано или поздно Трамп вынужден будет уступить давлению истеблишмента и принять на себя миссию ликвидации присутствия персов и хезболлы в Сирии. И выполнять её уже придётся с полным перформатированием Ближнего Востока.
Тут на ресурсе "http://worldcrisis.ru/" возникла небольшая дискуссия по поводу моего предыдущего поста. В связи с ней кое-что приходится разъяснить:


Сергей Воробьев [sergevor] 10.02.2018 22:30 писал:
Должны же быть какие-то заметные признаки, что во главе стола сидит не оригинал.
[q]cmw:2956836(*_KRIM 2014 [1625756] 11.02.2018 00:23 писал:_*)
Сравните мюнхенскую речь с речью двойника и поймете,что немецкий двойник знает на уровне среднего школьника.
[/q]

Разъясняю.
Факт предъявления под ником "Путин" четырёх разных тел давно уже установлен экспертизой многих криминологов. Не признают его только телезрители россиянцского телевидения, и то только публично.

Другое дело, что  не прав и Мухин, когда утверждает, что наличие двойников означает, что Путина нет в живых или по крайней мере у власти. Тут связи нет. Двойники были и у Сталина, и у Ельцина, и у Горбачёва, и у да Голля, и у Николая II, и у Гитлера, и у многих других.  Это - признанная международная практика охраны высших должностных лиц. Служба безопасности имеет право в случае угрозы охраняемому лицу использовать двойника на публичных мероприятиях (разумеется, в этом случае общаться с ним никто не станет).

Новацией РФ стало систематическое использование двойника не только как заместителя, но и вообще для публичного предъявления. Начал это Б.Н.Ельцин, который страшно не любил представительские мероприятия. С момента болезни Путина двойников стали использовать и для публичных выступлений. Точнее, одного двойника, который достаточно образован и умён, чтобы его пародировать.

Праня зовут Андрей, мы с ним учились в одном классе, к этой работе его давно уже привлёк наш одноклассник - офицер ГБ (на этом месте включается массированный хор ольгинских троллей с криками, что я сошёл с ума и всё это выдумал потому что не люблю путена и мне заплатил Госдеп половину бюджета США за искоренения православия, пуйлодержавя и народности).

Что интересно, Ангела Меркель заметила на выставке несколько лет назад, что парень не очень понимает по-немецки (у нас в школе сей язык учили плохо, а потом он окончил военное училище, а не учебку ПГУ), после чего ей пришлось перейти ан русский, на котором она не любит говорить, т к путает падежи (хотя понимает хорошо и говорит бегло)

С тех пор все главы государств требуют перед встречей гарантий, что будут встречаться с самим Путиным - даже Асад и Земан, которые приезжали встречаться с Путиным в Сочи между сериями радиотерапии.  Бедный Путин вынужден был с ними беседовать, сидя и раздвинув ноги, как не очень приличная дама.

А с двойником никто даже рядом фоткаться не хочет, только какой-то суданский афроафриканец афроафриканского происхождения по незнанию согласился.

Поэтому на саммитах олигархи никак не могут подрулить к Трампу и порешать - он с двойником рядом на одном поле не хочет оказаться, ибо компромат и клоунада. А привезти живого путина из Сочей нереал - не выдержит дороги. Получается тупик.

Им говорят - типо поменяйте уже главкуклу на транспортабельную и опять будут с вами разговаривать, не боясь конфуза. А они не могут договориться с главкуклой, которая хочет помереть в должности. Вопрос на полгода-год, но эти полгода могут оказаться критическими для россиянцской олигархии, как в случае с Чавесом.

Вот такой тупик.

Днесь пришлось ехать в Вашингтон всем составом секретариата Совбеза, чтобы дать представительные гарантии и хоть о чём-то договориться.  Пиндосы типо в положение вошли и вместо писка пока опубликовали филькину грамоту, но товарищей из Совбеза ознакомили и с оригиналом.  И посоветовали всё же не тянуть - не стоит из-за прихотей коматозника терять так много или всё. Каждый месяц удержания коматозника будет обходиться в десятки миллиардов.

Вот и всё. Подробнее расскажу 17 февраля.

Ждём, когда из Ольгина прилетит Рой.

Итак, Кремль вынудил коммунистов выдвинуть кандидатом в президенты от своей партии члена "Единой России" ЛДПР товарища Грудинина, которого тут же взял в раскрутку Соловьёв. Комментаторы ту же бросились обсуждать сумму, которую заработал ЦК КПРФ и лично Зюганов. Некоторые откомментировали внешность кандидата, как "расового Гэбиста". Но все эти детали мало интеерсны. Интересно другое: а зачем Кремлю понадобился этот специфический кандидат?

В отличие от Навального, Жириновского, Собчак, Явлинского и Миронова, этот кандидат по номенклатурным понятиям проходной, то есть годится на роль запасного игрока. Свой человек для всех номенклатурных группировок, ставленник силовиков, он может быть гарантом, что всё останется "как при бабушке". Почему такой кандидат понадобился, если все ждали обычного цирка "еслинеонтоктоже" против клоунов?

Очевидно, выставить запасного игрока кремлёвских заставили обстоятельства чрезвычайные. Судя по всему, онкологические проблемы главного кандидата порешать не удалось. А это означает, что он может при некоторых обстоятельствах дееспособность до конца избирательной кампании и не сохранить.

Это обстоятельство и заставило кремлёвскую администрацию выставить запасного фаворита на гонку. При этом решается сразу несколько задач.

Важная задача - обеспечение явки. Интрига распространяемых гбшниками слухов насчёт проходимости кандидата КПРФ может породить активные надежды у электората КПРФ и у селян, что и мобилизует явку среди этих слоёв. К тому же эти слои не будут бузить, если все же обстоятельства позволят присудить победу основному кандидату.

Впрочем, онкологические проблемы основного кандидата не выглядят совершенно фатальными. Во-первых, в аналогичных обстоятельствах Чавес выиграл выборы не приходя в сознание, фактически оставив завоёванный престол председателю похоронной комиссии (который вслед за ним успешно похоронил и Венесуэлу). Во-вторых, Кучма, ещё в 2001 страдавший раком горла и списанный всеми, тянет лямку до сих пор. Эти примеры заставляют надеяться.

Но есть и ещё один фактор. В какой то момент может стать ясным, что западным друзьям и партнёрам удалось всё же сформировать такое давление, которое пересилило страх олигархов перед силовиками. В этом случае единственной альтернативой гражданской войне может оказаться мирный уход озёрной ОПГ (организованной политической группы) от власти. И в этом случае нужен человек, который станет гарантом мирного отступления озёрных.

Грудинин, официальное доверенное лицо Путина - как раз такой человек. 

Ошибка (П)резидента

Статья была написана как разбор характера принятия решений Путиным, но на самом деле описывает ограничения в принятии решений, свойственные практически всем членам совета безопасности РФ. В силу этого она может послужить хорошим руководством для тех, кто хочет проникнуть в логику принятия решений нынешним режимом. В этой логике за 16 лет ничего не изменилось.


[Нажмите, чтобы прочитать]

[Нажмите, чтобы прочитать]

Русский Deadline, 28 июня 2001 года

Политика и работа спецслужб очень связаны. Так связаны, что иногда и не различишь – где чего больше. Все сплетается в один клубок и кажется – да вроде это одно и то же. Но на самом деле не одно и то же.

Политика и разведка/контрразведка – профессии разные. И сколь бы ни были они сплетены, а занимаются ими разные люди. С разным опытом, с разными профессиональными навыками. Иногда кажется – опыт разведчика вполне пригоден, чтобы заниматься политикой. Но как займется – тут-то и начинаются проблемы. Природу этих проблем сразу не сформулируешь - тут надобно разобраться в тонкостях обеих профессий - но есть они несомненно.

Путин, позанимавшись тем и другим, успел ощутить, насколько его опыт разведчика оказался малопригоден даже в условиях региональной политики. Именно отсутствие политической профпригодности привело к повалу всех поручавшихся ему Собчаком дел - и по привлечению иностранных банков, и по организации выборов РДДР, и выборов на второй срок самого мэра... Это выработало у Путина заметный комплекс неполноценности, так что даже в своих мемуарах он пытается оправдываться, приводя сказанную ему между делом Киссинджером фразу: "Все приличные люди начинали в разведке"...

Но впрочем не о комплексах же речь. По крайней мере человек все же имеет ощущение того, что чего-то не понимает. На фоне других, куда более самоуверенных, а потому обреченных на совершенное поражение ребят это – заметное преимущество. Нам же интересно другое – а в чем же эта разница? Где неизбежно ошибется засланный в политическое кресло резидент, на чем он потеряет власть? И каким образом он ее потеряет.

Давайте разберемся по пунктам.

Первый пункт лежит на поверхности. Разведчик постоянно работает в окружении врагов. Он привыкает к ситуации осажденной крепости. Он тратит слишком много времени на продумывание вопросов безопасности, а потому неспособен идти на риск и полностью довериться своей интуиции. Это серьезно ограничивает оперативность принятия решений и спектр выбора.

Вдобавок, разведчик уже инстинктивно воспринимает окружающих коллег как врагов. В лучшем случае - как удобный инструмент для решения текущей проблемы. Он неспособен к равноправному сотрудничеству и к взаимному доверию. Доверяет он лишь в том случае, если партнер сидит "на крючке" – а в политике как раз именно в этом случае и нельзя доверять...

Разведчик не привык искать сильных союзников – он боится их силы и непредсказуемости. Для проведения операций ему нужны доверенные люди, точнее два три человека - больше нельзя. Он инстинктивно ищет людей внутренне скованных, зависимых, управляемых. Ему необходимо с точностью предсказывать их поведение и управлять им. В результате он оказывается окружен слабыми людьми.

Прочность положения политика определяется объективной заинтересованностью в нем многих сильных людей, которые не дадут ему упасть ни при каких обстоятельствах, преследуя при этом свои интересы и цели. Если опираться на людей зависимых и слабых, то сколь бы они ни были в тебе заинтересованы, в критической ситуации они окажутся просто неспособны удержать тебя от падения. Они останутся предсказуемыми и управляемыми – не только для тебя.

Резидент всегда боится засветки или провала. Риск засветки полностью сковывает его, ограничивает выбор вариантов по принципу "Лучше меньше, но без провала". В результате резидент проявляет пассивность всегда, а в политике часто хороша любая активность, а пассивность – хуже всего.

У политиков другая арифметика. Фиаско у политика все равно идет в плюс, хотя и в меньший, нежели победа. В минус идет только длительное отсутствие на подмостках. Арифметика резидента в корне отлична, и в политике ВСЕГДА обречена давать ошибочные решения.

Для резидента всегда трудна роль публичного политика. При свете юпитеров он чувствует себя голым. Его пронизывает острое чувство неполноценности, которое он вечно вынужден преодолевать и сверхкомпенсировать. Каждый публичный выход дается с трудом, как преодоление перешагивание себя.

И что еще хуже – эта ситуация будит подавленное еще в детстве желание быть на подмостках, желание самопрезентации, желание покрасоваться. Желание, такими усилиями вытесненное, с таким стыдом связанное. И поэтому после каждого выступления – жуткий стыд там, в глубине души, желание забиться в угол и спрятаться от себя.

Сила политика заключается в умении разрекламировать свои планы, продвинуть их, связать со своей личностью, завоевать к ним симпатию, найти сильных союзников. У резидента иная установка: никто не должен понимать сути твоих планов. Только минимум информации. А еще лучше снабжать всех – и союзников – правдоподобной дезинформацией. С соответствующей реакцией с их стороны в среднесрочной перспективе...

Сила политика заключается в умении мобилизовывать и наносить массированные удары, бить по площадям. Резидент предпочитает менее мощные инструменты, воздействие через влияние. Он предпочитает осторожные точечные интриганские уколы в критические точки, чтобы постепенно развитие шло в нужном направлении. Это позволяет достичь успеха в бизнесе, но лишь при очень хорошей продуманной стратегии. В политике же это бывает успешным лишь на стадии подготовки каких-то изменений или шагов. В критической ситуации эта тактика терпит гарантированное фиаско.

Частью резидентурной работы является постоянное и систематическое стравливание людей. Взаимная неприязнь в команде позволяет контролировать ситуацию, получая больше негативной информации. В еще большей степени такой подход свойствен контрразведчикам. Но то, что эффективно в маленькой резидентуре, превращает многочисленный аппарат в неуправляемую бурлящую ненавистью структуру, на порядок снижая его способность исполнять принятые решения с приемлемой степенью точности и оперативности.

Политика невозможна без доверительного обмена мнениями. Политики ходят, набитые секретами. Политик может быть болтлив, но его болтливость никогда не распространяется на то, о чем следует молчать. Он хорошо знает, как дорого ему обойдется репутация человека, которому нельзя доверить тайны.

Резидент всегда - часть мощного сообщества, живущего сбором и продажей секретов. Он слишком хорошо знает, куда можно продать ту или иную информацию. Он ценит ее выше политического результата, он постоянно участвует в рыночном обмене ею – и не может отказать себе в этом. В итоге сказанное в его обществе слово гарантированно окажется именно там, где ему нельзя оказываться ни в коем случае.

Понятно, что один-два таких эпизода влекут существенную изоляцию резидента от нормальных политических каналов информации. Он в принципе не способен понимать и принимать суть и ценность этих доверительных каналов. В результате он вынужден пользоваться каналами резидентурными. Которых для политика недостаточно ВСЕГДА. Так возникает изоляция.

Политика включает в себя не только соперничество и противоборство, но и сотрудничество в решении проблем. Политик, который оказывается неспособным к решению проблем, проваливается вне зависимости от способности удерживаться в аппарате, структуре или тусовке. Но решение очень многих проблем в принципе невозможно без доверительного сотрудничества. Выпадая из среды такого сотрудничества, политик-резидент становится профнепригоден.

Человек спецслужб гарантированно профнепригоден там, где надо решать проблемы политическим инструментарием. Он не может быть публичным политиком, антикризисным управляющим, руководителем венчурной фирмы, руководителем проекта в банке. Он обречен на провал там, где нужна иная логика действий – логика политическая.

Но самым трагичным явлением, определяющим профнепригодность ребят из спецслужб, оказывается усвоенная ими логика анализа и выработки решений. Жесткий интенсивный анализ, которому они посвящают большую часть своего времени и усилий, оказывается принципиально порочен при выработке политического решения.

Причина этого в том, что логика их анализа основана на мифе о возможности "объективного" анализа ситуации. Она традиционна направлена к поиску объективной истины в реальной мире. А в реальном мире эта истина обладает тем же свойством, что черная кошка в черной комнате Конфуция – ее там просто нет.

Логика политика куда ближе к реальности окружающего мира. Она исходит из признания первичности интересов и целей, она заранее соглашается с неизбежными априорностями, и лишь затем начинает свое восхождение. Целесообразность служит путеводной звездой политического анализа, со временем вырастая в ту интуицию, которая и есть источник профессионального успеха политика.

Для разведчика все подобные априорности – от лукавого, воспринимаются как шумы. Желание избавиться от них, однако, оказывается нереализуемым. Априории остаются – просто за пределами сознательного контроля хозяина. Он все равно следует за ними – но помимо своей воли. Он оказывается жертвой внушенных, часто бессистемных, и вовсе не к его интересам направленных априорностей.

Хорошим примером такого анализа являются многочисленные псевдоисторические книги вышедшего из этой среды писателя В.Резуна (Суворова). Обработав огромный фактический материал, выстроив тщательную подробную картину событий и связей между ними он ошибся в самом главном, попав в ловушку извне внушенных априорностей относительно мотивов и целей действующих лиц. В то же время любой опытный политик, ознакомившись с его выкладками и фактурой, неизбежно, просто по эмпатии, понял бы реальную мотивацию всех участников процесса и не стал бы возводить на них столь комичную напраслину.

Итак, метод анализа разведчика усекает предмет анализа, а потому не дает выработаться столь ценной для политика интуиции. Обреченный вечно вырабатывать решения лишь на основании аналитической информации, он оказывается зависимым от источников этой информации, аналитических служб, он попадает в цейтнот при принятии сколь-нибудь серьезных решений, он вечно ошибается потому что лишь потом оказывается, что он не учел некой дополнительной информации (которая была бы совершенно очевидна для интуиции политика).

В силу такой усеченности анализа разведчик совершенно неспособен к выстраиванию политической линии. Его анализ направлен на решение тактических задач или задач текущей стратегии. Метастратегия, целеполагание, управление изменениями оказываются недоступны этому стилю мышления. Этот анализ совершенно неприспособлен к плавному перерастанию в синтез решений.

Логика политика изначально направлена к такому синтезу. Он все время занимается планированием, но планированием качественнно-адаптивным. Он анализирует общие тенденции, порождаемые его шагами и шагами других, и их синергетический эффект. Его логика не допускает даже возможности точного предсказания событий и четкого построения алгоритмов реагирования на них – в этом нет необходимости. Все равно в реальной жизни все будет немного по-другому, надо лишь примерно представлять, к чему быть готовым.

Логика разведчика считает задачу решенной, лишь когда по каждому варианту есть точный прогноз и алгоритм действия по наступлении события. Там, где политик свободно маневрирует предположениями и туманными классами, разведчик стремится "довести до ума" каждый вариант. Это означает перегрузку. Эта задача неразрешима. Это тот случай, когда точное решение неприемлемо дорого.

И самое главное – не нужно. Просто потому, что жизнь все равно внесет свои коррективы. И там, где в представлениях политика с его размытыми классами решений эти коррективы не внесут ничего нового, обладателю четкого операционального решения придется все пересчитывать заранее, попадая в цейтнот и становясь жертвой потока неожиданных событий.

Генерация политиков, пришедших вместе с Путиным к власти в Кремле, практически целиком вышла из этой самой "Андроповской шинели", из тесного мундира офицера спецслужбы. На первых порах их приход привнес немало положительного. Дисциплина ума и сознание ответственности стали резко положительным контрастом той безответственности и явной глупости, которая предыдущее десятилетие царила в Кремле. Это создало новой власти достаточный ресурс доверия как со стороны элиты, так и со стороны пассивных электоральных масс.

У команды Путина был достаточно большой запас прочности в силу того, что она особо не задевала поначалу чьих-либо интересов. Точечность операций по переделу ресурсов, когда удар настигал жертву без "стрельбы по площадям", как это было при Ельцине, создала ситуацию, когда несмотря на серьезные масштабы передела новая власть нажила достаточно мало сильных врагов. Но этот успех сопровождался процессом, куда более губительным для власти. Из Кремля уходила сила. Кремль старался не мешать сильным людям. Но и их заинтересованность в Кремле все более скатывается к нулю.

Чем дальше, тем больше обособляется Кремль от России. Не имея тех каналов, которые доставляла в лучшие годы коммунистическим властителям их партия, и тех общественных связей, через которые держала контакт со страной команда Ельцина, Кремль все больше зависит о каналов информации формализованной. Полностью лишенный возможности к стратегическому маневру, Кремль с достойным лучшего применения упорством проводит анахроничную стратегию прошлого десятилетия, давно уже встречающую враждебность как в России, так и в среде западных политических элит.

Эта неадекватность воспринимается извне как враждебность. Она не встречает должного понимания, профнепригодность интерпретируется как злой умысел. Она провоцирует встречную агрессивность. В результате и в стране и за ее рубежами новые хозяева Кремля наживают врагов, никому не причиняя зла.

Рост враждебности окружения дополняется снижением защитных сил самого Кремля. Опора на слабых и зависимых, лежащая в основе кадровой политики Путина, делает Кремль все менее самодостаточным в политическом процессе.

Рост зависимости Кремля от команды Чубайса, постепенно подминающей под себя все финансовые источники и СМИ, является неизбежной составляющей этого процесса. Кремль сам способствует сегодня усилению главного политического конкурента, принимая на себя весь негатив от его политических действий.

Впрочем, у Чубайса нет шансов успешно реализовать свою стратегию перехвата власти в стране с опорой на сконцентрированные ресурсы и вымученную у запада поддержку. Он, несомненно, сыграет свою историческую роль в уничтожении растерявшего иммунитет режима, но воспользоваться плодами этой перемены доведется совсем другим людям и силам.

Впрочем, это уже дела вовсе не нынешнего года...



В своём посте от 26 мая, посвящённом реакции пропагандистского сообщества на выдачу бандеровки Савченко киевской хунте, я отдельно упомянул ГГ. В.В.Пякина и С.Е.Кургиняна, поскольку относительно их реакции у меня оставались вопросы (к прочим деятелям медиапространства ни вопросов ни сомнений у меня давно не оставлось). Г-н Кургинян пока что отмолчался, а В.В.Пякин ответил в своём выступлении 30 мая. Должен сказать, что выступление это меня несколько удивило и даже порадовало.

В.В.Пякин не стал ни оправдываться, ни менять своей позиции. Он отмежевался от принятого решения, но при этом вместо однозначной оценки принятого решения дал его разбор со своей точки зрения. Позиция вполне достойная.

Кроме того, В.В.Пякин высказал позицию, что его дОлжно рассматривать не как пропагандиста, а как аналитика, а затем эту позицию подкрепил вполне компетентным обсуждением темы. Если ранее он в своих суждениях косил под провинциального лоха, то в этом предстал действительно образованным и компетентным аналитиком. Поэтому его претензию я принимаю, и в дальнейшем готов рассматривать его именно как аналитика, а не пропагандиста. Полагаю, что произошедшие в нём положительные изменения стали результатом активной работы над материалом и над собой. И результат этой работы сегодня очень заметен.

Единственным видимым пропагандистским проколом ролика было то, что взятый из моего ЖЖ текст был выдан за вопрос, заданный на сайте самого В.В.Пякина. Такой приём из арсенала жёлтой провинциальной прессы всегда заставляет вспомнить бессмертное «бакалейщик и кардинал – это сила!» и выставляет применяющего его в смешном свете. Но я склонен думать, что к этому как раз В.В.Пякин отношения не имеет, и это был прокол журналист, готовившего вопросы к нему.

Но признание В.В.Пякина серьёзным аналитиком заставляет поставить к нему вопросы совершенно иного уровня и плана нежели те, что ставят к пропагандисту или преподавателю. И на эти вопросы ему придётся не столько давать ответ, сколько принять (или не принять) их как вызов и искать ответы как ступени своего собственного дальнейшего роста.

*

Начнём с первого вопроса – о позиционировании относительно В.В.Путина. Я знаю КОБ в несколько раз дольше, чем пришёл туда В.В.Пякин, и в силу этого хорошо знаю, что позиция сервильности в отношении действующей власти была там принята из опыта кадровой работы в КПСС, где низкопоклонная лояльность была необходимым условием, чтобы с тобой вообще имели дело. В силу этого прогибались сначала перед Ельциным, затем перед Путиным, да и вообще начальство не хаяли. У В.В.Пякина же я наблюдаю позицию не только следования этой генеральной линии КОБ, но и вполне искренней веры в гениальность В.В.Путина.

Дело тут не в том, что В.В.Путина я знаю не первое десятилетие, а В.В.Пякин с ним лично не знаком. Дело даже не в том, что у меня есть большой опыт манипулирования этим человеком и использования его в ряде дел (в нынешних условиях этот опыт сам по себе бесполезен). Дело и не в том, что я знаю о В.В.Путине много вещей, которые рисуют его совсем с другой стороны, чем представляет В.В.Пякин из анализа открытой информации. Но дело в том, что В.В.Пякин исходит из неверной предпосылки, что принятие решений в РФ определяется волей первого лица.

В действительности в РФ существует достаточно сложная и вполне устойчивая система коллективного принятия решений. Не зная состава этой группы и процедур принятия решений, В.В.Пякин склонен относить вычисленные им ходы руководства на волю одного человека. Полагаю, что В.В.Пякина вполне искренне восхищают нетривиальные тактические решения, находимые этой группой, и он это восхищение проецирует на медийную фигуру, игнорируя сложность самой структуры.

Такая позиция мешает увидеть ряд необходимых для адекватного анализа сторон реальности. Я вижу наряду с тактическими выигрышами стратегические проигрыши этих ребят, опираясь на более современные методы управления. Мне понятен и тот факт, что поскольку после изгнания Черкесова состав и структура этой группы не менялись, их реакция на воздействия была за 7 лет хорошо просчитана внешними управляющими центрами, и это делает их всё более управляемыми извне через формирование потоков событий.

Если Пякину удастся когда-нибудь выбраться со своего Алтая, надо будет засесть с ним в уютном месте и подробненько расписать ему реальную систему принятия решений в РФ. Там есть много нетривиальных моментов, которые его удивят.

*

Вторая видимая проблема Пякина – проекция своего жизненного опыта на образ жизни других сообществ. К примеру, он несколько раз уже, пытаясь объяснить те или иные мои публичные высказывания, выдвигал гипотезу, что они основаны на информации, сообщаемой мне некими «кураторами». Откуда эта проекция?

В.В.Пякин живёт в регионе, где элита крайне малочисленна и в силу этого консолидирована. Она представляет собой т.н. малую группу, то есть все знакомы лично. В такой среде отношения носят характер достаточно тоталитарный, то есть некая согласованная позиция по всем вопросам, и Пякину приходится все эти позиции учитывать, чтобы вписаться. Понятно, что в такой среде, где сотрудничество с ГБ является частью деловой культуры, кураторов имеешь даже если не являешься ни сотрудником органов, ни сексотом. Поэтому нет ничего удивительного, что В.В.Пякин привычные ему отношения проецирует на другие сообщества.

Я вырос в другом обществе, в большом городе, где активный слой был слишком многочисленным, чтобы быть лично знакомым между собой. Даже будучи депутатом я был знаком лишь с меньшей частью этого актива. В силу такой многочисленности, элита и контрэлита были раздроблена на конкурирующие группировки. Я рос в этой среде, и с детства учился маневрировать. В силу этого у меня не было необходимости жёстко привязываться к любой из группировок. Тем более не было необходимости допускать жёсткую связь с органами.

Первая попытка меня завербовать случилась на первом курсе института, когда мне было 17 лет. Прямо в процессе беседы я поставил вербовавшего меня офицера перед крайне неприятной перспективой, как он подставляется под систему. С тех пор попыток вербовать меня не было. При этом среди моих друзей и деловых партнёров было много офицеров тех или иных служб СССР и РФ, я с ними сотрудничал по различным вопросам, но никогда даже близко не брал обязательств перед системой. Благодаря этому поддержанию своей независимости мне оказалось легко снять погоны, когда я счёл дальнейшую службу РФ бесперспективной, и перейти в формат глобального управления.

В дальнейшем у меня тем более не было кураторов, так как жёсткая привязка к любой группировки снижала бы мою степень свободы,  а значит и мою влиятельность, то есть способность осуществлять неожиданные управленческие воздействия. У меня есть достаточно обширный круг связей, круг клиентов, которых я консультирую, круг коллег по разным сообществам, в которые я вхожу.

*

И здесь как раз можно назвать третью существенную проблему Пякина, идущую от той же проекции алтайских реалий: он реально верит, что глобальное управление осуществляется некой консолидированной группировкой, наподобие партхозактива его региона. В реальном же мире она является равнодействующей от деятельности множества конкурирующих центров управления. Миром правят не мифические ордена и пердикторы, а вполне конкретные объединения финпромгрупп, внутри которых идёт согласование позиций. Таких метагрупп на сегодняшний день одиннадцать, и по разным вопросам они занимают позиции в широком спектре – от кооперирования до жесточайшей конфронтации.

Интересно, что среди корпораций, которые я консультирую, многие завязаны не на одну из этих групп, а на несколько, и осуществляют лавирование между ними на своём уровне. Причём мне часто приходится вырабатывать им оптимальные стратегии лавирования, так как в силу своей работы я имею представление о позициях конкурирующих центров.

Впрочем, метагруппы корпоратократии – не единственные акторы глобального управления. Оказывают влияние и государства (хотя и менее, чем в прошлом веке) и некоторые глобальные автономные сообщества, не являющиеся частями корпоратократии. В силу этого реальный глобальный расклад сил достаточно сложен, чтобы он не мог быть вычислимым и точно моделируемым. Поэтому аналитические модели киберцентров современных корпораций, которые вырабатывают управленческие решения, имеют характер вероятностный, и сводятся к выработке оптимального управления потоками вероятностей. То есть современная управленческая практика на два поколения вперёд ушла от тех представлений о синтезе управления, который описывает ДОТУ.

Если В.В.Пякин и далее захочет расти как аналитик и специалист по глобальному управлению, ему придётся освоить современные представления об описании сред и синтезе управления. Кроме того, ему придётся подвергнуть критике те проекции, которые вытекают из его жизненного опыта и принять реальную картину мира глобального управления как системной конкуренции множественных центров.

Впрочем, подобные вещи нельзя постигнуть теоретически, так или иначе постигаются они в конкретной практике. Если В.В.Пякин как-нибудь доберётся в наши европейские пенаты или на Канары, наверное, стоило бы не только рассказать, но и показать ему как на практике принимаются и реализуются решения политики глобального управления.  Понятно, что сейчас реализовать это Пякину было бы трудно, но силою вещей его зависимость от кураторов к концу 2017 года сильно ослабнет.

*

Вот, пожалуй и всё, что пришло мне в голову по поводу Пякина, когда я увидел, что он перерос ДОТУ и веру в пердиктора, от которых отталкивался, начиная свой путь в аналитику. ДОТУ хорошо привлекает внимание к вопросам концептуального управления, хотя и опирается на представления древние, как дерьмо мамонта. Учитывая, что другой литературы по этому поводу в широком доступе вообще нет, работу Пякина по привлечению внимания к этой тематике следует положительно оценить как шаг к становлению национальной контрэлиты России. Другое дело, что за этим первым шагом те ребята, которые обладают достаточной адекватностью и сообразительностью, могут и должны сделать следующие. И меня порадует, если Пякин сделает эти шаги и станет им примером.



О внимательности

Всю прошедшую неделю Рунет комментировал реформу силовых структур и создание Национальной Гвардии. Удивительно, но большинство комментатаров в своих комментариях исходили из того, что решение было принято внезапно и отражает панический ужас Путина перед неизбежным свержением.

Наиболее анекдотично откомментировал произошедшее гопник-искусствовед Насобин, гроза жидомасонов и разоблачитель мирового заговора француских колонизаторов: http://avvakoum.livejournal.com/1720252.html. Насобин абсолютно уверен, что решение Путина реактивное и вызвано тараканами в голове психически неустойчивого президента.

Насобина ещё можно понять - он от реальности далёк. Но даже Эль-Мюрид, который вроде как следит за процессами в стране, комментирует произошедшее как сиюминутное реактивное решение: http://el-murid.livejournal.com/2754997.html

А ведь в реальной-то жизни всё по-другому. Существует определённая процедура выработки любого решения, разработки политики - и это вещи не сиюминутные, это - игра в долгую. И решения принимаются в процессе серьёзнейших согласований, длительного обсуждения, а не лично Путиным в зависимости от попавшей под хвост вожжи.

Конечно, если власть делаёт всё скрытно, пускает дезу о своих намерениях, стремится обмануть публику и выдаёт неожиданные решения - то комментаторов вполне можно понять. Только вот на деле-то в данном конкретном случае всё обстоит не так.

[Нажмите, чтобы прочитать]

Во-первых, заявление о том, что ВВ "в нынешнем виде" просуществуют до 2015 года, сделал ещё прошлый командующий ВВ в 2012 году.

Во-вторых, тогда же было объявлено о разработке проекта Национальной гвардии. Делалось это не в тайне, чиновники с журналистами делились своим видением перспектив. Желающие могли обратить внимание на публикации.

В-третьих, когда в 2014 назначали В.В.Золотова командующим ВВ, то не скрывалось и публично обсуждалось, что делается это под реформу ВВ в Национальную гвардию.

В-четвёртых, о неудовлетворительной работе УФМС и планах по возврату оной в состав МВД говорится везде уже года три. В-пятых, о возврате наркоконтроля в МВД и перетрахивании личного состава тоже говорилось много - почему бы не погуглить всем, кого в гугле ещё не забанили?

Вопрос - для кого после всего этого произошедшее оказалось неожиданностью и вызвало эмоциональную реакцию? Какие могут быть причины связать объявление три с половиной года открыто готовившейся реформы с текущим эмоциональным и психиатрическим состоянием В.В.Путина? Только потому, что он по должности озвучил меры по данной реформе?

Может быть всё же комментаторам стоит побольше обращать внимание на реальность, вместо того, чтобы работать генераторами белого шума в Рунете?



В чём разница между либералом и либерастом?  В том же самом, в чём между геем и п.д.расом:

- Доктор, мне кажется, что я гей!
- Вы народный артист? Акакдемик? Олигарх? Депутат?
- Нет, слесарем на здешнем заводе...
- Ну, тогда Вы, милейший, никакой не гей, а самый обыкновенный п.дор.

Так же обстоит дело и с разницей между либералом и либерастом.  Либерализм всегда был воззрением на мир аристократии. Если я сильный человек, который уверен в себе и в своём контроле ситуации, то бишь имею с миром отношения субъект-объектного типа, то я смотрю на подведомственных мне людишек, как на объект управления, подобно воззрению пастуха на овец.  Для пастуха вполне естественно представление, что овечкам надо дать свободу выпасаться, крышевать их от волков, в меру стричь и создавать все условия для привеса и улучшения качества шёрстки.

В силу такого воззрения либерал с отеческой добротою и лаской смотрит на овечек и создаёт им условия для лучшей жизни с точки зрения нагула веса и качества шёрстки.
- Как наш народ гармонирует с природой! - с умилением думает либерал.

И тут к либералу подбегает овечка и заявляет:
- Я разделяю Ваши либеральные убеждения, я тоже либерал, мы с Вами - одна партия!

"Ни фига себе, - думает пастух, - овечка с убеждениями... песец... и утверждает, что у  меня есть убеждения... а я и не знал..."


[Нажмите, чтобы прочитать]

- В смысле, какие убеждения? - интересуется он.
- Как какие! Ваши убеждения, что овцам нужна свобода, обильные пастбища, умеренная стрижка и забота о их привесе!
- Блин, а это убеждения? - удивляется пастух... - Я-то думал, что это просто необходимо для улучшения плановых показателей... Ну фиг с тобой, разделяй эти убеждения...
- Я в смысле о чём, - уточняет овца - поскольку мы теперь в одной партии, было бы своевременно назначить меня вашим советником и поручить принятие решений о режиме выпаса стада.
- Оп-па, -удивляется либерал, - с какого писка мы в одной партии оказались, и чё ты мне советовать собралась?
- Вы ведёте себя несолидарно и недостойно настоящего либерала! - заявляет овца.
- Фигасе, - снова удивляется пастух, - ты чё, чем-то недовольна? С тебя стригут лишнее или чё?
- Для проведения политики требуется партия единомышленников, её нельзя проводить усилиями маленькой горстки пастухов, не говоря уже о совершенно неприемлемом поведении собак, явно мешающих свободе передвижения! - заявляет овца
- Оп-па, а куда ты намылилась двинуться? - удивляется либерал
- Овцам надо дать свободу выбора более тучных пастбищ, это приведёт к лучшему привесу и качеству шерсти! - заявляет овца.
- Резонно... - задумывается пастух, - привес будет... Но пастбище-то, блин, чужое!
- Ну и что? - с вызовом интересуется овца
- А то, - отвечает пастух, - что тогда и стричь тебя будет хозяин того пастбища, и на шашлык под конец ты пойдёшь ему. А мне с того какой прок?
- Это эгоистическое заявление противоречит программным установкам нашей с Вами либеральной идеологии, - отвечает овца. - Совершенно неважно, кто стрижёт овец, главное - чтобы качество шерсти было наилучшим. Вам следует привести свою политику в более строгое соответствие принципам либерализма.
- Нахуа? - удивлённо озвучивает пастух основной вопрос китайской философии. - Нахуа?
- Мы же с Вами договорились, что мы разделяем общие убеждения, - начинает овца.
- Нет, блин, это ды договорилась, - уточняет пастух, - а мне просто пох...
....

Вопрос - сколько может продолжаться такой диалог? Ответ очевиден: он продолжается ровно потому, что сидеть на пригорке пастуху скучно, и с горя можно даже с этим блеющим существом пообщаться. Но наступает вечер, пастух свистнет собак, стадо подёт в стойло, а овца на шашлык.

К чему я это? Да всё к тому же: либерализм есть образ мыслей аристократии, а вовсе не идеология и не убеждения. Поэтому аристкрат может быть либералом, а прол - нет.  Вообразивший себя либералом прол в народе называется либерастом.  А у аристократов он никак не называется - не пофиг ли, из какого барашка делать шашлык?

Приведу ещё один пример, которым попробую прояснить степень непонимания инфантилами взрослых людей. В 1993 году мне было 27 лет, уже был за спиной опыт бизнеса, академическое звание, руководство экспертными группами Высшего Экономического Совета и Совета Республики и несколько дней до назначения начальником управления в весьма серьёзной структуре. Я был, разумеется, повзрослее и тем более образованнее своих сограждан, но инфантильность, как мы сейчас увидим, присутствовала.

В это время мне пришлось познакомиться с М.С.Горбачёвым. Он с соратниками по фонду делал некую партию социал-демократического направления, и очевидно понимал, что с текстами Подберёзкина раскрутиться не выйдет, а потому искал, кто напишет программные и пиарные документы партии. Поскольку я к тому времени успел уже понаписать программные документы и народному фронту, и демократическим партиям, и патриотическим и центристским, то меня пригласил заместитель Горбачёва по фонду, бывший секретарь ЦК КПСС В.А.Медведев, с которым мы были ранее знакомы, и предложил этим заняться.

После того, как я заслал основные материалы, Медведев пригласил меня для встречи с Горбачёвым. Горбачёв начал разговор очень доброжелательно, положительно отозвавшись о материалах и сказав, что они лягут в основу дальнейшего плодотворного сотрудничества. В ответ я начал уточнять, что Горбачёв думает по поводу того или иного аспекта текста, но по уклончивым ответам понял, что материалов он не читал, и на самом деле ему глубоко пофиг, что там будет написано.

Меня это начало злить, и я высказался, что вот бывает так, что кто-то не читает присланных ему документов, а потом разваливается порученное ему дело.

- Действительно, бывают подобные недостатки в нашей работе, - невозмутимо ответил Горбачёв, - что многие документы остаются без должного рассмотрения. Но это не должно нас останавливать в предстоящей нам плодотворной работе.
Это меня разозлило сильнее, и я начал говорить уже прямее, упомянув, что результатом такого подхода к рассмотрению документов был крах СССР, что рыб вообще нельзя назначать руководителями, ибо они всё разваливают, что результатом  невнимательности первого лица бывает бардак в ЦК и т.п. В ответ на всё это Горбачёв отвечал доброжелательными репликами, заканчивающимися уверенностью в нашем плодотворном сотрудничестве. При этом по его глазам я не видел, чтобы он издевался – он явно говорил это вполне доброжелательно.

[Нажмите, чтобы прочитать]

Я взбесился. Считая себя великим психологом (я некоторое время ранее был уже и вице-президентом ленинградского психоаналического общества, и модным психоаналитиком), я решил достать Горбачёва, вывести на какую-то эмоциональную реакцию. Я стал гнать, что всё началось с новой доктрины Варшавского договора, которая была изменой Родине, что-то про продажу Родины, про некомпетентность и идиотизм ЦК и все гадости, которые я только мог придумать. На всё это была та же доброжелательная и поощрительная реакция, сводящаяся к необходимости как можно скорее заняться плодотворной работой по написанию материалов Партии.

Через час такого разговора я не выдержал и, встав, заявил:

- Собственно, поскольку Вы не удосужились до сих пор прочитать документы, предмет разговора у нас отсутствует. Поэтому давайте на этом и прекратим.
- Да, наш разговор подошёл к своему успешному завершению, - ответил Горбачёв. – Он непременно ляжет в основу нашего плодотворного сотрудничества.
С этими словами он привстал и протянул мне руку, крепко пожал мою, поданную в ответ, и мы с Медведевым пошли в его кабинет. Разумеется, я ожидал, что Медведев сделает мне выволочку, что нельзя подобным образом разговаривать с Горбачёвым. Вместо этого он заявил:
- Ну что же, у Вас с Михаилом Сергеевичем состоялась успешная плодотворная беседа, которая станет началом нашего плодотворного сотрудничества.
Охренев от сказанного, я посмотрел Вадиму Андреевичу в глаза, и спросил:
- Вы не заметили ничего странного в нашем разговоре?
В глазах Медведева отразилось некое замешательство – похоже он пытался прокрутить разговор в памяти и искренне не понимал, что там могло меня насторожить.
- Нет, вроде бы ничего странного. Михаил Сергеевич же сказал в завершении, что видит хорошие перспективы нашего сотрудничества.
Я был так потрясён произошедшим, что сразу из Фонда поехал домой к шефу, В.С.Соколову,  и пересказал ему произошедшее. Соколов вздохнул и произнёс:
- Ты не удивляйся, он всегда был такой. Слушал только себя.

Понял произошедшее я только с возрастом, когда повзрослел сам. Когда мне уже было за 30, съём молодых девочек в клубах и в начинавшемся тогда с сайтов знакомств интернете всегда предварялся их заявлениями типа:
- да ты вааще понимаешь, старый козёл, как тебе повезло, что я вааще с тобой разговариваю… да ты знаешь с кем имеешь дело… да я вааще почти уже Алла Пугачёва, только ещё петь не начала…

…и тому подобной дребедени. Разумеется, я пропускал эти реплики мимо ушей, как не имеющие содержания, и продолжал мотивировать дурочку на встречу, затем на кроватку и т.п. При этом сотрясение воздуха с их стороны я не только не запоминал, но даже и не принимал в расчёт – просто реагировал на последние слова и мотивировал к нужному мне поведению.

Мне, имеющему за спиной и клиническую практику, и опыт прикладной психиатрии в политике, было настолько малоинтересно и очевидно, что может сказать стандартная дурочка со средним образованием, что реакции её слова у меня вызвать никак не могли.

Очевидно, ровно такая же реакция была на меня у Горбачёва. Есть полезный мальчик, который может написать программу партии. Вот пусть и пишет. Надо смотивировать. И он мотивировал.

Поэтому и он и Медведев просто пропускали мои реплики мимо ушей, как не относящийся к делу белый шум, который внимания не стоит и память загружать не должен. В ответ на любое сотрясение воздуха он просто отпускал мотивирующую реплику, и если бы я не был психологом с хорошей практикой, то ничего и не заметил бы. В их восприятии сказанных мной реплик просто не было.

Когда воспитательница детсада сажает подведомственное чадо на горшок, чадо может заявить «тётя дура!». Разумеется, нормальной воспитательнице не придёт в голову не только выяснять с ним отношения по поводу сказанного, она не услышит и не запомнит, ибо мнение чада о ней ей также пофиг, как Горбачёву было моё мнение о нём. Воспитательница просто скажет: «Дура-дура-дурара, давай ка быстренько сядем на горшочек и сделаем делишки».

Рассказывают, что Брежнев как-то ехал в открытой машине по Ташкенту и на приветливые крики «Салам Алейкум» невозмутимо отвечал: «Алейкум салам». В это время кто-то из толпы громко выкрикнул «АРХИПЕЛАГ ГУЛАГ!». «Гулаг Архипелаг» - невозмутимо отреагровал Брежнев.

Это и есть разница поведения взрослого человека от поведения ребёнка. Того самого взрослого поведения, которое Богемикус узрел у василисков.

Я понял произошедшее со мной у Горбачёва, когда уже сам стал взрослым. А через некоторое время я сделал Школу, которая помогает взрослеть другим.
Традицией Лайфжурнала является взаимные ссылки и обмен мнениями между блоггерами. До сих пор я этим не занимался, но в последнее время появилось несколько поводов, по которым я пройдусь.

Первый из этих поводов подала милейшая наша Татьяна Волкова в посте: Кристоф де Маржери: «Как говорил один мой знакомый... я слишком много знал». : "Когда я сообщила о роли этой корпорации в украинском и иракском конфликтах, вспышке геморрагической лихорадки в Западной Африке и в других подобных событиях, Президент Международной Академии Гуманитарных технологий (Вашингтон, округ Колумбия) Е.Гильбо сделал вид, будто все об этом знали, хотя и не пояснил, откуда. Вероятно, при помощи техник расширения сознания. Разбавив своё интервью другими психоделическими заявлениями, затем он загадочно замолчал, и тут вступил хор «верхних» напёрсточников — но было уже поздно."»

Если бы уважаемая Татьяна своевременно прочла мою книгу «ПОСТИНДУСТРИАЛЬНЫЙ ПЕРЕХОД И МИРОВАЯ ВОЙНА» (http://insiderclub.ru/book/) и другие мои материалы, она узнала бы один страшный секрет: о роли корпоратократии в современной мировой политике и об ослаблении роли государств я говорил как об общем месте за много лет до того, как Татьяна сделала своё открытие. Так что эта книжка была бы для госпожи Волковой крайне полезна для теоретического осмысления информации, получаемой ей от своих доброжелателей из европейской контрэлиты. Это стало бы лучшей техникой расширения ея сознания.

Не могу не отметить как заслугу Татьяны Волковой публикацию конкретных списков корпораций и их связей. Каждая такая публикация расширяет «окно Овертона» и позволяет другим называть публично вещи, которые до того вращались исключительно в кругах элит и контрэлит. Именно её публикации дали возможность эти списки приводить и другим публицистам – сейчас это очень широко в интернете распространенно.

Но уж если сказано А, то следует сказать и Б.

Всего таковых крупнейших группировок копоратократии не одна, а одиннадцать. И если уж Татьянины источники слили ей информацию по Вангардам, то поему бы ей не стребовать с них информацию по десяти остальным, опубликовать её и сделать этим информацию о структуре корпоратократии предметом широкого обсуждения для российской контрэлиты. Сделать этого сам я не могу, в силу своего положения консультанта, связанного обязательством не разглашать своих клиентов и их информацию, а вот принять участие в таком обсуждении я бы вполне мог, когда эта информация уже станет общим местом блогосферы.

Так что хотелось бы пожелать госпоже Волковой и её информационным спонсорам дальнейших творческих успехов в расширении сознания, как своего, так и заинтересованной интернет-публики.

1. Я родом из "Империи зла"


Я родился почти тридцать лет назад во вполне цивилизованной стране, которую Рональд Рейган называл "Империей зла". В этой Империи не ходили по улицам танки, не жгли своих городов, не давили танками грудных детей на глазах мамаш. По Ленинграду можно было спокойно пройти в любое время суток, слово "разборка" не было частью обычного лексикона, воры в законе и без закона не входили в состав республиканских правительств. В газетах не печаталась разухабистая чернуха, по телевидению не гнали порнографию, не собирались митинги с призывами давить жидов, а услышать термин "контактные колонии" можно было только в психушке.

Обитателей психушек с их теориями и методами еще не спустили на нас, еще не избрали президентами и депутатами. Первые секретари еще не совершали хадж в Мекку, еще не резали армян в Сумгаите, еще не воевали между собой народы. Еще находились деньги на науку и культуру. По всей стране действовала обязательность среднего образования. На перекрестках десятилетние детишки не мыли окна автомашин, задыхаясь их выхлопом. Короче, все признаки "Империи зла" были налицо.

Мне многое не нравилось в то время. На фоне всеобщего спокойствия действительно возмутительным казалось, что больше сорока человек сидит в тюрьмах за убеждения. Я был убежденным демократом, считал, что нужна представительная власть, ликвидация монополии КПСС, свобода слова, особенно в науке - и тогда все мы быстро прорвемся к светлым далям. Взглядов своих я не скрывал, но никто меня за них не преследовал.

Я никогда не верил в коммунистические идеалы, но никогда не был ни антикоммунистом, ни антисоветчиком. Я вообще скептически отношусь ко всяким "анти". Я не признавал коммунизм как тоталитарную идеологию, но я осознавал, что идеология эта была позитивной по своим целям и направленности. Антикоммунизм сохраняя тоталитарность идеологии, отрицает в ней именно позитивные идеалы. Поэтому он оказывается негативной тоталитарной идеологией, то есть фашизмом по определению.

Для меня всегда было довольно ясно, что надо делать для улучшения ситуации. Я никогда не искал врагов, которые нужны для самоутверждения только бездарям. Я никогда не призывал к насилию и мести, к ненависти. Я не требовал крови детей и внуков за реальные или мифические преступления их отцов. Надеждой того времени было, что удастся сохранить все преимущества завещанной Брежневым стабильности и либеральной цивилизованности, от которой до нормальной демократии оставалась лишь пара шагов. Была надежда эти шаги сделать.

Разбуженный Горбачевым и Яковлевым демон антикоммунизма разрушил наши надежды на великую и цивилизованную Россию, на вхождение СССР в семью цивилизованных народов в качестве равного партнера, на быстрый прорыв к европейскому стандарту жизни. Этот демон вырвался из недр продажно-номенклатурной среды и быстро выгрыз власть у ослабленной либерализмом КПСС.

[Нажмите, чтобы прочитать]

Август 1991 года был первой победой антикоммунистов и над коммунистами, и над силами демократии. В один день они сумели выхватить у коммунистической верхушки власть, и у нас - наши знамена и веру. Демократические силы надолго оказались как бы за бортом ситуации.

После августа 1991 года единственным прибежищем подлинно демократических сил оказался Верховный Совет России. Среди народных депутатов и сотрудников аппарата немало было, конечно, и антикоммунистов, и ортодоксальных коммунистов, и представителей разного рода идеологических течений. Нашлось там место и для демократических взглядов.

Первый съезд народных депутатов России имел уникальный состав. Это были первые честные и свободные выборы. Обкомы уже ничего не решали, а денежные мешки и органы безопасности не решали еще. Такое бывает только в переходные периоды. Таким был французский революционный Конвент или первый состав американского Конгресса.

Эти люди были идеалистами. Представьте себе, что большинство депутатов Верховного Совета не брали взяток - ушли, с чем пришли. Представить такое, видя поведение нынешнего состава нашей Думы или американского сената, достаточно странно, но нельзя забывать, что те люди пришли на волне высочайшего подъема народного духа.

Конечно, и в том составе были люди типа Починка, Филиппова, Воронина, Юшенкова, Киселева или Рябова. Были не только воры, но и непримиримые параноики. Но не они делали погоду, не они были подлинным лицом Верховного Совета. Большинство депутатов были просто хорошие люди. Не очень разбиравшиеся в политике (даже те, кто вышел из провинциальной номенклатуры), учившиеся многому на ходу, ошибавшиеся, но - честные и действительно верившие в Россию и желавшие ей добра.

Обстановка Белого Дома представляла собой разительный контраст подозрительной тяжести духа пыльных коридоров Старой Площади или звериной склочности обитателей Кремля. Здесь не делили деньги, не ходил левый "нал". Здесь не рвали друг другу горло за дележ взяток. Здесь шли искренние споры о России. О той, в которую верили, о которой мечтали, которую каждый представлял по-разному, но которую никто не мыслил продавать.

Эти люди были лучшим наследием той эпохи, когда еще не шла гражданская война в разорванной и раскровленной стране. Среди них было слишком мало тех, кого вела ненависть, и достаточно много тех, кого вела любовь. Судьба и психоаналитическое образование дали мне дар видеть скрытые мотивы людских поступков. Я первый раз видел сразу столько людей, побудительным мотивом которых было искреннее, глубокое и неосознанное желание делать добро.

Я любил этих людей и продолжаю любить. Я благодарен господу, за то, что он дал мне возможность увидеть то, что бывает только раз за жизнь каждого народа - это высокое собрание, рожденное светом великих надежд в конце пассионарного надлома, накануне ренессанса. Надежд пускай несбыточных, но составляющих квинтэссенцию народного духа. Я видел это близко, и я знаю, за что я должен и могу любить мой народ.

Я помню Белый Дом напоенным этим светом, и поэтому мне тяжело сегодня видеть его новые вывески и новые дверные ручки, подозрительно-ненавидящие взгляды снующих по коридорам чиновников. Они кажутся здесь оккупантами и захватчиками, и ведут себя как оккупанты и временщики. Белый Дом не приемлет их самой своей сущностью. Огонь и кровь октября не осквернили его так, как эта свора, пустить которую сюда было, наверное, большим кощунством, чем сделать конюшню из Версальского дворца.

Эти люди понимали свою обреченность. Это прорывалось в их словах и в их делах. Они старались успеть как можно больше. Чувствуя приближение диктатуры, они старались создать задел как можно большего количества прав и свобод, надеясь предотвратить этим окончательное сползание страны в пропасть вялотекущего мафиозного фашизма. И успели они, в общем-то, немало.

Несомненной заслугой Верховного Совета были поправки к Уголовно-процессуальному кодексу, вводившие суд присяжных. Этот Закон, основа демократизации судопроизводства, освобождения его из-под жесткого контроля исполнительной власти, с трудом пробивался сквозь ставившиеся этой исполнительной властью рогатки. И он был все-таки принят!

Конечно, 4 октября надолго отсрочило реальное применение этого закона. Сегодня его не желают исполнять, его применение ограничивают и даже вводят в порядке "эксперимента". Но как бы то ни было, закон этот есть, дорога к вековой мечте России - справедливому судопроизводству - проложена. И это останется в истории несомненной заслугой последнего Верховного Совета.
В 1993 году Верховный Совет принял еще один фундаментальный Закон, переменивший нашу жизнь - Закон о свободном въезде и выезде. Этот закон покончил с нашей зависимостью от произвола овировских чиновников и их хозяев из КГБ и называющихся теперь мэриями обкомов. Я помню, с каким огромным трудом проходил Закон, как Козырев старался сорвать его выполнение, с каким остервенением вся эта огромная, живущая со взяток за выездные визы махина пыталась не допустить новой свободы. Я помню, как на целых полтора года растянули его введение, сохраняя старый порядок выдачи выездных виз и придумав обмен загранпаспортов.

Но дело было сделано. Сегодня свобода эта также естественна для нас, как воздух. И мы уже успели забыть, что когда-то этого не было. Успели забыть, кто нам эту свободу дал.

Депутаты успели принять и множество поправок к уголовному кодексу, изъяв из него все пережитки страшных сталинских десятилетий. То, что было тогда дальновидно ими сделано, сегодня очень часто служит препятствием наступления на личные свободы, спасет многие судьбы и многие жизни. Сколько добычи сорвалось за эти два года с крючков спецслужб или ускользнуло от звериного госрекета благодаря тому, что многие из этих крючков были тогда отняты.

Не успели многое. Не успели урегулировать вопросы собственности. Противоречия в законодательстве о приватизации сталкивают сегодня слишком многих лбами, очень многим они уже стоили жизни, и еще много самых активных представителей молодого поколения россиян падет жертвой порожденных ими бандитских наездов. Вся эта кровь на совести Чубайса и его подручных. Мы хотели ее предотвратить. Не успели.

Не успели принять и пакет экономических законов, поставленный в план не состоявшейся осенней сессии 1993 года под общим грифом "программа Соколова". Принятие этого пакета законов резко переменило бы экономическую ситуацию. Отказ от давящих гайдаровских налогов, использование неналоговых источников финансирования, увеличение доходов бюджета, удешевление кредита и расширение инвестиций уже к 1995 году дали бы резкий подъем производства и уровня жизни. Не успели.

Не успели потому, что пришло 21 сентября.

Этот день навсегда останется черной датой в русских календарях.
Проправительственные историки и журналисты пытаются представить события конца сентября 1993 года как столкновение между законодательной и исполнительной властью. В действительности юридическая и политическая суть событий была иной.
Президент Б.Н.Ельцин подписал 21 сентября Указ о приостановке действия Конституции. Он давал присягу на этой Конституции и изменил присяге. Конституция предусматривает на этот случай автоматическое прекращение полномочий Президента. Собравшийся в ту же ночь Конституционный Суд подтвердил этот факт, что было юридическим прекращением полномочий Б.Н.Ельцина. Я присутствовал на заседании Верховного Совета, где об этом было сообщено. Верховный Совет принял констатирующее ситуацию постановление. После этого согласно Конституции к исполнению обязанностей президента приступил А.В.Руцкой.

Будучи уже частным лицом Б.Н.Ельцин и его группировка совершили государственный переворот против всех ветвей законной власти. Против законного Верховного Совета, законного президента и Конституционного Суда. Это - юридический факт, который будет признан любым беспристрастным судом. Вскоре после этого были уничтожены все предусмотренные конституцией органы местной власти.

Два года мы живем без законной власти. У нас нет законного президента, нет парламента, нет законного правительства. С юридической точки зрения послеоктябрьский режим не является правопреемником Российской Федерации - России, и поэтому может быть признан только в качестве оккупационного. Даже фиговый листок его "Конституции" не был утвержден даже в рамках им же придуманных правил игры. Избранная по изданному новоявленным диктатором "Положению" Дума так же не имеет никакого отношения к законности. "Конституционный суд" укомплектован ставленниками нового режима.

Но впрочем, юридическая сторона дела не имеет особого значения в стране, где никогда не чтили закона. Мечта расстрелянного Верховного Совета о правовом государстве осталась мечтой, хотя ему и удалось сделать существенный шаг на тернистом пути к ней. Жить, в принципе, можно и при оккупационном режиме. Жить можно и в урезанной вдвое стране. Жить можно и в голоде.
Страшнее другое. Страшнее всего жить во лжи.

Весь 1993 год российская пресса дружно выливала потоки грязи на Верховный Совет. Каждое лыко ставили ему в строку. Каждая статья о Верховном Совете пестрела словечками, заимствованными из 1937 года. Смрадное дыхание тоталитаризма клубилось у стен Белого Дома.

Неправда, что все журналисты были специально куплены мафией, и за большие деньги опорочивали Парламент. Мзду за это получали лишь немногие деятели из центральных газет. Остальные делали это по убеждению. Ненависть их была искренней и неистовой. И такой же искренней и неистовой была их ложь.
Один журналист из "Московских новостей" в 1994 году взахлеб хвастался мне, как они вечером 21 сентября бегали по Белому Дому, оскорбляя всех депутатов и пытаясь спровоцировать их на драку, чтобы к утру написать репортаж о зверском избиении свободной прессы депутатами. Парень сам родом из Ярославля, работал там на телевидении, депутат облсовета, вроде бы и не неудачник, считает себя демократом. В его голову даже не приходила мысль о низости такого образа действий. Он живет в этом аморализме, как рыба в воде.

Я даже не пытался объяснить ему глубину его падения, поспорить с ним. Я понял, что он живет в другом мире, что дышит он другим. Он никогда не знал любви, его ведут злоба и дух разрушения. Они так естественны для него, что он никогда не осознает степень своей ненормальности. Для него ненормальны как раз мы, стремящиеся к делу и созиданию.

Он удивлялся, что никто не поддался на провокацию, не заехал ему в морду. Всем было настолько не до него, все были чем-то заняты, а он не понимал - чем. Он убеждал меня, что для победы демократии все средства хороши, что он защищал от депутатов свободу прессы (хотя вроде бы, именно депутаты и приняли закон, давший прессе эту свободу).

Светило солнце, мы мирно беседовали под шум фонтанов ВДНХ, но я отчетливо видел, как рядом открылось маленькое окошко в ад, и как ужас и смрад этого ада по капле просачивается в наш мир. Я не испытывал страха, я не испытывал омерзения. Я спокойно наблюдал эту одержимость и возблагодарил господа за то, что мирскими дорогами меня вела и ведет его рука, что он избавил меня от звериной этой ненависти, от злобности вечных неудачников, от ненависти и подлости, за то что он подарил мне способность верить и творить.


Я видел ад. Его огонь был близко, но он не опалил ни меня, ни моей души.
Последние несколько месяцев Центральное телевидение прокачивало всю страну весьма странной PR-кампанией. Поводом для неё стало событие, которое абсолютно не значимо для жизни практически каждого россиянина, не затрагивает его интересов и никак не могло бы вызвать интерес, разве что мимолётный. Несколько странных людей, решивших, что на Пасху случится конец света, порешили просидеть полгода в землянке и выйти оттуда аккурат к этому концу.

Сидели концесветники в своей пещерке спокойно и никому жить не мешали. Но вдруг у кого-то возникло желание мешать жить не только им, но и всем остальным жителям России, еще не отказавшихся от привычки смотреть телевизор на кухне при готовке обеда. В течение полугода деньги налогоплательщиков активно тратились на поездки различных личностей, ездивших в район пещерки попиариться и поговорить с людьми, которые отвечать им совершенно не разбирались, так что пиарщикам приходилось трепаться самим с собой. Это могло бы стать основанием для сомнений в их душевном здоровье, не будь так ясно виден их мотив.

Последний месяц эта PR-кампания достигла такого накала, что казалось, будто бы других важных дел нету не только у пензенских чиновников и руководства центрального телевидения, но и у российских властей вообще. А когда из выеденного яйца PR-начальство столь старательно создаёт «мировую проблему», сразу становится ясно – от чего-то хотят отвлечь внимания.

От чего обычно отвлекают внимание? Когда что-то хотят украсть. Так что вся эта земляночно-обвальная история вызывает стойкое подозрение, что как раз в это время кто-то что-то у нас украл. Скоро узнаем, скорее, всего, что именно.

Главным событием прошедшей недели стал саммит НАТО в Бухаресте. Ему было предпослано обращение Буша к румынскому народу. В котором Буш призвал окончательно покончить с ялтинскими договорённостями, как с пережитком.

Как известно, от ялтинских договорённостей мало что осталось. НАТО давно уже аннексировала советскую зону влияния, и изготовилось к аннексии бывших составляющих СССР. Единственной еще не порушенным итогом Ялты является возвращение Румынии Трансильвании, отнятой у неё Венгрией во время Второй мировой Войны. Видимо, Буша не устраивает этот последний рудимент ялтинских договорённостей. Не знаю, насколько точно поняли румыны намёк Буша, но какого-то другого истолкования при уровне IQ выше 80 явно не приходит на ум.


[Нажмите, чтобы прочитать]
Впрочем, ведёт себя Буш в гостях специфически не только в Румынии. Накануне он посетил соседнюю страну – Украину, две трети населения которой не поддерживают его идею втянуть «Юкрейн» в НАТО. В этой стране он порадовал население тем фактом, что принимает во внимание только позицию руководства страны. Этим он поставил руководство совсем в неловкое положение, обострив вопрос о том, чьи же интересы оно отстаивает, если он не совпадают с интересами собственного народа. Впрочем, у участников митингов, которыми Буша встретил в Киеве этот самый народ, был на этот вопрос вполне однозначный ответ.

Ещё более сомнительными оказались высказывания Буша в адрес России. На вопросы журналистов по поводу разногласий между США и Россией по ключевым вопросам внешней политики, Буш отвечал разными вариациями на тему «а зато Путин – мой друг». При этом всем оставалось непонятно, зачем Путину такой друг, с которым невозможно решить приемлемым образом ни одного ключевого вопроса. К тому же личная дружба явно не аргумент в момент, когда обоим политикам до выхода в отставку остаётся весьма немного времени. И если Путин в своей стране заработал достаточный авторитет, чтобы новое руководство нуждалось в его услугах, то вероятность работы Буша в следующей администрации оценивается вряд ли выше нуля.

Впрочем, позицию Буша по членству Украины в НАТО странным образом подкрепляет позиция Российской Федерации. Дело в том, что сама возможность постановки о членстве в НАТО существует только у той страны, которая не имеет территориальных споров с соседями. Если бы, скажем, РФ предъявила Украине территориальные претензии, скажем, в объеме Крымской АР, это автоматически заблокировало бы для Украины любые претензии на членство в НАТО.

Однако РФ таких претензий не предъявляет ни к Украине, ни к Грузии, давая тем самым им в НАТО зелёный свет.

Вообще говоря, политика РФ в отношении стран НАТО и прежде всего США носит характер крайне сдержанный. Руководство РФ явно не желает обострять отношения, которые объективно уже испорчены так, как это умел сделать только Рейган. Скорее всего, за этой сдержанностью стоит неуверенность российского руководство во внутриполитической ситуации: сформированное за годы правления Ельцина могущественное проамериканское лобби, захватившее основные командные высоты российского бизнеса, несколько ослабло за годы становления национальной экономики, но никуда не делось.

С другой стороны, каковы бы ни были противоречия РФ и НАТО, будь то Украина с Грузией или размещение передовых частей ПРО в Восточной Европе, есть один вопрос, который не только сближает стороны, но делает РФ крайне заинтересованной в сотрудничестве с НАТО. Это – афганский вопрос.

Сегодня англо-американские войска в этой стране – главный барьер, который отделяет Россию от той опасности. С которой она столкнулась летом 2001 года, когда Усама бен Ладен стал министром обороны режима Талибов, уничтожил вождя таджикской национальной армии, почти разгромил эту армию, и был в нескольких шагах от прорыва границы СНГ, а значит – и свободного проникновения исламистских боевиков вплоть до самой Москвы. Необходимость для Буша сделать после 11 сентября бен Ладена главным символом врага сыграла на руку РФ: американцы по сути бросились таскать каштаны из огня, который серьёзно угрожал дестабилизацией в РФ. И сегодня их присутствие в Афганистане является главным залогом стабильности южных границ СНГ.

По этой причине РФ оказывает всяческое содействие силам НАТО в Афганистане. И именно это содействие, разумеется, и стало главным вопросом, который обсуждался.

Впрочем, если России и руководству НАТО пришлось обсуждать вопросы реальной стратегии, то прочим достались вопросы моральные. Например, выступая перед участниками "саммита молодых атлантистов", который проходит в столице Румынии параллельно со встречей в рамках "взрослого НАТО", Президент Грузии Михаил Саакашвили не только выразил надежду, что НАТО примет положительное решение по дальнейшей интеграции Грузии в альянс, но и обосновал это моральными соображениями: "Речь идет о моральном выборе и высоких моральных идеалах"

Моральный выбор был предложен и Сербии – её Буш согласился принять в НАТО в случае отказа от «националистической политики». То есть национализмом теперь считается даже простое желание сохранить территориальную целостность страны.

На самом деле за усилиями президента США по расширению НАТО стоит определённая стратегия, которая уже не раз обсуждалась экспертным сообществом, обслуживающим американскую администрацию. США хотели бы иметь на Западной Украине систему военных баз, которые не только обеспечивали ПРО, но делали бы доступной для десантных операций на случай кризиса всю европейскую часть России. Однако, в руководстве США хорошо понимают, что Генштаб РФ такая перспектива вовсе не обрадует, и согласия на втягивание Украины в НАТО с последующим размещением там таких баз добиться не получится.

В связи с этим Госдепартамент рассматривает весьма интересную комбинацию, которая позволит противопоставить «силовиков» «пиарщикам» в российском руководстве и добиться таким образом от властей РФ все-таки согласия на аннексию в НАТО если не всей Украины, то хотя бы западной её части.

В рамках этой стратегии предлагается признать за РФ право на «преимущественные интересы в Восточной Украине и даже согласиться на её аннексию, когда процесс дезинтеграции Украины развернётся во всю ширь. А запустит этот процесс, как понятно, как раз решение центральной власти о втягивании страны в НАТО.

Американские аналитики уверены, что руководство РФ не устоит перед соблазном проглотить такой кусок, так как для внутреннего употребления это можно представить как великое достижение на пути укрепления страны. Поэтому они не сомневаются, что в обмен на это российское руководство даст согласие на вступление оставшейся части Украины в НАТО вопреки мнению Генштаба. Генштаб будет против, так как такое решение в стратегическом плане является абсолютно проигрышным: территориальное приращение в плане операционном ничего не даёт России, а появление баз НАТО в районе Киева означает его стратегический контроль за всей территорией РФ.

Предложения эти, впрочем, пока что не озвучиваются, а только лишь прокачиваются.


(Продолжение следует)
Пару лет назад я начал расписывать причины слабости и неустойчивости нынешнего режима. Мои писания тогда воспринимались либо со скепсисом, либо обходились молчанием. Это было время, когда все СМИ захлебывались от трансляции проплаченного Сурковым пиара о том, что у Кремля «все схвачено» и одесских анекдотов Павловского о патриотической позиции Путина и его прошлой работе якобы в разведке.
Это не был просто пиар. В него верили, ибо верить очень хотелось. Все захлебывались от лизоблюдства перед новым назначенным «россиян-баши», ставили очередные рекорды в римминге, ставшим главным национальном видом спорта, зарабатывали по этому действу черные пояса и звания мастеров в этом виде спорта. И хотя то, что реально удавалось выклянчить таким образом у Кремля, было существенно меньше, чем получает за римминг обычная проститутка, очень хотелось верить, что могут какую-то кость все же кинуть.
Итак, в слабость режима верить очень не хотелось, хотя факты – упрямая вещь – все время подтверждали только эту версию и никакие другие. Когда неспособность Кремля проводить своих людей на губернаторских выборах стала настолько очевидной, что пришлось отменить такой удобный способ легитимизации власти, даже этот провал некоторые еще пытались отпиарить как «усиление позиций» стремительно теряющего силу режима.
В качестве главного аргумента в подтверждение мнимой прочности режима ссылались на неизменную поддержку режима со стороны быдляка, которая старательно рисовалась Павловским и Левадой в виде результатов опроса то 2500, то 1635 человек, почему-то выдававшихся ими за «народ» и «общественное мнение». Имелось в виду, что на выборах Путин или его партия могут рассчитывать на народную поддержку, хотя любой психический здоровый человек, исключая домохозяек и «демократов»-шестидесятников горбачевского призыва, прекрасно понимает, что источником власти эта анекдотическая процедура никак не может быть – разве что декорацией при ней.  После последних украинских «выборов» это поняли уже и домохозяйки, а шестидесятникам это мог бы подробнее разъяснить Альберт Гор (если бы, конечно, нашелся кто-то, кто мог бы дать ему после этого надежные гарантии безопасности). Впрочем, шестидесятникам и свидетельство Гора не помогло бы: они так любят во что-то истово верить, что будут с пеной у рта отстаивать химеры демократии и «свободного рынка» с такой же параноической горячностью, как в мои детские годы втюхивали мне химеру «коммунизма» в виде скопища бесплатных магазинов, столь хорошо высмеянную Шефнером.
*
Но вот прошло всего два года – и о слабости власти вдруг все заговорили хором.  В очередной раз с московской публицистикой случилось «коллективное прозрение».  Одна за другой стали появляться программные статьи на тему «Путин должен уйти»: ими заявляются нынче претенденты, которые просятся на вакантное место. Иначе как вакантное, путинское кресло уже и не рассматривается.
Однако как раз теперь мне представляется, что господа эти поторопились. Вообще, опыт показывает, что московское «общественное мнение» находится ровно в противофазе с реальностью, и для понимания оной следует мыслить прямо противоположно московским аналитикам и публицистам.
А поторопились господа эти по очень простой причине: они вдруг обнаружили, что Кремль реально не контролирует ситуацию в стране. А поскольку ранее они в кремлевский Пиар на тему «все схвачено» свято верили, то с ними случилось очередное открытие Америки через форточку.  Обнаружив, что «вдруг» Кремль перестал контролировать только что «так хорошо схваченную» ситуацию, они тут же пришли к выводу, что деньки путинского режима сочтены.
В очередной раз глупость сыграла с этими господами злую шутку. На самом деле в положении режима ничего не изменилось, просто эти господа пополнили ряды тех, кому уже не может заморочить мозги сурковский Пиар. Но привыкнув считать себя пупом земли, а  мнение свое – истиной в последней инстанции, они порешили, что изменение их представлений о реальности адекватно отражает суть этой самой реальности.
В действительности же дело обстоит по-другому. Они просто чуток приблизились к пониманию действительности. А неспособность Режима Путина реально контролировать страну просто всегда была частью этой самой действительности.
*
Пока сей продукт коллективного прозрения готовит себя  к роли вождей панбархатной революции оранжевых роз, намеченной на 2005 год, более реально настроенные господа из поминавшейся нами ранее «группы Ч» планируют их на роль пушечного мяса этой самой «революции».
Ясно, что цель сего действа для «группы Ч» существенно отлична от целей установления демократии. Они просто рассчитывают вынудить Путина пойти на отстрел некоего количества народу в Москве ради спасения своего режима в острый момент.  Это сделает Путина на Западе неприкасаемым изгоем и существенно повысит ценность для режима услуг «господ демократов» как посредников при контактах со странами, где депонированы денежки главных функционеров нынешнего режима. Услуги по спасению вкладов будут неплохо оплачиваться. Повысит это и ценность «демократов» для Запада, а также партнеров из числа «тихих американцев», которые вынуждены будут крепко раскошелиться на подготовку «настоящей революции».
Ласковый рыжий телятя двух маток сосет…
*
Однако, заминка возникает при вербовке молодняка для отстрела. Всяческие ПОРЫ, ОПОРЫ да ЗАПОРЫ на российской почве всходят плохо. Навербовать готовую к силовым действиям молодежь под демократическими лозунгами не получаются. На лозунги этого типа ведутся нынче разве что московские студенты, но те как раз на улицу выходить ленятся даже в теплую погоду, подставлять задницу под пушки не желают, весьма ее берегут и предпочитают свой протест против режима высказывать в прокуренной тусне элитных гей-клубов.
Более реактивная молодежь ведется на лозунги, как известно, совершенно иного типа. На Украине под демократическую идею вербовать не вышло, так что пришлось в ПОРУ привлекать юных бандеровцев под обещание позволить мочить жидов заодно с кацапами. В России же молодежь не то что на битие жидов -  на кавказцев-то не больно вдохновляется, и как-то оживляется только если обещается перспектива попинать лично Чубайса с Гайдаром. Показательное избиение по заказу «группы Ч» двух завезенных в Москву с Западной Украины украшенных пейсами личностей не вызвало даже намека на общественный резонанс.
Не сработала и попытка вербовать нуждающийся в скромном содержании молодняк на защиту бедного еврея, содержащегося в путинских застенках и рассылающего оттуда воззвания о пользе бедности и о том, какое он испытал счастье, когда стал нищим. Вдохновляют эти писания также мало кого, поскольку такое счастье все успели поиметь еще с 1992 года, так что Ходорковский остался единственным, кто с этим существенно запоздал.
Впрочем, «группа Ч» не оставляет надежд организационными мерами все же вынудить и молодежь выползти на улицы. С этой целью педалируется «реформа» образования, имеющая целью полностью закрыть доступ к высшему образованию детям из небогатых семей. Одновременно готовится резкое ужесточение воинской повинности. В результате, потеряв последний легальный способ отмазки от военной службы, молодые парни будут поставлены перед альтернативой «протестуй, а то забреют!».
Как всегда в России, однако, дело кончится тем, что отрабатывать американские денежки, полученные фрондирующим начальством снова придется тому самому ведомству, которому довелось уже под руководством полковника Зубатова создавать рабочее движение, под руководством генерала Бобкова – «демократическое» и ряд более мелких (белое, власовское, диссидентское, экуменистическое и т.п.).
Разумеется, контроль над этими движениями ведомство теряет очень быстро, ибо теряет силу компромат, легший  в основу вербовки. Так, контроль над рабочим движением закончился с Керенской амнистией 1917 года, а контроль над «демократическим» и экуменистическим  - с отменой 121й статьи УК РСФСР.
*
Здраво рассудив, что ветераны войны будут все же порешительнее молодого поколения, ребята из «группы Ч» решили приняться за них. Так появился совершенно необъяснимый соображениями какой-либо иной целесообразности план ликвидации существующей системы льгот. Система сия и государству особо ничего не стоила и льготникам была полезна.
Существование системы льгот как неотъемлемой части национальной экономики в России является логическим следствием характера экономической системы. Дело в том, что в России традиционно низкая монетизация экономики, что влечет дорогой кредит и высочайшее предпочтение ликвидности. Это означает, что организация любых денежных потоков – дело дорогостоящее, неверное и хлопотное. В силу этого организация любого обмена или распределения благ без участия денежных потоков представляет собой благо для властей и населения, снижая затраты распределительного процесса.
Представив обоснование замены льгот деньгами авторы данной диверсии старательно обошли вопрос о предпочтении ликвидности. В результате неучета главных издержек обращения получилось, что замена натурального распределения благ ликвидностью не повлечет потерь и даже даст выигрыш. На самом деле, конечно, высокое предпочтение ликвидности делает сей процесс для государства неприемлемо дорогим.
По сути, с учетом транзакционных издержек, стоимость монетарного обеспечения распределения тех же благ оказывается примерно втрое выше, нежели стоимость их натурального распределения. Поэтому реальные расходы государства на всех уровнях должны в результате этой реформы вырасти втрое. А поскольку такие средства бюджетом не предусмотрены, реальное предоставление благ резко сокращается, а проблем с организацией их предоставления в новой форме оказывается так много, что с их решением власть не справляется.
Таким образом, по сути, был грамотно организован крах социальной системы страны, который по замыслу организаторов реформы и должен вывести на улицы старшее поколение, дабы сообщить движению протеста тот революционный размах, который силами одной только молодежи, как в Киеве, организовать не удается.
Конечно, организовать такой подкоп под режим Путина можно было только когда в администрации нет ни одного компетентного экономиста, который мог бы просчитать последствия для государства замены натурального распределения благ потоками ликвидности. Единственный, кто немного читал Кейнса и потому мог что-то заподозрить – Илларионов – был предусмотрительно брошен на бесполезную борьбу с бессмысленными протоколами киотских мудрецов, в которых все участники обязываются меньше срать в условиях, когда надежно проверить исполнение этого обязательства невозможно. Поборовшись с этой ветряной мельницей Илларионов набил шишки и пошел на слив, а экономическая деятельность кабинета окончательно перестала быть для Путина хотя бы минимально прозрачной.
Вторым необходимым условием организации такого проекта было наличие такого профильного министра, который согласился бы не моргнув глазом взять все это счастье на свою задницу и тем самым подложить себя самого в качестве свиньи президенту. Такой человек нашелся в лице Зурабова. Стоило это «группе Ч», как можно предположить, недешево, но овчинка такой выделки стоила.
*
Вокруг подготовки всего этого безобразия, разумеется, собирается разношерстная тусовка политических фигур, претендующих что-то себе выловить в подымающейся мути. Сыгравший роль бледной тени Ющенка гражданин Немцов пытается обрести хоть какую-то плоть, хоть и без видимого успеха, иногда мелькает на Западе чихающий из пропахшего нафталином сундука отработанных марионеток Явлинский, время от времени пиарится Хакамада. Еще больше суеты на противоположном фланге, где жалеет о своем спровоцированным Кремлем фальшстарте Глазьев, примеряет на себя френч Керенского Рогозин, отвешивает дежурные пощечины общественному вкусу Эдичка. За спиной Рогозина тихо сохраняет отстраненную торжественность более опытный Бабурин, который известным чувствительным органом политика уже чует подставу и высовываться потому не желает, дабы сохранить позиции к следующему акту трагикомедии.
(продолжение следует)


 

Россия на перепутье-3

После выхода предыдущей части этого очерка я получил ряд писем, в которых мне выставляется претензия, что то, что говорится в ней, не соответствует тому. Что говорится по телевизору. Это действительно так. Ведь то, что говорится по телевизору, имеет другую цель, нежели та, которую преследую я. Телевизионные каналы управляют либо государственной бюрократией, как ОРТ и РТР, либо группой Ч, как шумно захваченный ей 3 года назад канал НТВ. Соответственно, и сообщают они вместо реальной информации заказанную хозяевами «картину мира».
Однако, и в этой «картине мира» человек, привыкший искать истину в оговорке, способен найти зерна истины. Будет справедливо признать, что человеку, привыкшему хотя бы на 1% верить тому, что говорится с телеэкрана, участвовать в таком поиске будет трудно. Поэтому согласимся в том, что очерк этот пишется не для всех.  Он будет полезен лишь тем, кому необходимо в этой жизни принимать адекватные решения и дял этой цели уметь добывать реальную информацию в потоках лжи, окружающих нас.
Итак, попробуем продолжить этот поиск.
*
Обратим внимание еще на один факт, очень трудно объяснимый с позиций ТКМ («телевизорной картины мира»). Захватившие школу в Беслане террористы вдруг заявили, что готовы вести переговоры только… с известным московским врачем господином Рошалем. Кто такой этот Рошаль? Он что, имел полномочия для удовлетворения потребностей террористов? Он является профессиональным переговорщиком, политиком? У него есть опыт террористических или антитеррористических операций? Или он лучший друг главаря террористов? Член их организации?
Понятно, что вразумительных ответов на эти вопросы ТКМ не содержит. Подумаем дальше.
Итак, самим террористам Рошаль особо не был нужен. И тем не менее его затребовали. А он с готовностью примчался: для него вызов не оказался неожиданностью.
Если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно. Но зачем заказчикам теракта понадобилось зажигать на фоне трагедии новую телезвезду? Для чего раскручивали доктора? В министры здравоохранения? Это не такая крупная должность, чтобы нужна была публичная суперзвезда.
Нет, доктор Рошаль нужен был для другой цели. Для какой? Давайте подумаем.
Обратимся к нашему анализу плана террористической операции. Мы убедились, что он был двухслойным. Первый слой составляла деятельность нанятых боевиков – пушечного мяса. Они были обречены изначально, хотя думали, что получат свои деньги с властей и свалят в неизвестном направлении. Второй слой вступал в действие на случай, когда власти уступят и террористы с ними договорятся. В этот момент один из них и произвел провокационный подрыв.
Понятно, что этот парень выполнял уже работу высокой квалификации. Понятно, что таким лохом, как боевики, он не был. Такую работу лоху поручить уже нельзя, а профессионал идет только тогда, когда четко знает, как будет уходить и имеет гарантии безопасности.
Как можно вывезти этого парня из школы из зоны боя в момент самого боя?  Только на скорой.  Но скорые досматривают.
Не досматривали только одну скорую. Уже ясно, какую?
*
Впрочем, все сказанное выше ничего не значит. Доказательств этому нет. Значит, с юридической точки зрения нет и такого факта.
В этом, кстати, разница между подходом к делу юриста и аналитика. Юристу надо найти доказательства для суда. Аналитику достаточно установить факт. Поэтому, кстати, резидент спецслужбы и имеет право на вынесение и исполнение приговора без суда и следствия, которого не имеет президент или министр.
Журналист, кстати, тоже не имеет права определенно утверждать что-либо, не имея документальных доказательств на руках (признательных показаний участников операции, аудиозаписи разговоров каких-нибудь господ Ч и Р относительно условий финансирования проектов господина Р и т.п.). Реальностью согласно действующему в РФ законодательству признается не то, что ты знаешь, а то, что установлено судом или подтверждено документами. Поэтому законодательно признаваемая реальность – всего лишь исчезающее малая часть реальности плюс грамотно выстроенная дезинформация.
Поэтому все сказанное выше – не более, чем домысел.
*
Впрочем, домыслов таких было много. Вспомним, к примеру, убийство Листьева. Был такой генеральный директор на ОРТ в те времена, когда каналов-то было в России меньше, чем пальцев на руке. Пристрелили его в подъезде собственного дома.
Следователи тогда задали себе два вопроса – «кому это выгодно?» и «кто имеет ресурсы это осуществить?». Впрочем, ответы знали не только следователи, а по крайней мере половина Москвы. Знали, что у Листьева были жуткие конфликты с господами Лисовским и Березовским, мечтавшими захватить канал. Знали, что эти господа пообещали отдать должность Листьева (в случае исчезновения последнего) вору в законе Бадаю (по паспорту Бадри Патаркацишвили).
Знали все, но не имели доказательств (то есть признательных показаний Березовского, Лисовского и самого Патаркацишвили). Поэтому через два часа после убийства они приехали в офис, где сидел Бадай, арестовали его и добились от него признательных показаний (совершенно незаконными, возмутившими всех адвокатов и правозащитников средствами). Потрясли и Лисовского (бедняге нанесли возмутительную душевную травму).
За это время Березовский успел найти Татьяну Дьяченко, а та успела связаться с отцом. Эти два факта не доказаны (а значит, не существуют), но зато общеизвестен факт, что Танин папаша приказал всех сознавшихся подозреваемых срочно отпустить и немедля искать другого заказчика убийства.
Ищут оного до сих пор. Ибо тяжело искать в темной комнате черную кошку, если точно знаешь, что ее там нет. И знаешь, где она, да только нельзя ее там искать – можно лишь в темной комнате.
За это время Бадай успел стать генеральным директором ОРТ и поруководить оным. Пока не пришли к власти новые хозяева. Тогда он сбежал в Грузию.
*
Можно привести еще множество примеров. В нынешней России с ее узаконенным двоемыслием существует две реальности. В неподзаконной, большой реальности, не существует ни одного не раскрытого убийства – ни коммерческого, ни политического. Обычно следователи довольно быстро устанавливают заказчика, да и исполнителя устанавливают в большинстве случаев.
В другой, определенной российским законодательством, реальности существует множество нераскрытых дел. Тот факт, что следователям, аналитикам, чиновникам, политикам, журналистам и простым гражданам известны имена убийц, мотивы и обстоятельства – ничто перед процессуальным моментом. Если дела зашли в тупик потому, что кого-то запретили допросить – следовательно, заказчик невиновен. Его даже и назвать так нельзя. Ведь виновность может установить только суд.
Поэтому и Бадай совершенно невиновен в убийстве Листьева. И вообще нет никаких доказательств, что Бадай и Патаркацишвили – это одно и то же лицо. Березовский и Лисовский также честнейшие люди, на которых крови нет. А в коробке из-под ксерокса Лисовский из Белого дама вообще выносил ксерокс…
Правоохранительная система России давно уже переплюнула по уровню абсурда все фантазии Кафки.
Впрочем, о правоохранительной системе разговор особый. Думаю, публике будет небезынтересно ознакомиться с анализом моего прошлогоднего опыта общения с правоохранительными органами РФ и Беларуси. Но этот разговор еще впереди, а пока что вернемся к разговору о пиаре, который развернулся вокруг серии терактов последнего месяца.
*
На позапрошлой неделе мы пришли к выводу, что целью терактов было отвлечение внимания населения от нового этапа его ограбления  - реформы ЖКХ и социального обеспечения. Но на прошлой неделе Путин подкинул новую информацию – оказывается, эта серия терактов используется Кремлем еще и для проведения административной реформы, к которой команда Ч не имеет никакого отношения, и которая является произведением чисто кремлевских администраторов.
Можно ли из этих фактов сделать вывод, что с самого начала планировалось использовать эту серию терактов именно в таком качестве, а значит, команде Ч не просто была дана зеленая улица в надежде на ее умеренность, но кремлевская команда сама принимала участие в организации терактов.
Такой вывод на первый взгляд кажется логичным. К тому же, будь он сделан, он придется очень к месту определенным кругам, которые весь этот очерк распиарят как можно шире, создадут рекламу и т.п. Да и мне было бы после прошлогодних подлостей вполне уместно сделать такое предположение.
Однако, такого рода соображения хороши в журналистике, но не в аналитике. В аналитике важно отвлечься от эмоционального фона и интересов, а также строго следовать реальности.  В реальности же теракты организуются все же не как предлог для тех или иных действий, а исключительно для отвлечения внимания от каких-либо крупных (обычно передельно-финансовых) операций. К тому же, как я уже писал весной, Кремль сейчас слишком слаб, чтобы организовывать такие масштабные силовые операции.
Поэтому все же следует сделать вывод, что в Кремле лишь воспользовались сложившейся ситуацией, чтобы отпиарить давно намеченную административную реформу, но не имели к организации терактов прямого отношения.
*
Впрочем, об истоках и перспективах этой административной реформы разговор особый.
Россия, страна большая и разнородная, в силу этого обречена на неустранимое противоречие между местными и центральными интересами. В результате обе мыслимые российской властью модели – централизм и федерализм – имеют свои фундаментальные недостатки.  Если назначение должностных лиц осуществляется из центра и эти лица ориентируются на волю центра, то центр оказывается вынужденным решать вопросы местного значения в гигантских объемах.  Поскольку это непосильно, Центр пытается привести решение этих вопросов к единообразию, в результате чего игнорируются гигантские объемы местной управленческой информации, решения принимаются неоптимальные, экономика и интересы людей на местах страдают, страна оказывается в оппозиции к центральной власти.
Когда накал отношений власти и страны достигает апогея, власти приходится уступить местам решение всех вопросов.  Местные парламенты и губернаторы избираются на местах, центр теряет львиную долю административной власти и способен управлять только через бюджет. Получается, что вопросы национального значения решают губернаторы, зависимые только от местных элит и местного населения.  В результате решение таких вопросов буксует, местные интересы имеют приоритет и их забивают.
В 1992 году я описал этот колебательный процесс и предсказал, что в сложившейся ситуации смена централизма и федерализма в государственном устройстве будет идти с полуволной 12-14 лет. Именно столько нужно, чтобы соответствующая власть полностью оторвалась от интересов другой стороны и довела ситуацию до антагонизма.
Так что шаг Путина является вынужденным и неоптимальным.  Он устраняет накопившиеся тяжелейшие проблемы, связанные с игнорированием общероссийских интересов в регионах. Но этот же шаг закладывает мину будущего противостояния и краха централизма.
Впрочем, из этого заколдованного круга противоречий есть вполне несложный и оптимальный выход. Он был предложен в нашей программе административной реформы 1993 года. Выход заключается в том, чтобы разделить полномочия так, чтобы и овцы были целы, и волки сыты.
Для этой цели предлагалось разделить земские и центральные интересы и полномочия. Вопросами местного значения должна заниматься демократически организованная местная власть, а вопросами общегосударственными – жесткая вертикаль.   Такая организация позволит с одной стороны резко усилить власть вертикали, освободив ее от решения несвойственных вопросов и сконцентрировав ее ресурсы на направлениях общенационального значения,  а с другой стороны – обеспечить максимальный учет интересов и выстраивание баланса при решении вопросов местного значения.
На местах законодательная власть должна получить приоритет над исполнительной. Это означает, что земские правительства должны избираться земскими собраниями начиная от уровня района и до уровня субъекта федерации.  В этом случае правительство будет максимально приближено к интересам населения. Кроме того, неавторитарно организованная местная власть не будет иметь возможности для жесткого противостояния с центральной вертикалью.
Система же федеральных органов власти в регионе должна возглавляться назначаемым из центра губернатором. Но этот губернатор не должен вмешиваться в дела местного значения.
Естественно, должны быть разные бюджеты. Местное правительство исполняет местный бюджет, а губернатор – федеральный бюджет в регионе.  Ситуация, когда оба бюджета по сути исполняет один человек, одна структура, не может быть признана приемлемой, так как именно благодарая этой ситуации и возникает возможность нарушения тех или иных интересов – либо местных, либо федеральных.
Так организованная система власти сможет обеспечить равновесие, стабильность и баланс интересов.  Без ее введения и экономика, и социальная жизнь, будут иметь плачевный характер, как это имеет место в России сейчас.
Надежда на становление такой уравновешенной системы власти в принципе есть. Вопрос лишь в том – дальняя это перспектива или среднесрочная.
Сейчас Путин и его администрация совершили неизбежный шаг. Но вслед за этим шагом последует нарастающий ком проблем.  Если власти начнут искать способы их устранения, то они так или иначе вынуждены будут обратиться к нашему проекту реформы 1993 года и осуществить его в той или иной форме. Если маятник и дальше будет раскачиваться с той же амплитудой, и на смену неэффективному федерализму придет неэффективный централизм, то после краха режима эту же проблему придется решать следующему.
Так или иначе, Россия придет к здоровой организации системы власти – приемлемой альтернативы-то нет.
(продолжение следует)











 


В этом очерке популярно излагаются некоторые идеи аналитического доклада «Основные тенденции политического процесса в РФ и их развитие в 2004-2005 годах», который мы подготовили весной 2004 года для сведения наших клиентов, консультируемых нами инвесторов, предполагающих инвестировать в экономику России и заинтересованных в надежной оценке страновых рисков.

1
Слабость режима Путина стала ясна наблюдателям с середины 2003 года в рамках развития ситуации с наездом на национальную нефтяную монополию ЮКОС со стороны небольшой финансово-криминальной группировки, которая у аналитиков с середины 90-х годов носит название «Кировская», так как группировалась вокруг Кировского завода в СПб. На поверхности засветились только конкурсный управляющий ГОКа г-н Гилев, и бывший депутат Госдумы Юдин, не последние в этой группировке люди, в открытую ставшие инициаторами уголовного преследования руководителей компании.
Инициатором посадки Лебедева был не Путин, который узнал об этом от своей пресс-службы, а как раз представители кировской группировки. То, как легко братья Гилевы и Юдин посадили Платона Лебедева, вынужденный нейтралитет Путина и Патрушева, безуспешность попыток Касьянова, Грефа и даже Примакова отбить заложника - все это хорошо показало, насколько власть уже не способна противостоять хорошо организованным частным интересам.
Бюджет достаточно мало платит сегодня чиновникам, в том числе силовикам. Если кто-то заплатит им в 100 раз больше Путина, то и служить ему будут верой и правдой – ему, а не Путину. Учитывая, что в 2003 году эти чиновники получали $200 в месяц зарплаты, перекупить их оказывалось делом крайне легким.
Грамотно закупив определенный контингент чиновников с силовых и правоохранительных ведомствах, организовавшая наезд на ЮКОС группа фактически парализовала и так невеликие возможности Кремля влиять на ситуацию.
Ходорковский и вообще поколение политических и бизнес-игроков 90-х годов, вне зависимости от своей политической ориентации и отношения к режиму, привыкли считать, что государство - наиболее сильный игрок, и его позиция и вмешательство решают исход игры. В силу этого Ходорковский и рассчитывал, что втянув Путина лично и верховную власть в целом в эту склоку, он заставит наезжавших ребят уйти с поля. Поэтому и была организована в мировой прессе кампания давления лично на Путина и его ближайшее окружение, с обвинениями их в преследовании частного бизнеса и свободомыслия. Расчет был прост - ребята не захотят такого пиара и защитят Ходорковского сотоварищи от конкурентов.
Психологически Ходорковский не ошибался - Путин и его окружение действительно бы так и поступили, будь на то их воля. Но в том-то и дело, что возможности спасти Ходорковского без существенного риска для себя у Путина и его команды уже нет.
В последнее время государство в силу коррупции и отсутствия политической воли ослабло очень сильно. Сегодня административная власть Путина за пределами собственно кремля весьма зыбка. Путин не может повлиять на решения судов, зато частные лица могут повлиять на них при помощи весьма скромных сумм и реальных угроз. Путин не может продавить через толщу чиновничьих слоев свою волю низовому милицейскому аппарату, зато частные лица способны сделать это, взяв отдельных сотрудников милиции на дополнительную зарплату, существенно превышающую ту, что способен платить Путин. Путин не может быстро и эффективно оказывать давление на прокуратуру и силовые структуры, а частные лица всегда находят там агентов влияния.
Поэтому Путин и выбрал летом 2003 года единственно разумную в его положении позицию: он не вмешивается в процесс, не разрушая при этом иллюзию, что он его контролирует. Это, конечно, настраивает против него либеральную публику и ряд групп интересов в США, это создает ему репутацию бесчестного человека, пользующего административный ресурс, чтобы пограбить честный бизнес - но все это все же лучше, чем если бы все поняли правду: реальной власти, реального контроля за ситуацией в стране у Кремля нет.
Поэтому Путин устроил спектакль на заседании Правительства, публично запрещая чиновникам вмешиваться в дела (за три месяца они показали, что их вмешательство совершенно беззубо). Он даже оговорился, что следственные органы и прокуратура – чуть ли не отдельная власть, в дела которой не следует вмешиваться. А ведь по Конституции все эти органа как раз подчинены ему и он обязан вмешиваться в их деятельность. Но Путин говорил не о Конституции – он проговорился о реальном положении дел.
Когда наступающим стало ясно, что все попытки Ходорковского опереться на свое влияние в государстве вязнут в глубоком развале этого самого государства, они перешли в контрнаступление и заказали самого Ходорковского.
Ходорковский сотоварищи оказались неспособны играть по новым правилам. Они упустили время запрессовать наезжавших, рассчитывая на свою способность организовать мобилизацию и вмешательство верховной власти. Они до сих пор не понимают суть процесса и кажется верят, что все зависит от воли Путина и потому именно он ведет против них войну, он во всем виноват.
На самом деле от Путина зависит мало. В силу этого и давление на него, и обиды на него, и неверная интерпретация его неспособности положить конец наезду как нежелания положить этот конец - все это бессмысленно и неэффективно. Именно в силу такого неадекватного представления о происходящем, в силу проекции на сегодняшний день реалий времен ельцинизма, команда Ходорковского проигрывает и проиграет, несмотря на активную поддержку своих западных партнеров. Не с теми они воюют. Не с теми пытаются договориться.
Так что все дело в том, что молодые волки оказались готовы грызть старых волков. Пока что они просто начали новый передел собственности - по волчьим чубайсовым законам, но с поправкой на отсутствие государства в качестве ключевого игрока. Если в 90-е достаточно было купить очередного коха, мостового или самого чубиса - и волей государства собственность оказывалась в алчных, но не всегда сильных руках, то сегодня пошел настоящий передел и собственность достанется самым агрессивным, самым отмороженным, готовым бескомпромиссно идти до конца.
А вслед за собственностью в их руки будет переходить и власть.
2
Пиарная машина Кремля все это время пыталась не допустить понимания ситуации широкими кругами общества и бизнеса, а особенно понимания ее на Западе. Под ситуацию был построен PR-контент, будто власть сама борется с олигархом. Разумеется, наезжавшая на ЮКОС группировка эту позицию приняла и мгновенно стала пиарить, что действует не корысти заради, а только уважения к Путину для…
Однако, в самом Кремле было сделано два весьма серьезных практических вывода. Первый из них сделал Козак. Осознав, насколько управляемость зависит от разницы того, что чиновник может получить из бюджета и того, что он может получить из других источников, он предложил резко повысить зарплату чиновникам и силовикам.  Это был разумный шаг. Достаочный или нет - дело другое.
Второй вывод сделал Волошин. Осознав, что с поста Руководителя Администрации Президента он больше не может обеспечивать достаточную крышу бизнесу, на чем он, собственно, и зарабатывал до сих пор, Волошин принял твердое решение уйти из Кремля в бизнес.  Несмотря на довольно долгие и активные уговоры Путина, Волошин тихо покинул Кремль.
Найти на место Волошина игрока такой же квалификации, который мог бы осуществлять разруливание возникающих в государстве коллизий, оказалось невозможным. Кремль перестал быть привлекательным местом для специалистов такого уровня. В результате елдинственным работоспособным направлением деятельности администрации осталось только PR-деятельность. Собственно, с этого момента режим держится только на пиаре.
3
Характер PR-контента, который выстроен для поддержки имиджа устойчивого режима и влатсного президента, достаточно изощрен и в конечном итоге имеет своим главным адресатом западное общественное мнение и аналитические структуры, осблуживающие бизнес. Прежде всего, он ориентирован на дезинформацию именно этих центров и осуществляется ведущими специалистами СВР, занимавшимися информационным прикрытием спецопераций.
При строительстве этого контента учтены все доступные внешнему взгляду обстоятельства и проявления реальных процессов. При этом выстроена не слишком стройная, но вполне убедительная система их отпиаривания таким образом, чтобы скрыть  те процессы. Которые через них проявляются, и создать образ нерушимого и неколебимого государства советского типа.
В этом смысле власть похожа на ежика, ощетинившегося иглами: подумают, что страшный, не будут наезжать, пройдут мимо.  Кремль рассчитывает, что пока будут верить, что у него «все схвачено», никто в стране не станет покушаться на власть и даст спокойно поделить остатки доходной госсобственности, чем занята свободная от пиара часть администрации.
Однако, этот гипноз дает сбои, сталкиваясь с суровой правдой жизни. А горькая правда эта заключается в том, что ничего у Кремля на самом деле не схвачено, и кроме как клятв в верности на словах от чиновников и бизнесменов средней руки, он ни на что рассчитывать не может.
Провал на выборах СПС и Яблока показал, что Кремль не способен мобилизовать в пользу правых административный ресурс даже в тех масштабах, в каких это удавалось Волошину на прошлых выборах. Правые впервые официально получили столько же, сколько за них всегда голосовало на самом деле. Это было огромным провалом. Ошарашенные кремлевские и правительственные чиновники растерянно высказывали сожаление по поводу потери такой удобной оппозиции, а сам Путин дошел до заявления, что предоставит места в правительстве и чиновничьи кабинеты представителям партий, которым народ отказал в доверии. Впрочем, позже спохватились и повелели проигравшим изображать врагов режима и ругать режим во всех СМИ – опять же, за то, что у него якобы «все схвачено». Письмо с рефреном «все схвачено» подсунули подписать даже тюремному сидельцу Ходорковскому.
А тем временем стали появляться новые факты. То тут, то там на губернаторских выборах проваливались поддержанные Путиным фигуры. Особенно весело случилось это на Алтае, где поддержанный Путиным губернатор проиграл пустому месту, клоуну, массовику-затейнику, в принципе чуждому всей единороссово-чиновничьей системе.
Последовавшая цепочка мелких PR-провалов закончилась провалом грандиозным – убийством Кадырова. Убийство это, осуществленное далеко не только чеченской оппозицией, недовольной монополизацией финансовых потоков гудермесским кланом, но и недовольными происходящими в стране процессами силами в Москве, окончательно сделало ясным, как мало у Кремля в России схвачено на самом деле.
Впрочем, пока еще конструкция, поддерживающая имидж «все схвачено», работает неплохо, хотя бы для внутреннего употребления. Государственные СМИ поют дифирамбы демократ-баши товарищу Путину, а оппозиционные ругают его за монополизацию власти и подавление оппозиционных СМИ – хотя и опровергают последний тезис самим фактом своего существования.
4
Знаковым событием для Москвы стало появление русского варианта журнала ФОРБС со специальным «русским списком» миллиардеров.
Тут следует сделать отступление, дабы разъяснить широкой публике, в чем заключается PR-бизнес журнала ФОРБС. Всем известно, что он публикует списки самых богатых людей мира и разных стран. И широкая публика свято верит, что эти действительно списки властителей крупных состояний.
В реальности дело обстоит немного не так. Во-первых, методика журнала ФОРБС с точки зрения экономиста не выдерживает никакой критики – но именно поэтому экономисты ее не критикуют. Дело в том, что берутся записанные официально или косвенно на некоего господина активы и учитывается их капитализация по биржевым котировкам без учета ликвидности этих активов. Тое сть если я учрежу компанию с капиталом в 1000 долларов, разделенным на 1000 акций по 1 доллару, затем одну акцию продам кому-то на бирже за 10000 долларов (больше он не купит), то общая капитализация моей компании будет равна 10000*1000=10 миллионов. Так я стану по методике ФОРБС миллионером, но реально мой капитал не составит и одной тысячной этой суммы.
Учитывая, что большая часть форбсовых миллиардеров занимается именно спекуляциями на бирже, а в последние 10 лет NASDAQ, да и NYSE ставили рекорды по надуванию пузырей дутых компаний, их номинальные миллиарды вполне могут иметь именно эту природу.
Кроме того, ФОРБС не учитывает размытый характер собственности на фиктвный капитал в современной экономике и широкое развитие трастовых соглашений. В результате таких соглашений одному человеку может реально принадлежать капитал, фиктивно записанный на многих и наоброт, на одного человека может быть записан капитал, который реально принадлежит группам людей или целым организациям.
Следует учесть, что деньги шума не любят, так что ни один обладатель крупного состояния, реально играющий на рынке, никогда не позволит широкой огласки своего имени. Судя по тому, что редакторы ФОРБС все еще живы, они такой огласки ни разу не допустили.
Кто же попадает в список ФОРБС? Тот, кому это нужно, и кто это готов оплатить. А кому это может быть нужно?
Тому, кто занимается пиаром.
Все участники списка ФОРБС занимаются исключительно пиаром.
Например, милый Билл Гейтс – этакий Гарри Поттер, сивол американской мечты для ИТР. В действительности этот милый парень никогда не участвовал в разработке ПО и не руководил работой фирмы Microsoft. Просто однажды IBM решила из налоговых соображений вывести в отдельное предприятие свое софтверное подразделение. Занималась этим в юридическом департаменте IBM мама Билла Гейтса, а финансовым обслуживанием его папа – инвестиционный банкир.  Милый мальчик, учившийся на программиста был предложен ими на роль зицпредседателя и пиарного лица фирмы – и очень подошел к этой роли. На него папа с мамой записаи свою долю в капитале фирмы, а затем также поступили и еще несколько соучредителей. Естественно, Билл тут же оформил трастовые договора на реальных собственников и стал честно выполнять свою пиарную функцию, хотя и допуская при этом ставшие всемирно известными ляпы, вызванные его полной некомпетентностью в сфере собственно производства ПО.
Господа Сорос и Баффет также не присутствовали в списках ФОРБС, пока занимались игрой на бирже и весьма интимными финансовыми операциями по отмывке денег из Восточной Европы. Зато когда они стали заниматься PR, и его посредством влиять на биржу и инвесторов, их тут же поместили в первые строчки ФОРБСового списка, дабы придать вес их словам.
Или вот Рома Абрамович. На него записано несколько миллиардов. Также как на Березовского или Таню Дьяченко. Однако, все деньги этой финансовой группы («семьи») на самом деле… числятся на них номинально. То есть записаны они на Рому и прочих, а по трастовому соглашению реально ими распоряжается некий фонд «Мюльхауз капитал», то бишь стоящие за ним инвестиционные банки «Мэрилл Линч» да «Голдмэн и Сакс». Рома же с Платоном Елениным занимаются пиаром.
Конечно, они не бедствуют. В их распоряжение поступает достаточно денег, чтобы пиар этот обеспечивать и не отказывать себе да гостям в миске с черной икоркой. Но о миллиардах, конечно, речь и близко не идет.
Например, решат Мерилл да Голдмэн, что надо русскими деньгами заткнуть финансовые дырки в английском футболе – и приходится Роману изображать любовь к футболу, с кислой миной сидеть на матчах, слушая крик фанов «У нас до хрена денег!» и понимая, что деньги действительно у них, а не у него. Или приходится покупать себе один за другим самолеты с мощной системой ПВО на борту. Только столь ли часто летает Рома, чтобы столько самолетов ему было надо? Проще ведь арендовать…  Кстати, он и летает на арендованных, а вот кого возят на записанных на Рому – известно ил ему самому?
Не будем углубляться в анализ всего форбсового списка, ибо мысль уже ясна. Лучше сделаем простое умозаключение: Появление ФОРБСа в России не случайно. Если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно, как сказал сто лет назад известный специалист по PR. Его появление проплачено, и места в списке тоже.
Как проплачено? Да у всех на глазах проплачено, самым класическим способом легализации больших денег. Накануне появления списка один из его фигурантов. Некий господин Вексельберг, приобрел у клана Форбсов некие яйца, приписываемые Фаберже (в советское время на рынок были выброшены десятки тысяч подделок продукции этой мастерской, клеймленые конфискованными у Карла Фаберже клеймами). И купил их за сумму, которая втрое превышала ту, которую можно было надеяться выручить на аукционе.  Если это не отмывка, то что же?
Впрочем, вряд ли их действительно собирались выставлять на аукцион: не дай Бог, попали бы они в чужие руки, да на независимую экспертизу…
Итак, понятно как проплатили. Но ДЛЯ ЧЕГО? Ведь публикация списка означает для этих ребят конец их тихого бизнеса и переход в число PR-деятелей и фигур.
Но следовательно, именно это и было целью. Более ста из числа ведущих бизнесменов Москвы решили расстаться с бизнесом в России и стать PR-фигурами.
Зачем? Достаточно проследить судьбу первопроходимца олигархической братии – пресловутого Платона Еленина, в девичестве Березовского. Именно передав свои деньги в управление западным хозяевам и став известной и знаковой фигурой, он обеспечил себе интеграцию в английское общество и твердую защиту английской короны. Вслед за ним то же самое проделал и казначей «семьи» Роман Абрамович.  Стало ясно, что нет другого пути прочно осесть на Западе: пиарься, чтобы не ограбили, делись, чтобы не пришили.
И вот сотня московских воротил покупает себе билет в англосаксонский истеблишмент.
Что побудило этих людей свернуть свой бизнес в Москве на пике нефтяной конъюнктуры, в разгар строительного бума?  Да просто они поняли урок дела ЮКОСа куда адекватнее, чем западные аналитики и русская публика. Они поняли, что Кремль уже не способен урышевать их бизнес от наездов и поддерживать минимальный порядок. Они поняли, что страновые риски начали нарастать с неимоверной скоростью. Они осознали, что надо вовремя смыстья.
И купили свой билет.
5
Но на фоне всеобщей изготовки к повальному бегству есть одна сила, которая действует прямо противоположным образом. Она также сознает всю слабость Кремля, но она тратит огромные ресурсы на поддержание пиара, будто все у Кремля схвачено. Она актвно старается прибрать к рукам ресурсы Кремля.
Эта сила официально называется «Альфа-груп».
В советское время эта сила сложилась в рамках Минвнешторга, нераздельно переплетенного с ПГУ КГБ (Внешняя разведка), осуществлявшего через чиновников этого ведомства свои операции по внебюджетному финансированию деятельности этой разведки. Вторым каналом, через который работало ПГУ, были эмигранты из СССР и Восточной Европы – по тем временам, понятно, преимущественно евреи. Конечно, не все оказали ПГУ и ЦК столь  неоценимые услуги, как Сорос, но бизнесменов рангом помельче в Израиле и США были тысячи,  а русский департамент Банка оф Нью-Йорк оказался к 90-м годам полностью укомплектован агентурой Примакова из числа бывших ленинградских комсоргов.
Если в ельцинские времена эта группа был лишь одним из столпов олигархического режима, то с ослаблением государства и распадом олигархии она осталась по сути единственным столпом. Сегодня именно Альфа-груп осуществляет поддержку режима.
Именно специалисты бывшей СВР осуществляют сегодня тот PR, на котором держится режим Путина. Именно они сочинили самому Путину биографию бывшего разведчика (на самом деле он служил в контрразведке, в режимном отделе, и в Германии занимался лишь разбором доносов и склок в советской колонии). Именно они осуществляют сейчас под брэндом «Сурков» всю PR-технологическую работу по сдерживанию нарастающей дестабилизации.
Но одним пиаром эти ребята не ограничиваются. Они активно прибирают к рукам наследство осуществляющей интенсивную релокацию в Лондон «Семьи».
Характерна в этой связи история с назначением нового премьера. Структура нового кабинета готовилась с осени. Ключевыми фигурами в этой подготовке были Козак и Алешин. Неплохие, кстати, ребята (говорю искренне, в лести меня теперь уже вряд ли кто заподозрит :). Сделали они структуру «под себя». Премьерское место – для Козака и единственное вице-премьерское – для Алёшина. Ох, как жалеют теперь они об этой идее!
Когда указ о новой структуре кабинета и о внесении в Думу нового премьера (Козака) был уже готов к подписанию, в кабинет Путина с очередным докладом вошел Сурков. О чем они там беседовали, не знаю, хотя догадаться в общих чертах несложно. Когда Сурков вышел, в секретариат ушел новый вариант указа -  о назначении на пост премьера Михаила Ефимовича Фрадкова, бывшего вице-президента Альфа-банка, курировавшего до 2003 года все дела Альфа-груп в Европе.
Судя по поведению Путина, Козака, Алёшина, Сечина и Иванова, для всех них произошедшее оказалось неожиданностью. Путин дал убедить себя отставить Касьянова до выборов, считая это всего лишь пиарным ходом. Альфе же нужны были твердые гарантии, получить которые можно было только до выборов – в форме получения всех несиловых постов в правительстве. Когда Путину был предъявлен счет за услуги по проведению думской и президентской кампаний, полностью оплаченных Альфа-банком, ему уже не оставалось ничего, кроме того, чтобы расплатиться. До выборов оставались считанные дни.
Сегодня Фрадков использует свои полномочия для решения вопросов, связанных с бизнесом Альфа-груп, посылая с остальными к Козаку.
6
Чем объяснить тот факт, что Альфа-груп действует сегодня в противофазе ко всей московской бизнес-элите, твердо нацелившейся на бегство из РФии? Патриотические мотивы отпадают сразу: патриотизм всегда считался последним прибежищем неудачников, но элита ни в одной стране им особо не страдала. Тем более, заподозрить в оном Авена, Фрадкова, Фридмана, Примакова, Суркова и компанию было бы столь же смело, сколь и контрпродуктивно для дальнейшего анализа.
Давайте лучше зададимся вопросом – а есть ли куда свалить этим ребятам?
Дорожка, протоптанная «семьей» - сдача капиталов в трастовое управление и тихое доживание на пенсии в Англии или на Багамах, либо высокооплачиваемая работа в сфере рекламы пиццы-хат и другого PR – их не слишком устраивает. Хочется своими капиталами распоряжаться самим. А для этого нужна база. И если в Америку и Англию с капиталами не сунешься, то остается один вариант – Израиль.
В Израиле, конечно, у этих ребят все схвачено. Министры из числа сексотов будут при любом премьере, бизнесмены из числа завербованных в 70-е валютчиков и педерастов есть в неограниченном количестве, а уж журналистов, готовых на распиаривание благодетелей в русской диаспоре, вообще немеряно. Однако, как показал опыт Гусинского, Израиль – не слишком непробиваемая крыша. Точнее, крышевать он может лишь в пределах своей территории, не слишком превышающей территорию города Москвы.
Однако, после трудов премьеров Рабина и Барака существование Израиля как государства оказалось поставлено под очень серьезный вопрос. В среднесрочной перспективе – более чем серьезный. Кроме того, в Европе антисемитизм, во всяком случае антиизраильская позиция, уже стала официальной линией европейской политики. Европейцы давно держат курс на ликвидацию Израиля, а нарастающая мусульманизация Европы делает эту линию устойчивой и неизменной в перспективе.
В этих условиях еврейская община США, в которой скепсис в отношении Израиля также довольно велик, может в конце концов принять решении о сдаче ближневосточного форпоста. И найдет способы тихо изъять у ребят из Моссада их ядерные бомбы, дабы провести ликвидацию наследия Бен Гуриона и Голды Меер эффективно и нешумно.
Итак, Израиль в качестве операционной базы выглядит привлекательно, но ненадежно. Во всяком случае, в качестве единственной операционной базы не годится. А это означает для Альфы безальтернативность курса на поддержание основной операционной базы в России.
Годится ли Россия в ее нынешнем состоянии на эту роль? Очевидно, нет. Без серьезной власти. Без стабильного общества и устойчивой экономики, на половине страны, не имеющей даже реальных границ, базу не построить.
Проводившийся семьей курс на разграбление с последующей сдачей Китаю, дабы покрыть масштаб воровства, привел РФ в совершенно неуправляемое состояние. Но этот курс был возможен потому, что русский этнос за прошедшие пятнадцать лет проявил полное безразличие к судьбе России, показал, что Россия ему не нужна.
Кому же она нужна? Альфа-груп? Но даже с помощью всей своей заграничной группы поддержки, сможет ли она, прибрав к рукам власть в РФ, укрепить государство, а точнее выстроить его заново? Сможет ли она осуществить интеграцию бывшей территории СССР в единое жизнеспособное государство? Ведь в рамках только РФ жизнеспособного государства не построит никто…
В этой связи вспоминается анекдот 70-х годов прошлого века о политинформации в сельском Клубе, окончив которую, инструктор райкома отвечает на вопросы. Вопрос задает старый пенсионер:
- Скажи милок, какие у нас отношения с Китаем?
- Этот вопрос не актуален.
- Дык как же неактуален? Их целый мульярд! А ну как на нас попрут?
- Дело не в численности. Судите сами. Евреев в Израиле три миллиона, а арабов – двести миллионов. И ничего, держатся. Я ответил на Ваш вопрос?
- Ответить-то ответил, милок. Токма ежели китацы на нас попрут, хватит ли у нас этих явреев…
Похоже, спустя четверть века Россия стоит перед этим самым вопросом.
7
Последний сюжет анализа касается перспектив тектонического слома ситуации.
Выше мы уже видели, что нынешний режим в России держится на пиаре и по сути только на пиаре. Он не контролирует ситуацию, но пиарит, что «все схвачено». Это обеспечивает социальную пассивность основной массы населения и среднего бизнеса, на которой базируется видимая общественная стабильность.
Ключевая фигура этого пира – Путин, Президент, всенародная харизма, безальтернативный брэнд режима. Весь пиар замкнут на одну эту фигуру. Убери ее  -  и развеется туман, а с ним начнет рушиться карточный домик режима.
А потому так велик соблазн нанести этот смертельный удар в самое уязвимое место.
Насколько велика опасность такого удара? После убийства Кадырова ответ на этот вопрос представляется достаточно очевидным. Кадырова охраняли сотни бойцов, имевших опыт настоящей войны. Руководил охраной сын Кадырова. Все окружающие были кровно заинтересованы в его безопасности, ибо через него шли к клану все блага. И при этом нашлась возможность Кадырова уничтожить.
Путина охраняют не бойцы-ветераны, а зажравшиеся московские охранники, психологию которых и отношение к охраняемому объекту так точно описал Коржаков в своих незабвенных мемуарах. Не знаю, читал ли их Путин, но я не чувствовал бы себя спокойно, вспоминая, как описывает Коржаков свой инструктаж ребятам, которые должны охранять человека, платящего им не бюджетные, а кровно заработанные деньги…
Мотивы повторить кадыровский сценарий есть сегодня у многих. Уверившие в сурковский пиар чиновники всех мастей обнаглели сегодня до невозможности. Невозможно стало договариваться, невозможно пробить тупое безразличие. В результате дела стоят, и каждый день простоя стоит денег. А ведь стоит лишь пошатнуться стабильности государства, задрожат чиновники за свои места, станут любезны и исполнительны, дела сдвинутся с места, компромиссы будут быстро найдены. Так что инвестиции в этот теракт окупятся сполна.
Еще Макиавелли утверждал, что опасности государю происходят не от народа, а от нобилей, так как именно последние готовы на любое преступление, сулящее им хорошую прибыль. Ту же мысль повторял и Ленин, описывая психологию крупной буржуазии. Мотивы поквитаться сегодня есть, например, у ребят из ЮКОСа-Менатепа, которым за свои финансовые потери куда психологически комфортнее квитаться с Путиным, а не с Юдиным. Мотивы половить рыбку, замутив воду, есть сегодня почти у всех группировок, пиар-лидеры которых засвечены в списке ФОРБС, а также и у незасвеченных.
Но теперь есть и другая сторона вопроса.
Кто будет и.о.Президента в случае неспособности действующего Президента исполнять свои обязанности? Правильно, г-н Фрадков. И будет их исполнять до выборов в течение полугода.
А у кого в руках все пиар-ресурсы на период выборов? Правильно, у господина Суркова.
А кто будет финансировать выборы? Правильно, снова Альфа-банк.
А за кого у нас привык голосовать народ? Верно, за действующего начальника.
Ну и кого же должна будет в таких условиях признать своим официальным кандидатом «Партия власти»?
«Фрадков – это Путин сегодня». «Верной дорогой ведет нас истинный Путинец товарищ Фрадков. Скорбя и помня. Веруя и любя». «Дело Дорогого Вождя Владимира Владимировича продолжит наш Любимый Руководитель Михаил Ефимович». «Голосуй сердцем, отключи мозги». Разродятся слоганами кошмаровы да лесины, промоют мозги через телеящик, и в мудрость и твердость Фрадкова поверит народ, как верил в доброту и святость Николая I, гениальность Ленина, безгрешность и преступность Сталина, демократизм Хрущева, компетентность Гайдара, патриотизм Примакова, «всесхваченность» Путина…
Насколько вероятен такой сценарий?
Многие в Москве к нему готовятся.

ЛИЧНОСТНЫЙ РОСТ

Освоение архива вопросов и ответов по личностному росту гарантирует ежедневное изменение Ваших отношений с реальностью к лучшему.
Август 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Jamison Wieser