?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Государственная Дума уже второй месяц рассматривает проект федерального бюджета на 1997 год, то отвергая его, то соглашаясь. Депутатов смущает огромный дефицит, резкий рост фискального гнета. Особенно комичной кажется попытка ввести налог на доходы по ГКО и при этом увеличить их выпуск. Ведь доходы по ГКО уже сейчас столь низки, что все держатели пытаются от них избавиться. Вдобавок нереалистические надежды на рост поступлений в результате административных репрессий, отсутствие инвестиций и структурной политики - все это делает проект неприемлемым для страны. Мы все встали перед проблемой - с одной стороны бюджет, который во-первых нереален, а во-вторых будет иметь самые тяжелые последствия для каждого гражданина в случае его принятия. С другой стороны - ничего другого Правительство предложить просто не в состоянии.
Почему же мы попали в столь безвыходную ситуацию? Последние пять лет нам сверху обещают окончание спада, а реальный уровень жизни по данным официальной статистики продолжает падать на 10-15% в год (при том, что и так он в три с половиной раза ниже доперестроечного), спад производства продолжается, нарастают неплатежи в промышленности, все труднее становится выплачивать зарплаты и пенсии во всех отраслях. Самые радужные обещания Правительства уже свелись к надеждам, что с 2000 года в стране начнется рост производства на 6% в год. При таких темпах нам удастся восстановить уровень 1985 года к 2045...
Что это? Неужели провал курса реформ - курса, пользующегося неизменной поддержкой российских избирателей на всех выборах и референдумах? Ведь если результаты так безнадежны, может быть не стоило начинать все эти реформы? Может быть не стоило отказываться от плановой экономики, кормившей нас втрое лучше? Неужели же все делали неправильно?
Нет. То, что делали, делали вполне правильно. Проблема в том, чего не делали.
За последние шесть лет в России практически создана инфраструктура современной экономики. В основном решены вопросы регулирования собственности и бизнеса, действуют современные рыночные институты. Конечно, можно было сделать все это грамотнее, можно было и с меньшими социальными издержками - но главное налицо: курс реформ проводится достаточно последовательно.
И все же - спад, нищета, социальная напряженность, рост криминалитета и пугающие перспективы. Почему?
Ответ здесь прост. Он заключается в недооценке реформаторами роли самого важного фактора любой экономики - структуры денежного обращения.

Что же творится с деньгами?

Денежное обращение является базой экономики. Чем более высокоструктурирована система денежного обращения, тем более развитую экономику она способна обслуживать, тем больше конечный уровень производства и потребления. Именно с построения новой структуры денежного обращения должны были начинаться любые реформы.
Количественный показатель уровня системы денежного обращения - отношение денежной массы (агрегата М3) к ВВП. Наиболее высок он в Японии - порядка 106%. Для США он колеблется на уровне 92-99%, для европейских стран - 90-96%, для наиболее бедных стран - 10-15%, для Латинской Америки - 25-45%. В СССР он приближался к 65%.
Логика политической борьбы в последний год существования СССР разрушить существовавшую в стране систему денежного обращения. Новая система денежного обращения стала складываться стихийно - в результате зимствований некоторых зарубежных институтов и попыток вмонтировать их в развалины советской системы. Сложилось так, что специалистов по денежному обращению в составе Правительства и финансовых структур нет, и суть процессов, происходящих в денежном обращении, никем не осознается.
Сложилась абсолютно неструктурированная система денежного обращения, способная обращать денежную массу объемом не более 15% легального ВВП (то есть 8% реального ВВП). Превышение этого объема вызывает инфляцию и опять возвращает денежную массу к этой величине.
Отсутствие достаточного объема денежной массы заставляет экономику "упрощаться", приспосабливаться к новой структуре денежного обращения. Этот процесс и идет последние пять лет. Происходит не просто циклический спад производства (который может когда-нибудь смениться подъемом). Происходит сброс всех характерных для развитой экономики структур, идет адаптация к условиям афро-азиатской экономической структуры.
Поскольку упрощение экономики - длительный процесс, она пока еще сохраняет определенные элементы высокоразвитой инфраструктуры, оставшиеся от "проклятого застоя". В силу этого рассчитанная на афро-азиатскую модель экономики структура денежного обращения не способна эти сферы обслуживать. Возникают так называемые компенсационные круги денежного обращения типа неплатежей или долларовых оборотов. Причем объем неплатежей превышает рублевую массу в 3 раза, а количество долларов - в 2,5 раза.
На сегодня нехватка денежной массы является причиной недостаточности бюджетных средств, невыполнения бюджета, задержки зарплат и невыплаты налогов. Эти проблемы в рамках действующей структуры денежного обращения не могут быть разрешены, а будут усугубляться. Усугубление этих проблем и есть объективный инструмент упрощения экономической инфраструктуры, то есть ликвидации характерных для развитой экономики отраслей - науки, инженерного комплекса, выскокотехнологической индустрии, развитого здравоохранения.
Поэтому-то сегодня кажется такой безвыходной и ситуация с бюджетом. Другого бюджета при существующей структуре денежного обращения быть не может. А этот бюджет означает гибель.

Есть ли выход?

 В то же время выход из ситуации очевиден. Это - проведение финансовой реформы, синтез современной структуры денежного обращения, которая позволит добиться скорейшего экономического расцвета. Причем затраты на финансовую реформу нужны минимальные.
Результатом создания эффективной структуры денежного рбращения будет рост денежной массы за несколько лет с 10% до 110% ВВП. Этот рост будет безинфляционен, то есть в сфере денежного обращения будет создана добавленная стоимость, равная примерно 100% годового ВВП. Уже в первый год чистая прибыль от финансовой реформы в масштабах страны может составить порядка 700-800 трлн. рублей (объем вытесненных неплатежей).
Появление такого источника финансирования бюджета позволит отказаться на несколько лет от налогов, что резко улучшит экономическую конъюнктуру. Направив эти средства на рост зарплат примерно в полтора раза, а также на восстановление нормального финансирования НИОКР и военных закупок, можно вызвать в стране резкий рост платежеспособного спроса, который сделает российский внутренний рынок самым доходным и привлекательным для инвестиций - как отечественных, так и иностранных. Останутся в бюджете огромные средства и на госинвестиции, которые следует направить на внедрение новейшей техники. В результате начнется бурный рост экономики, уже через три года будет превзойден доперестречный уровень жизни и производства, но на новой структурной основе, обеспечивающей дальнейший рост.
Таково оптимальное в нынешней ситуации решение проблемы финансирования, упорно предлагаемое нами с 1991 года и столь же упорно отвергаемое. Другого все равно не будет. Речь идет лишь о том, раньше или позже придется обратиться к нашим рецептам. Когда денег не хватит на содержание армии? или органов МВД? или аппарата президента?

Чего же не понимают реформаторы?

Есть два разных вида экономического образования. Первое - образование для исполнителей. Его цель - программирование определенного поведения всех, кто занимается какой-нибудь деятельностью на рынке. Благодаря предсказуемости их поведения можно пользоваться очень широким набором рычагов для управления экономикой. Разумеется, об этих рычагах не знают ни сами исполнители, ни обучающие их профессора. Поэтому система подготовки исполнителя советского по уровню мало отличается от подготовки исполнителя американского. Она не дает возможность глобально управлять экономикой.
Несчастье России заключается в том, что наши реформаторы весьма старательно усвоили систему знаний, предназначенную для американского исполнителя, и свято уверовали в то, что это-то и есть истина в последней инстанции. Когда же они попробовали все это применить на практике, оказалось, что чего-то не хватает для реального результата. Чего-то, чего в учебниках и нобелевских лекциях не содержится.
В начале века в Петербурге была очень сильная школа высшей экономики. Именно она сумела построить в 20-е годы самую высокоэффективную (на тот момент) финансовую систему в мире, а в 30-е годы весьма динамичную экономику. До тех пор, пока были живы создатели советской экономики, она развивалась удивительно эффективно. Небывало быстрое построение современной промышленности, победа в войне, выход в космос - эти забытые ныне успехи были вызваны, конечно, не торжеством марксистской религии, а грамотным управлением экономикой.
Закрытость этой школы сыграла с ней дурную шутку. Закрытые системы деградируют сос меной поколений. Первое - творцов - поколение владеет методом. Второе - эпигоны - владеет системой и знает правила игры в ней. Третье знает уже только способы адаптироваться в этой системе, но не способно адаптировать систему к окружающему миру.
В эту-то ловушку и попала наша экономика. Уход первого поколения со сцены породил застой и неэффективность. Уход второго - жестокий кризис. Четвертое же поколение с самого начала воспринимало сту систему как мертвую и бросилось искать истину в дешевых американских учебниках.
Наши реформаторы совершенно неосведомлены о сущности денег. Они до сих пор воспринимают деньги как сущность, а не как процесс. И структура этого процесса для них просто не существует.
Система денежного обращения состоит из различных кругов обращения с разными формулами обращения денег. Между этими кругами существует динамическое равновесие, обеспечиваемое процедурами перетекания.
Разные круги обращения характеризуются разными процедурами обращения денег. Скажем, на потребительском рынке расчеты производятся просто: вынул купюру из кармана, отдал, получил товар.
Иное дело - мелкооптовый рынок. Там хотя ныне тоже рассчитываются наличными, но уже возникают расходы по перевозке больших масс наличности, организации безопасности и т.п. Не правда ли, уже совсем другая скорость обращения, другие дисконты и другие риски? А пару лет назад имела место еще и необходимость конвертации в доллары.
В крупнооптовых расчетах ситуация опять качественно меняется. Либо приходится рассчитываться долларовыми чемоданами, либо гонять по безналу, либо производить взаиморасчеты между счетами в Швейцарии. Здесь уже не обойдешься без бандитов, отставных и действующих ГБшников, стрелок между крышами и других сопутствующих процедур. Соответственно меняются скорости, дисконты, риски и прочие характеристики.
Безналичные расчеты тоже имеют качественные различия в зависимости от суммы. В США об обналичивании сумм свыше 10 тысяч в обязательном порядке извещается полиция, а сумм свыше 50 тысяч - ФБР. Переводы сумм свыше 100 тысяч пристально контролируются Минфином в лице как финансовой разведки, так и контролера по днежному обращению. Кроме того, есть различные страховки, премии, псевдодисконты и т.п.
У нас переводы крупных сумм требуют обязательного контроля какой-либо спецслужбы. Это не мешает деньгам пропадать по дороге, процедура их розыска является обязательной частью перевода как такового. Понятно, что это находит свое отражение в формуле обращения, определяя реальное время перевода, дисконт по этому времени, штрафы, санкции, пени, риски и страховые премии.
Кредитное дело тоже сводится к обычным ростовщическим операциям лишь в случае мелких сумм. При крупных суммах не только существуют десятки страховок, премий и накруточек. Между открытием линии и фактическим перечислением денег выполняется еще множество процедур.
Можно долго рассказывать об особенностях взаиморасчетов предприятий (в том числе об экзотическом обороте неплатежей), инвестиционных расчетов, пенсионных и социальных выплатах, бюджетных операциях и т.п. Важно усвоить главное: во всех этих кругах обращения разные формулы обращения, разные по сути деньги. Перетекание денег из одного круга в другой, превращение их в из одной формы в другую тоже определяется определенными процедурами и формулами. В целом все они и составляют формулу денежного обращения.
Неплатежи составляют форму денег в нашей экономике. Если нет бубликов, обращаться могут и дырки от бублика. Неплатежи оказываются и средством взаиморасчетов, и средством тезаврации, хотя и привязаны к рублю как к эквиваленту. Их появление связано с тем, что Гайдар разрушил ту процедуру перетекания денег из этого круга обращения в "более низкие" (на потребительский рынок), которая обеспечивала статическое равновесие. В результате все рубли, появившись в этом круге расчетов, мгновенно вытекают на потребительский рынок. Для обеспечения взаиморасчетов в отсутствие рублей предприятия эмитируют свои долговые обязательства (часто безбумажные), которые и называют неплатежами.
Сегодня неплатежей в нашей экономике обращается около 600-700 триллионов рублей. Самих же рублей чуть более 200 триллионов.
В 1992 году ЦБР попытался развязать неплатежи, снабдив предприятия рублями. Рубли мгновенно перетекли на потребительский рынок с последующей дикой инфляцией, а взаиморасчеты предприятий продолжают обеспечиваться неплатежами. С тех пор создаются десятки правительственных комиссий по этому вопросу, которые так и не сумели этот вопрос корректно сформулировать.
А пока вещи не будут названы своими именами, говорить, что Правительство контролирует ситуацию в экономике, не приходится.

Где же найти деньги для бюджета 1997 года?

В то же время найти деньги для финансирования бюджета 1997 года можно. Их даст проведение в этом году первого этапа финансовой реформы. Этот этап почти не требует серьезных организационных и структурных затрат. Он затронет только один круг денежного обращения - взаиморасчеты предприятий. Нормализация ситуации здесь даст немедленный эффект.
Восстановить статическое равновесие в этом круге уже невозможно. Значит, надо найти динамическое равновесие.
Что же мы предлагаем?
1. Четко определить понятие "Фонда производственных оборотных средств" (ФПОС) и расписать порядок его расходования. Короче, эти деньги могут идти только на взаиморасчеты между предприятиями, не могут проедаться, идти на зарплату и социальные выплаты и т.п.
2. Установить норматив отчислений части добавленной стоимости, произведенной предприятием, его доходов, в этот ФПОС. Норматив должен быть добровольным, но его выполнение должно влечь льготу - освобождение от 100% НДС и налога на прибыль и даже от их исчисления. До тех пор пока норматив выполняется.
Понятно, что связывание части денег предприятия в ФПОС и ограничение на их использование - вещь неприятная. При обычных условиях все директора на этот закон наплюют или найдут способы легального обхода. Но если выполнения норматива будет добровольным и влечь льготу в размере 100% страшных гайдаровских налогов - дело другое. В распоряжении предприятия оставляют такие деньги, всего-то навсего несколько ограничивая их использование! Очевидно, этой льготой предпочтут воспользоваться 100% предприятий.
Выполнение норматива будет означать запуск процесса откачки денег из других кругов обращения в круг взаиморасчетов предприятий. Естественно, обернувшись там один-полтора раза, этот рубль будет возвращаться на потребительский рынок (так как поставщик зачисляет в свой ФПОС только определенную нормативом часть полученной суммы). Но это будет компенсироваться откачкой в этот круг средств с потребительского рынка. Так установится динамическое равновесие.
Рубль, как более привлекательное платежное средство, чем неплатежи, будет очень быстро вытеснять их. Фактически сразу же, как в ФПОСах появятся деньги, партнеры откажут в поставках за неплатежи. Произойдет ремиссия неплатежей.
Процесс постепенного перехода к динамическому равновесию займет три-шесть кварталов. За этот срок с потребительского рынка и из других кругов ФПОСы как гигантский пылесос высосут 600-700 триллионов, которые заместят вытесняемые неплатежи. Чтобы поддержать равновесие, за тот же срок надо эмитировать в эти круги обращения эти самые 600 триллионов. Понятно, что от такой эмиссии объем денежной массы в этих кругах не возрастет, а значит инфляции не будет. Доход от эмиссии этих 600 триллионов будет чистым доходом казны.

Жить без налогов? Вполне реально!

Но ведь 600 триллионов - это в три раза больше, чем планирует собрать своими драконовскими налогами Черномырдин! Отказываясь от НДС и налога на прибыль в форме льготы, стимулирующей создание ФПОСов, мы втрое увеличиваем доходы бюджета. Заодно можно отказаться и от всех налогов с населения, исчисление и сбор которых уже обходятся дороже их размеров.
Итак, три года мы можем жить только засчет добавленной стоимости, создаваемой при нормализации денежного обращения и таможенных сборов. Только засчет одной, самой первой меры на этом пути! Другие меры также дадут доход, который позволит еще на несколько лет продлить оффшорный режим. Кроме того, и после возвращения к налогам, их тяжесть при налаженном денежном обращении не будет идти ни в какое сравнение с нынешней. Времена Гайдара и Черномырдина будут вспоминаться как кошмарный сон.
Государству, конечно, придется с грустью расстаться с расплодившейся за годы реформ армией налоговых инспекторов и налоговх моно- и полицейских. Социальные последствия такого шага столь серьезны, что вся эта армия может заблокировать (и уже сегодня блокирует) процесс нормализации денежного обращения. Очевидно, надо предусмотреть отступного и засчет возросших доходов бюджета предусмотреть специальный фонд на возмещение указанным лицам всего объема их зарплат и взяток, а также на создание для них синекур.
Ликвидация налоговых органов в той форме, в какой они есть сегодня, будет устранением одного из важнейших препятствий на пути развития предпринимательства и привлечения капиталов. В дальнейшем эти органы тоже в такой форме и объеме не понадобятся, так как новое законодательство о финансовой дисциплине позволит ввести безакцептную форму налогообложения, резко сократить номенклатуру налогов, облегчить процедуру их исчисления, исключить спорные ситуации, порождающие коррупцию.

Новая концепция бюджетных расходов

Новая концепция бюджетных расходов прямо противоположна концепции "жесткой экономии". Предпосылкой для этого является появление достаточных финансовых ресурсов в бюджете.
Эта концепция предусматривает:
1. Стимулирование спроса через реальное повышение уровня жизни.
2. Проведение активной инновационно-инвестиционной и структурной политики.
3. Превращение федеральных инвестиций в основной инструмент строительства современной рыночной экономики.
Для развития нормальной, ориентированной на покупателя экономики нужен платежеспособный спрос как со стороны населения, так и со стороны государства - основных конечных потребителей. Для государства его обеспечивает бюджет, для потребителя - зарплвты и социальные выплаты. Поэтому предлагаемая нами концепция экономических реформ содержит механизм реального повышения уровня жизни в стране.
После трагичного падения в три с половиной раза в 1992 году уровень в жизни в России реально не повышается. Происходит только процесс перераспределения доходов, при котором узкий круг социальных групп восстанавливает и изредка превышает догайдаровский уровень жизни за счет обнищания работников бюджетных сфер и крупной промышленности.
Поэтому мы предлагаем в первый же год серьезно увеличить (примерно в полтора раза в реальном исчислении по сравнению с 1996 годом) реальные доходы работников бюджетных сфер. Кроме того, увеличение госзаказа и инвестиционной активности государства приведет к росту реальных доходов работников промышленности и строительства.
В этих условиях резко возрастет платежеспособный спрос населения. Та его часть, которая будет направлена на приобретение дорогих импортных товаров, будет стимулировать импорт и возвращаться в доход государства через механизм импортных пошлин. В то же время большая его часть будет направлена на приобретение товаров отечественных производителей, что повлечет расширение производства товаров народного потребления путем задействования простаивающих мощностей и реальной конверсии.
Таким образом, будет обеспечено реальное и существенное расширение внутреннего рынка России.
Федеральные расходы на НИОКР должны составить не менее 2% ВВП. Источники средств для этого описаны выше. Этот объем финансирования позволит начать процесс восстановления научного потенциала России.
Основой индустриальной политики станет ориентация на массированную инновационную деятельность.
Факт уничтожения прежнего научно-промышленного потенциала СССР за 1992-1996 годы, являясь несомненно прискорбным, открывает тем не менее весьма радужные перспективы. Это связано с тем, что устоявшаяся промышленная система, вообще говоря, слабо восприимчива к инновациям и в связи с этим начинает проигрывать в конкурентной борьбе менее устоявшимся. В этом причина серьезного технологического отставания СССР в 70е-80е годы, технического отставания США в 80е-90е годы, технического отставания Великобритании после первой мировой войны и т.п.
Разрушение технологического потенциала нашей страны дает нам возможность ставить задачу не столько его восстановления, сколько строительства принципиально нового, на новой технологической основе. Такая постановка задачи позволяет при формировании этого нового научно-промышленного потенциала использовать все фундаментальные результаты, открытия, изобретения, технологии последних десятилетий. Интегральное использование всей суммы инноваций позволит создать принципиально новую производственную систему.
В частности, по экспертным оценкам, строительство к 2000 году такой научно-промышленной системы в национальном масштабе вне зависимости от форм собственности и организации присвоения приведет к удешевлению основных фондов в промышленности в целом в 6-9 (!) раз. Это позволит преодолеть довлеющую над мировой экономикой с конца 70х годов тенеднцию коллапса прибылей.
Поэтому надо предусмотреть в бюджете большое количество федеральных инновационно-инвестиционных программ в области промышленности, транспорта и связи. Основной целью их реализации должен быть принципиально новый уровень отечественной техники.
В общей сложности федеральные инвестиции могут составить в первый же год 23-25 миллиардов брежневских рублей (270-300 трлн. руб. в нынешних ценах). Большие объемы страна освоить пока не в состоянии.
Такие масштабы государственного инвестиционного процесса в сочетании с протекционизмом, оффшорной зоной и стимулированием спроса повлекут рост местных, частных и иностранных инвестиций. Общий объем инвестиций по самым скромным оценкам составит в этом случае не менее 800 триллионов рублей за год (в ценах конца 1996 года).

Кому не нужен альтернативный бюджет?

Итак, выход из ситуации есть и он может быть реализован уже сегодня, если Дума согласиться принять не правительственный вариант бюджета, а альтернативный. Кто от этого выиграет и кто проиграет?
Выиграют те, кто живет с внутреннего рынка. Выиграют те, кто получает зарплату из бюджета. Они будут получать зарплату в срок, да и сама зарплата будет существенно выше.
Выиграют российские производители - расширится платежеспособный спрос на их продукцию.
Выиграют российские коммерсанты. Вырастут обороты, поднимется конъюнктура. Прибыль вырастет в несколько раз.
Выиграют банкиры. В несколько раз расширится денежная масса, финансовые оброты. Вырастут их доходы. Прекратится перманентный банковский кризис и вечная опасность банкротства, делающая их рабами начальтсва.
Выиграет культура. У коммерсантов, банкиров и в бюджете появятся деньги на затратные культурные и социальные проекты.
Выиграет страна, появятся деньги на обеспечение ее безопасности.
Выиграют военные. Им не придется голодать, улучшаться условия службы и ситуация с жильем.
Выиграют воры. Будет, что воровать.
Выиграют спецслужбы. Вырастут все источники их финансирования.
А кто же проиграет?
Те, кто не зависит от конъюнктуры внутреннего рынка и живет засчет операций на внешнем. Такие люди в экономической науке называются компрадорами. Их доходы от улучшения ситуации внутри страны не вырастут. Вырастут доходы их внутренних конкурентов. А значит - вырастет их экономическая активность и сила в борьбе за власть. Если ситуация в стране начнет улучшаться, компрадоры рискуют потерять все. Они-то как раз и осуществляют политику угнетения внутренней конъюнктуры. Это единственный их шанс в продлении своей власти. Благодаря огромной их работе в последние годы им удается проводить свою экономическую политику.
Правда, с 1993 года многое изменилось. Распад экономики России ударил и по компрадорам. Издержки добычи и транспортировки нефти сегодня уже вплотную догнали доходы от ее экспорта. Экспорт газа тоже уже далеко не так прибылен, как несколько лет назад. Недвижимость и прибыльные предприятия целиком проданы. Большая часть капиталов, которые было можно вывезти уже вывезена. Что дальше?
Дальше - крах компрадорской экономики. А с ней и компрадорской элиты. И если никто не сможет занять ее место - страна просто распадется.
Но силы, в интересах которых было бы улучшение внутренней конъюнктуры, бороться за него не хотят. Все эти пять лет нам приходилось в одиночку отстаивать свои позиции. Ни банкиры, ни коммерсанты, ни ученые, ни врачи, ни военные, ни воры, ни даже спецслужбы не желали пальцем о палец ударить для изменения ситуации в свою пользу.
Может быть, в этом году все будет по-прежнему. То есть еще хуже, чем в прошлом. А в будущем - еще хуже, чем в этом.
А может быть, что-то все же переменится к лучшему. Например, кто-то возьмется за ум и решит воспользоваться перспективами, которые открывает нынешняя ситуация. Кто знает...
Во всяком случае, альтернативный бюджет есть. Как вывести страну из кризиса - мы знаем. Нужно ли это кому-то - вот в чем вопрос.
Buy for 100 tokens
В мае 2018 года состоится Весенний семинар-лагерь Кэл и два семинара Кликнув по каждому объявлению, Вы сможете увидеть программы этих семинаров. В курортном районе Петербурга в апреле-мае у нас состоится традиционный биоэнергетический семинар-лагерь, где мы осваиваем навыки высокой активности и…

ЛИЧНОСТНЫЙ РОСТ

Освоение архива вопросов и ответов по личностному росту гарантирует ежедневное изменение Ваших отношений с реальностью к лучшему.
Май 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Jamison Wieser