?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Сегодня вновь с еще большей остротой встает та проблема, которая была главным камнем преткновения Правительства и расстрелянного Верховного Совета. Это - проблема подходов к вопросам финансовой политики.
Правительство стояло и продолжает стоять на концепции стабилизации бюджета путем сокращения расходов. Чем меньше расходы - тем меньше дефицит. Логичная позиция.
Однако, дефицит бюджета может сокращаться и засчет другого источника - засчет увеличения доходов при прежнем уровне расходов. С этой точки зрения подходил к вопросу Верховный Совет.
Верховный Совет, как известно, принял расходную часть бюджета, практически не сокращая жизненно необходимые расходы, отказавшись лишь от того, с чем можно повременить. Индексация пенсий, первоочередные нужды армии, повышение зарплаты работникам бюджетных сфер, поддержание здравоохранения затронуты почти не были. Значительно менее, по сравнению с запросами Правительства, сократилось финансирование науки и высшего образования.
Таким образом, Верховному Совету удалось отстоять весной и летом 1993 года не слишком жесткую финансовую политику. Это сразу дало положительные результаты. Спад производства летом 1993 года существенно замедлился, социальная напряженность спала.
Правительство однако не сложило оружия. На место напряженности социальной стала накачиваться политическая. С подачи Правительства во всех СМИ Верховный Совет тут же обвинили в утверждении бюджета с огромным дефицитом.

Не лучше ли увеличивать доходы?


Это было неправдой. Дефицит получался только если доходная часть оставалась на представленном Правительством уровне. Но в том-то и дело, что одновременно с утверждением расходной части Советом Республики была предложена система мер по резкому поднятию доходной части бюджета.
Она включала в себя отказ от гайдаровской налоговой системы, душившей и продолжающей душить производство и вытесняющей в "тень" нормальные экономические операции. Предлагалось отказаться от явно одиозного НДС, существенно снизить налог на прибыль. Предлагалась налоговая система, более равномерно раскладывающая фискальное бремя, делающая его не столь невыносимой.
Вместо изъятия 85-110% прибыли, как предусматривает гайдаровская налоговая система в целом, общий объем изъятий не превышал бы 45%. Таким образом, производственная деятельность вновь стала бы выгодной и производство начало бы расти.
Засчет упорядочения взимания налогов предполагалось при резком снижении ставок оставить неизменной массу налога. Специальные, более гибкие процедуры налогообложения оказывались неожиданны удобными налогоплательщику и доходными для государства.
Но главным источником пополнения бюджета должны были стать не налоги. Существенно повысилась бы роль системы налоговых пошлин.
Здесь использовался опыт США. На этапе становления своей экономики США применяли политику протекционизма - таможенной защиты национальных производителей. Этим они не только добивались высоких темпов индустриального роста, но и почти сто лет финансировали федеральный бюджет ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО засчет таможенных доходов.
Другим источником пополнения бюджета могли стать специфические государственные услуги, от отсутствия которых сегодня страдает российское население, и которые могли бы быть легко реализованы и стать в частности существенным источником пополнения бюджета.
Предполагалось задействовать и такой источник, как включение в нормальный рыночный оборот целого ряда ресурсов. Налоги на сделки с недвижимостью, жильем, земельная рента существенно пополнили бы государственный бюджет, несмотря на низкие ставки.
Таким образом бюджет оказывался практически сбалансированным. Во всяком случае, если бы октябрьская сессия приняла поставленные в план Совета Республики Законы о бюджетной реформе - бюджет 1994 года оказался бы практически бездефицитен и появилась бы возможность существенно увеличить его расходную часть, профинансировать все жизненно необходимые расходы и даже ряд инвестиционных проектов и программ по повышению уровня жизни.

А что же делать с кредитами и неплатежами?

Аналогичное расхождение мнений было и в вопросе кредитной политики.
Позиция Правительства проста - не давать кредитов! Пусть предприятия банкротятся.
Но ведь при таком подходе банкротами оказываются ВСЕ предприятия. Ведь потребность в кредитах происходит не от плохой работы, а от самого факта инфляции, требующей прироста оборотных средств на каждом производственном цикле.
Необходимо было не волюнтаристски сокращать кредитную эмиссию, а устранить потребность в кредитах. Тогда не возникало бы проблемы неплатежей.
Выход был найден в системе налоговых льгот, в результате которых в распоряжении предприятий достаточное количество денег оставалось целевым порядком на финансирование прироста оборотных средств. Теперь не надо было бы брать кредиты в таких масштабах.
Для кредитования оставшихся потребностей предполагалось использовать безинфляционные источники денежной эмиссии.
Что здесь имеется в виду? Прежде всего, предполагалось ввести в нормальный рыночный оборот множество лежащих втуне ресурсов России: создать нормальный фондовый рынок, разработать грамотное земельное законодательство, ввести в рыночный оборот многие фондируемые до сих пор Правительством ресурсы, перейти от директивного регулирования ряда цен к рыночным методам их регулирования (а такие методы есть, как бы трудно ни было в это поверить после экспериментов Гайдара и Федорова).
Расширение рынка всегда требует для поддержания равновесия эквивалентного прироста денежной массы при стабильных ценах. Эмиссию для этих целей и предлагалось использовать как резерв борьбы с инфляцией.
Таким образом мы имели бы почти бездефицитный бюджет и почти безинфляционную кредитную эмиссию. Даже в условиях отказа от жесткой экономии инфляция при исполнении этих законов снизилась бы в течение одного-двух кварталов до уровня не выше 3-5% в месяц. В дальнейшем ставилась цель окончательного подавления инфляции, то есть достижения в 1995 году темпов не более 25% в год, а в 1996 году - не более 10% в год.

Для чего же нужна "жесткая экономия"?

Итак, проблема, не решенная методом жесткой экономии, легко решалась при другом подходе. Так почему же Правительство и Президент оставались на своей точке зрения?
Дело в том, что при введении альтернативной бюджетной стратегии сразу остановился бы спад производства, так как исчезли бы порождающие его факторы (НДС, кризис неплатежей, высокие ставки кредитов, суперинфляция). В то же время именно в условиях падения производства только и возможны сверхприбыльные операции неэквивалентной внешней торговли: вывоз за бесценок " не нужного в производстве" сырья и ввоз для перепродажи втридорога третьесортных импортных товаров (при возобновлении производства национальных аналогов цены на рынке будут немедленно сбиты).
В то же время именно эти операции (носящие название компрадорских) составляют сейчас основу обогащения той прослойки буржуазии (целиком вышедшей из прежней партийно-комсомольской номенклатуры), которая является главным источником взяток для правительственных и президентских чиновников.
Кроме того, такое положение дел выгодно тем западным фирмам и государствам, которые видят потенциального конкурента в российской высокотехнологической индустрии. Разрушение этой индустрии является не последним их интересом в нынешней России.
Поэтому Правительство и Президент были кровно заинтересованы в том, чтобы любой ценой не допустить принятия этих законов. И им удалось добиться своего.
За четвертый квартал 1993 года спад производства, почти прекратившися весной-летом 1994 года, ускорился настолько, что в январе наша промышленность производила уже менее 50% от уровня 1990 года, а теперь - менее 40%. Каждый месяц мы теперь теряем по 7-9%% национального производства.
Инфляция осталась на уровне более 25% процентов в месяц, даже по вновь введенной занижающей методике госкомстата. Реальная же инфляция приближается к 40% в месяц и имеет тенденцию к росту.
Объем неплатежей предприятий уже превысил уровень национального производства. Теперь эта проблема стала почти неразрешимой. Это еще ускорит падение производства.
Цель указа номер 1400 достигнута.

Есть ли выход?

Понятно, что экономическая политика Джеффри Сакса (проводившего российские реформы под псевдонимами "Гайдар". "Федоров" и Ельцин") дискредитировала себя не только в глазах россиян, но и в глазах Запада. Как ни заманчива перспектива расправы с конкурентом, окончательная катастрофа российской экономики слишком страшит всех своими последствиями.
Поэтому сегодня созрели условия для приостановления катастрофического развитя событий. Думаю, сегодня действия в этом направлении будут поддержаны не только внутри страны, но и на Западе.
Однако, можно ли еще сегодня поправить дело?
Частично можно.
Если сегодня вернуться к разработанной расстрелянным Верховным Советом концепции новой финансовой политики, то остановить катастрофу возможно. Стимулирование производства, сокращение потребностей в кредитах и неплатежей, наполнение доходной части бюджета при достаточном уровне профессионализма могут быть достигнуты и сегодня.
Конечно, сегодня трудно гарантировать столь обильное финансирование расходов 1994 года, как это открывалось возможностью проведения финансовой реформы в четвертом квартале прошлого года. Однако предотвратить резкое сокращение текущих расходов, рассчитаться с долгами Федорова-Гайдара сегодня еще можно.
Для этого нужна только добрая воля всех сил, которым не нужна окончательная финансовая, экономическая, а значит и политическая катастрофа российского государства. За профессионалами дело не станет.
Buy for 30 tokens
***
...

ЛИЧНОСТНЫЙ РОСТ

Освоение архива вопросов и ответов по личностному росту гарантирует ежедневное изменение Ваших отношений с реальностью к лучшему.
Ноябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Jamison Wieser