?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Евгений Витальевич Гильбо - руководитель Центра по разработке комплексных экономических программ "Модернизация", признанный эксперт в вопросах финансов и денежного обращения. Он - коренной санкт-петербуржец, хотя и работает в последние годы в Москве - сначала в качестве руководителя группы экспертов Высшего Экономического Совета России, советника Председателя Совета Республики Верховного Совета и Вице-президента России, теперь - в качестве консультанта ряда фракций и комитетов Государственной Думы, российских и иностранных финансовых организаций.
Вместе с академиком В.С.Соколовым он является соавтором представленного недавно на рассмотрение Государственной Думы и Совета Федерации альтернативного проекта государственного бюджета России. Вместе с этим проектом представлен план федеральных бюджетных ассигнований до 2000 года и прогноз экономических показателей при условии исполнения предложенной программы финансирования.
Сегодня Евгений Витальевич отвечает на вопросы нашего корреспондента.


Корр. Интерес к бюджетному процессу сегодня в России - неподдельный. От того, каков будет бюджет на 1995 год, зависит многое, по сути - судьба реформ в России. Нехватка денег, вызванная схлопыванием производства порождает необходимость жесткой экономии для предотвращения гиеперинфляции, эта экономия порождает неплатежи, бюджетную задолженность и спад производства. Все это еще усугубляет нехватку денег. Ситуация кажется безвыходной.
Вы представили альтернативный проект государственного бюджета на 1995 год и даже до 2000 года. Означает ли это, что вы видите реальный выход из создавшегося положения?

Е.В.Гильбо. Да. Реальный выход из положения есть. Для того, чтобы его увидеть, достаточно просто отказаться от разного рода кабинетных теоретических догм и реально взглянуть на вещи.
Может показаться странным, но у нас в стране сейчас отсутствует экономический кризис как таковой. Есть кризис финансовый, порожденный абсолютным непрофессионализмом власть предержащих в вопросах денежного обращения. Стоит преодолеть этот непрофессионализм и нормально организовать денежное обращение - как кризисные явления исчезнут и быстрый спад сменится столь же быстрым экономическим подъемом.
Чуда, конечно, не произойдет, но все же уже к 1998 году мы сможем по основным экономическим показателям восстановить уровень 1985 года, к тому же на принципиально новой технологической и структурной оснвое.

Корр. Но нельзя не согласиться с Правительством, что главная задача, без решения которой невозможно обеспечить экономический подъем - прекращение инфляции. Есть ли у Вас механизм стабилизации рубля?

Е.В.Гильбо. Можно, конечно, и не согласиться. Однако, стабилизация цен важна больше с точки зрения политической и добиться ее вполне возможно.

Корр. Правительство обещает в 1995 году сбить инфляцию до 30% в год. Реальна ли эта цель?

Е.В.Гильбо.  При реальном взгляде на экономику - да. Теми средствами, которыми ее хочет достигнуть Правительство - нет.

Корр. Вы имеете в виду политику жесткой экономии?

Е.В.Гильбо. Да. Эта политика исходит из предположения, что рост цен вызывается избытком денежной массы над товарной, то есть избытком денег. Рынок пытается восстановить равновесие засчет изменения цен, которые играют роль основного регулятора.
Теоретически эта концепция верна и обычно все так и обстоит. Но в нынешних условиях инфляция в России имеет совершенно другую, немонетарную природу.
В России существует принципиально несводимая с западной структура издержек производства, обусловленная уникальным сочетанием природных и культурных факторов, компенсирующих влияние друг друга в совершенно иных соотношениях, чем в других природных ареалах.. Например, суровые климатические условия требуют дополнительных затрат на топливо, строительство и т.п. В то же время это компенсируется дешевизной соответсвующих ресурсов. Попытка нарушить эту структуру насильственным введением "мировой структуры цен" может привести только к ее разрушению, но никак не к изменению.
Источником инфляции в России является не рост денежной массы (монетарный фактор), а так называемые немонетарные факторы. К ним относятся неравновесная структура издержек производства вследствие административного повышения цен на топливо.
Введя рыночное регулирование всех цен, Правительство Ельцина-Гайдара в 1992 году сохранило административное регулирование цен на топливо. Отказ от рыночного регулирования базовых цен на топливо, попытки админстративно привести ее в соответствие с "нормальзным" для запада, но не для России уровнем и оказался источником инфляции.
Источником динамики цен являются дисбалансы, возмущения, вносимые в структуру издержек производства. Каждое возмущение на уровне базовых цен влечет инфляцию издержек по всей технологической цепочке и рост себестоимости конечной продукции. Эта инфляция издержек усиливается на каждом этапе технологической цепочки взиманием НДС, увеличивающего цену промежуточного производства и являющегося таким образом мультипликатором издержек по всей цепочке.
В 1992 году цены на топливо были повышены в целом в несколько приемов в 30 раз. С некоторым запаздыванием структура цен догоняла уровень цен на топливо, восстанавливая равновесие. То же самое произошло в 1993 году. В 1994 году именно отказ Правительства от резких движений в области цен на топливо способствует серьезному снижению инфляции.
Ясное понимание ситуации сразу дает возможность предложить механизм торможения инфляции:
Первое. Отмена НДС ликвидирует основной мультипликатор издержек,
Второе. Отказ от административного повышения цен на топливо, транспорт и сырье и от попыток привести структуру цен "к мировым" покончит с практикой внесения перманентных возмущений в национальную структуру цен и позволит рыночным механизмам стабилизировать оптимальную структуру издержек.
Кроме того, имеет смысл ввести сертификат для каждой партии товара с указанием отпускной цены производителя и запретом превышать эту цену в розничной продаже более чем на 50%.
Введение всех этих мер с 01.01.95 в условиях сохраняющегося на протяжении всего 1995 года небольшого дефицита денежной массы, предотвращающего давление монетарных факторов, позволит полностью остановить инфляцию. Сохранится только некоторая инерция, которая может быть сведена к 6-10% годовых. Однако такая маленькая инфляция будет слишком тормозить структурную перестройку цен. Так что необходимо уже засчет монетарных факторов будет увеличить инфляцию до 30% в год.

Корр. Остановить инфляцию, оказывается, можно и без жесткой экономии. А возможно ли в короткие сроки остановить спад производства? Вы считаете, что и он вызван чисто финансовыми факторами?

Е.В.Гильбо. Не только, но по большей части - да.
Фактор первый. В результате гиперинфляции, провоцируемой административным повышением базовых цен,  эмитируемая денежная масса оказалась недостаточной для обслуживания нового более высокого уровня цен.
 Прежде всего такое положение ударило по оборотным средствам предприятий. Нехватка оборотных средств лежит в основе разрыва народнохозяйственных связей в гораздо большей степени, чем бюрократическо-политические причины. Невозможность оплаты заказанной продукции приводит к ослаблению кооперации. Производство падает до уровня, который могут обслуживать столь ограниченные оборотные средства.
Кстати, это не первый такой случай в истории. По общепризнанному в последнее время среди западных экономистов мнению, Великая Депрессия 30х годов в США также была вызвана нехваткой денежной массы в результате ошибочной политики Федеральной резервной системы. ФРС три года пыталась борться с инфляцией путем ограничения роста денежной массы, а нехватка денег углубляла спад производства.
Гайдар с Чубайсом могут, конечно, и не знать об этих исследованиях, хотя и клянутся, что в курсе всех работ монетаристской школы. Однако, истинный автор программы российских реформ - профессор Джеффри Сакс - вряд ли не в курсе одной из самых знаменитых концепций своего учителя. Остается предположить, что этот эксперимент повторялся уже сознательно и результаты его Джеффри Сакс четко предвидел.
Второй причиной спада производства оказался налог на добавленную стоимость (НДС). Этот налог прямо пропорционален объему вложенного труда и стимулирует производителя вкладывать труда как можно меньше, то есть сокращать производство.
Третья причина спада - инвестиционный кризис. Без массированных государственных вложений в инфраструктуру и хорошей конъюнктуры рынка ни отечественный, ни иностранный капитал ничего инвестировать в России не будет.
Так что все три фактора спада - следствие финансовой политики Правительства.

Корр. Значит, для подъема производства необходимо изменить бюджетную политику? И каким же образом?

Е.В.Гильбо. Во-первых, отменить НДС. А заодно и налог на прибыль. А заодно и все налоги с населения.
Опыт 1994 года доказал, что налогов собирается втрое меньше, чем планируется. В 1995 году будет еще хуже. В результате налоговые поступления оказываются все равно непринципиальными для финансирования бюджета. Какой нормальный предприниматель будет легально работать, когда сумма налогов уже превысила 100% дохода?
Гайдаровская налоговая система дошла до своего логического конца - до абсурда. Сегодня проще отказаться от налогов, чем убивать национальную экономику, пытаясь их наскрести. Бюджет надо финансировать из других источников.
Так что первое, что мы предлагаем для радикального улучшения конъюнктуры - оффшорная зона размеров во всю Россию.
Второе - это стимулирование платежеспособного спроса засчет ресурсов нормализации денежного обращения.
Третье -  Защита внутреннего рынка от иностранной конкуренции высокими таможенными пошлинами. Такая политика носит название "протекционизм".
Четвертое - развязка неплатежей.
Пятое - большие объемы государственных инвестиций в инфраструктуру рынка.
Все это в сумме создаст не просто хорошую конъюнктуру рынка. Это создаст небывало хорошую конъюнктуру. Производить товары в России будет сверхприбыльно по сравнению с их ввозом через высокий таможенный барьер. Сочетание этих факторов вызовет огромный приток иностранных инвестиций, технологий, менеджмента. В то же время мы все же должны ориентироваться на поддержку национальных производителей, опору на российскии инвестиции, создания для них наибольшего благоприятствования.

Корр. Эта перспектива впечатляет. Однако, все это потребует огромных расходов бюджета. Где же найти деньги, если не будет налогов? Просто так деньги не берутся из воздуха...

Е.В.Гильбо. Финансы государства и крупные финансы вообще очень сильно отличается от семейного бюджета. Часто кажется, что кто-то где-то делает деньги из воздуха. А в действительности в области финансов создается добавленная стоимость.
Наша "экономическая наука" вкупе с руководством минфина в упор не видят этого феномена. В то же время в США он учитывается даже в статистике ВНП. В этой отрасли производится 14-15% всей добавленной стоимости в стране, в то время как в обрабатывающей промышленности - 20-22%. Штат Нью-Йорк (лидер в области финансов) производит в этой отрасли в 1,3 раза больше добавленной стоимости, чем вся промышленность Калифорнии (промышленный лидер США). А ведь это сотни миллиардов долларов! Сотни миллиардов, повторю, добавленной стоимости, а не прибыли.
У нас по сути нет крупных специалистов по денежному обращению. Есть талантливые самоучки-банкиры, которые умеют привлекать и хорошо крутить средства. Но создаваемая ими добавленная стоимость имеет порядок миллионов, в лучшем случае десятков миллионов долларов. Даже многомудрый Геращенко за эти три года сумел сделать для своих хозяев всего лишь несколько десятков миллиардов долларов при потенциальной возможности извлечь из сложившейся ситуации сотни миллиардов.

Корр. Вы считаете, что можно наполнить бюджет засчет создания новой стоимости в сфере финансов?

Е.В.Гильбо. Да. Засчет ресурсов нормализации денежного обращения.
Длительный дефицит денежной массы в обращении привел к ее замещению другими компонентами. Те, кто эмитирует эти компоненты, снимают так называемый "сеньораж" - разницу между покупательной способностью и стоимостью эмиссии этих псевдоденег.
Например, нехватка оборотных средств у предприятий вынудила их рассчитываться между собой виртуальными долговыми обязательствами - неплатежами. Возясь три года с проблемой неплатежей Правительство никак не хочет увидеть в них эмиссию определенного компонента денежной массы. А ведь размер этого компонента - 130 триллионов - сопоставим с размером рублевой массы в обращении.
Сама рублевая масса в обращении составляет сейчас порядка 160 млрд. руб. Из них только половина эмитирована официально, остальные выпущены через различные "левые" каналы. Этой массы не хватает для обслуживания коммерческих, прежде всего теневых оборотов, где эмиссия "неплатежей" невозможна.
Эта сфера целиком обслуживается долларами (на конец 1992 года - 7-8 млрд. долларов, на конец 1993 - 35-40 млрд, на сегодняшний день - порядка 100 млрд. долл). А ведь это эквивалентно 330 триллионам рублей - куда больше рублевой денежной массы в обращении. Еще 30 млрд. долларов обслуживает наши внешнеторговые обороты. Роль денег выполняют и неименные ценные бумаги.
Общая сумма денежной массы, потребная для обслуживания российского денежного обращения, составляет 780 трлн. рублей в нынешних ценах. Сумма же всех компонент обращения - рублей, долларов, неплатежей, ценных бумаг - может быть оценена где-то в 690 трлн. руб. То есть денежной массы серьезно не хватает.
Вытеснение нерублевых компонент денежной массы на российском рынке позволит заместить эти компоненты рублями и получить сеньораж от этой операции в пользу федерального бюджета.

Корр. Но как их можно вытеснить?

Е.В.Гильбо. Развязка неплатежей, например, может дать в бюджет примерно 130 триллионов рублей.

Корр. Каков же механизм такой развязки?

Е.В.Гильбо. Для начала надо ввести понятие "Фонд производственных оборотных средств предприятия" с точным указанием порядка расходования этих средств.
Затем всем предприятиям на территории России предоставляется налоговая льгота в размере 100% НДС и 100% налога на прибыль, обусловленная выполнением норматива отчислений в собственный Фонд производственных оборотных средств. Очевидно, что данной налоговой льготой воспользуется не менее 99% предприятий.

Корр. То есть вы формально не отменяете налоги, а вводите их отмену налоговой льготой?

Е.В.Гильбо. Естественно. Это позволяет не менять налогового законодательства, а решить все инструкцией или постановлением Совмина. В результате можно поставить под контроль использование оставляемых у предприятий средств, предотвратить их "проедание".
Нормативы отчислений имеет смысл установить в размере ставок НДС и налога на прибыль. Поскольку средства ФПОС могут направляться исключительно на те цели, по которым в настоящее время предприятия вынуждены рассчитываться неплатежами, эти средства сразу заместят неплатежи во взаиморасчетах.
Связанная в ФПОС рублевая масса заместит неплатежи немедленно по мере роста своего объема, поскольку рубль является более привлекательным платежным средством, чем неплатежи. Это займет примерно 3 квартала.
Таким образом, к концу года 130 триллионов рублей будут связаны в обслуживании взаиморасчетов, которые раньше обеспечивались через эмиссию неплатежей. Для их замещения можно эмитировать денежную массу в 130 триллионов рублей. Поскольку данная эмиссия не будет расширять денежную массу, а лишь замещать нерублевый компонент, она не будет монетарным фактором инфляции. Денежная масса в целом не вырастет.
Вот вам способ получить в бюджет 130 триллионов рублей. В ценах 1995 года это составит уже 215 триллионов. Это куда больше, чем Правительство реально сможет выжать при помощи всех своих НДС, налога на прибыль, налогов с населения...

Корр. Тогда вытеснение долларовой массы может дать в бюджет вообще сотни триллионов!

Е.В.Гильбо. Теоретически может. Однако, доллар - очень сильное платежное средство. Вытеснить его из оборота не так просто, как скажем, неплатежи или неименные ценные бумаги. Административно запрещать его комично - уже не раз пробовали с результатом, который дают все административные запреты при слабом режиме. Единственный способ - сделать рубль более привлекательным.
Эта цель недостижима в течение одного года. Однако, есть возможность в целом ряде кругов обращения сделать рубль привлекательным уже в 1995 году. Это повлечет не слишком большое вытеснение доллара, однако предотвратит расширение этой компоненты при расширении денежной массы в обращении. Такой механизм есть, и он позволит получить в бюджет еще около 100 триллионов рублей.
Взимание экспортных и импортных пошлин только в рублях сделает нашу валюту привлекательной для международных расчетов (так как позволит не терять на конвертации). А это позволит заместить рублем примерно половину обращения в этой сфере, что эквивалентно в ценах 1995 года 55 триллионам рублей.
Всего засчет ресурсов нормализации денежного обращения мы, по самым скромным подсчетам, можем получить в бюджет 330 триллионов рублей. Еще 100-120 дадут протекционистские импортные пошлины. Остальное можно добрать государственными услугами, приватизацией и т.п.
Всего мы предусматриваем доходы бюджета в 570 триллионов рублей против 145 триллионов, которые прогнозирует и 73 триллионов, которые реально соберет Правительство.

Корр. В эту цифру верится все же с трудом, несмотря на убедительность вашего обоснования.

Е.В.Гильбо. В брежневских рублях обещаемые нами доходы составляют всего 75,9 млрд. рублей. А ведь бюджет СССР 1986 года, к примеру, составил 419,5 млрд. рублей, из которых 222,8 млрд. рублей составлял бюджет союзный. 2/3 этого бюджета создавалось и исполнялось в Росии, а это 155 млрд. рублей.
До чего же надо было довести страну, чтобы обещание собрать меньше половины этой суммы вызывало недоверие, воспринималось как чудо? Чтобы обещание собрать 20 млрд. брежневских рублей Черномырдин называл "реальным подходом к бюджету"?
Чудес никто ведь не обещает. Просто пора кончать с непрофессионализмом в управлении государственными финансами.

Корр. Но если можно без всяких налогов получить в бюджет втрое больше, чем планирует Правительство, если можно развязать неплатежи, если можно реально остановить инфляцию и получить огромные средства для госинвестиций, повысить жизненный уровень, почему же правительство этого не делает?!! Почему вместо этого оно не выплачивает зарплат и экономит на пенсиях голодающим старикам? Почему свертывает науку и высшее образование? Почему не ведет структурную реформу в промышленности? Почему обрекает на развал нашу оборону? Почему не финнасирует правоохранительную систему? Это что - злой умысел? Государственная измена?

Е.В.Гильбо. Я бы не стал обвинять правительство в чем-либо, а тем более в смертных грехах. Проблема здесь всего лишь в обычном непрофессионализме и не более.
Правительственные круги и раньше не отличались широким кругозором и экономической грамотностью. С приходом туда команды не шибко грамотных политиков "новой волны" типа Гайдара, Чубайса, Федорова, Шохина ситуация усугубилась необходимостью для них убеждать всех в своей гениальности. Для этого третировались и отстранялись все сколь-нибудь профессиональные экономисты.
В этом им, несомненно, очень помогла пресса. Несмотря на то, что результаты реформ по модели Джеффри Сакса стали ясны еще в 1992 году, пресса убеждала всех в правильности избранного Ельциным пути и в гениальности его исполнителей.
Особой вины команды Гайдара тут в общем и нет. Им все это необходимо для карьеры, для того, чтобы удержаться на плаву. Будучи дилетантами в экономике, они очень профессионально ведут политическую борьбу - здесь надо отдать им должное.
Вина лежит на тех, кто предпочел эту команду в 1991 году команде профессионалов и идет до сих пор у нее на поводу. Вина лежит и на тех, кто искренне верит в профессиональную пригодность и личную честность этих людей, продолжает поддерживать их курс на ликвидацию национальной экономики. Вина лежит и на тех предпринимателях, которые видя, что Правительство уничтожило конъюнктуру и давит всех дурацкими налогами, все же поддерживают Гайдара, искренне считая его единственной альтернативой возвращения к какому-то прошлому, которое и так не может вернуться никогда.
И если Гайдар, Федоров, Черномырдин, Явлинский, Шохин, Ясин и Сосковец в ответе только лишь за свой непрофессионализм, то те, благодаря кому они у власти - в ответе за политический выбор. Именно на них вина за все, что творится со страной эти три года.
Люди предпочитают верить в мифы, вместо того, чтобы анализировать реальность и защищать свои интересы.

Корр. Но неужели действительно все дело в неспособности предпринимательских кругов, министерств, директоров защитить свои интересы?

Е.В.Гильбо. Естественно.
К примеру, на 1994 год на армию было выделено около половины реально необходимых ассигнований, а реально армия получила еще меньше. Мы тогда тоже представили альтернативный бюджет, показали источники для полного финансирования. Министерство обороны было с этими источниками ознакомлено.
Какова же была позиция военной верхушки? Они пальцем о палец не ударили, чтобы обеспечить реальное финансирование армии.
Сейчас на армию выделяется меньше трети необходимых средств. Мы изыскали источники для полного финансирования. Какова позиция военной верхушки? Грачев чисто формально обращается к Думе и Правительству с просьбой обеспечить нормальное финансирование, но ничего не собирается делать для поиска источников финансирования армии.
Та же ситуация с наукой. В 1993 году на науку Правительство предлагало выделить финансирование 1/20 от потребностей. После долгих споров Верховный Совет сумел увеличить эту цифру до 1/4. Сама же научная общественность участия в этой борьбе не принимала. Зато в порядке благодарности Санкт-Петербургский Союз Ученых отправил 4 октября прошлого года Б.Н.Ельцину телеграмму с поддержкой действий по расстрелу Верховного Совета. После этого желающих отстаивать ассигнования на науку долго не находилось.
Сегодня мы изыскали средства для полноценного финансирования науки и высшего образования. Какова же поддержка научного сообщества? Готово ли оно отстаивать свои интересы? Нет.
Думаете позиция промышленников лучше? Или медиков? Или работников народного образования? Или работников телевидения? Или деятелей культуры? Разве что оборонка проявляет какую-то конструктивную активность.
А позиция предпринимателей? Неужели они не хотят осознать своих интересов даже перед угрозой полного разорения? Ведь еще один-два квартала продолжения "жесткой экономии" - и им действительно конец.
Неужели им не нужна хорошая конъюнктура? Неужели они не желают отмены налогов? Неужели им не выгоден протекционизм? Все это им выгодно. Но вот бороться за это они не желают.
А банкиры? Неужели они не способны предвидеть, какие перспективы перед ними открывает нормализация денежного обращения в стране? Неужели они не понимают, какой кредитный ресурс это даст в их руки?
Понимают. Но не ударят пальцем о палец.

Корр. То есть все дело в позиции этих сил?

Е.В.Гильбо. Несомненно. В профессиональном смысле сегодня ведь нет проблем избавить страну от налогов и дефицита денег, создать хорошую конъюнктуру, начать строительство нового научно-промышленного потенциала. Но если это никому не нужно - все это останется лишь теоретическими изысканиями.
Гайдар угрожает сегодня, что если Дума не примет черномырдинского проекта бюджета, ее распустят и будут новые выборы. Он надеется снова набрать никак не меньше 17%, полученных на прошлых выборах. И пока он будет их набирать, ничего не сдвинется с места. Все дело в осознании гражданами России своих интересов.
Придет осознание - наступит хорошая конъюнктура.
Подписаться на Telegram канал shel_gilbo
promo shel_gilbo june 15, 20:22 2
Buy for 100 tokens
В августе-сентябре состоится новый сезон семинаров КЭЛ в России. Два из семинаров состоятся в Москве и два - в Санкт-Петербурге. Для тех, кто принимает участие не менее, чем в трёх из этих четырёх семинаров - скидка 3000 руб. на участие в каждом из них. А в конце сентября-начале октября состоится…

ЛИЧНОСТНЫЙ РОСТ

Освоение архива вопросов и ответов по личностному росту гарантирует ежедневное изменение Ваших отношений с реальностью к лучшему.
Сентябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Jamison Wieser