?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Первый план: странности

Раздался выстрел. Кэт упала. Штирлиц насторожился.
Реакция на теракт в США и остальном мире напоминает сегодня именно об этом анекдоте.
То, что Центр является наиболее вероятным объектом масштабного теракта, было очевидно всем здравомыслящим людям достаточно давно. По крайней мере, с тех пор, как неудавшаяся попытка устроить нечто подобное почти двадцать лет назад в Рокфеллер-центре привлекла внимание аналитиков к причинам привлекательности этого здания для террора.
В этом здании находилось огромное количество трейдерских и лоерских контор, осуществлявших финансовые и имущественные операции по всему земного шару. Трудившиеся в этом здании люди обслуживали, осуществляли, инициировали, держали почти 1% серьезных сделок на всем земном шаре. Их гибель вкупе с гибелью их хранилищ информации надолго приостанавливает сделки, создает длительную неопределенность с имущественными правами и т.п. Ситуация усугубляется тем, что многое делалось на основе конфиденциальных договоренностей, держателей которых теперь нет в живых.
Понятно, что нанести более серьезный удар мировому бизнесу было бы сложно. Почти 1% сделок, одновременно зависших с неопределенными последствиями и неизбежными потерями - критическая масса для нынешней мировой экономики. Нанесение такого удара - наиболее эффективный способ не только обвалить рынки и валюту, но и остановить рост экономики США, так и не желавшей до сих пор идти на спад, несмотря на явное желание медвежьего сообщества биржевиков и подвывания прикормленных им аналитиков.
Ужасные последствия возможного теракта против Центра стали ясны после очевидного анализа еще в 80-х годах. Тем не менее не только не было предпринято никаких мер для диверсификации этого потенциала, но даже наоборот, концентрация его в этом престижном здании существенно повысилась. Так что для теракта были созданы оптимальные условия.

Второй план: Вызов и ответ

Каждый теракт состоит из действия и мессаджа, то есть символического смысла этого действия, сути бросаемого им вызова. Каков же был мессадж в данном случае? Давайте посмотрим.
Количество убитых и раненых в результате этого теракта примерно равно потерям в войне средней интенсивности. Но там речь идет о мирном населении, по больше части пассивных представителях социальных низов. Страховая цена погибшего по американским меркам составляет здесь порядка $200.000 и менее (а в США все меряется на деньги), а ущерб, нанесенный их гибелью мировой экономике исчезающе мал.
Кто был убит в результате теракта? Практически каждый третий, находившийся в тот день в Центре, имел только чистую зарплату в год порядка не менее $1 миллиона. Гибель десятков тысяч таких людей нельзя сравнить с гибелью аналогичного числа мирных жителей в Боснии, Чечне или Афганистане. Страховая стоимость таких людей оценивается в десятки и сотни миллионов, а ущерб от их потери выливается в сотни миллионов убытков для компаний и, соответственно, для мировой экономики в целом.
Так что нанесенный последствиями теракта ущерб на порядок превышает ущерб от обычной войны средней интенсивности и вдесятеро превышает стоимость всей недвижимости, скажем, города Москвы. Такой удар существенно сократит объем американской и мировой экономики, моторами которой были эти люди. В частности, только совокупный объем потерь российских бизнесменов (от сорванных сделок, зависших капиталов, разрыва связей и т.п.) в результате этого теракта может составить до $800-900 млн., что равно годовому бюджету Санкт-Петербурга. Понятно, что такие потери окажутся для российской экономики довольно заметны.
В Центре работали люди, составлявшие цвет американской нации - нации торговцев и финансистов. А в современной экономики добавленная стоимость все больше создается в сфере финансов. Именно преимущество в таких отраслях, как финансовый менеджмент, трейдинг, бизнес-услуги и т.п. создает сегодня благосостояние США. Именно эти люди создают сегодня ту добавленную стоимость, перераспределение которой позволяет платить американскому рабочему вдесятеро больше, чем за ту же работу получает таиландский или российский (а Нью-йоркскому парикмахеру - в сто раз больше его более квалифицированного петербургского коллеги). Да и за недвижимость в США платят во много раз больше, чем за аналогичную в других странах.
Согласитесь, ТАК переплачивают не по причине особой нужды в столь редких услугах. Так отстегивают за крышевание. Американское общество и государство получают свою долю доходов этих ребят за то, что обеспечивает им наилучшие условия бизнеса и наибольшую его защищенность.
Вот эту-то защищенность, как оказалось, американцы не могут гарантировать. Представьте себе жизнь, полную самоограничений и тяжелого труда, вечное приобретение новых знаний, самоотверженную работу по десять-двенадцать часов в день ради того, чтобы занять положение, сделать деньги, отдавая половину из них на налоги, планы, перспективы, накопленный потенциал, открывающиеся возможности - и вдруг страшный пожар, неспособность служб гражданской обороны в течение почти целого часа вывести людей из рассыпающегося здания - и в конце страшное обрушение, калечащие удары, страшную боль и медленное угасание в хаосе пронзивших тебя обломков арматуры.
Какова после этого будет субъективная оценка страновых рисков США у трейдеров и финансовых менеджеров самих США и всего мира? А ведь именно минимальность этих страновых рисков и была до вчерашнего дня основой процветания США, причиной стремления в эту страну капиталов со всего мира, готовности их держателей делиться с американским обществом своими капиталами и доходами ради этой самой безопасности.
Ради поддержания этой инвестиционной привлекательности США вели стратегию управляемых кризисов во всем мире, направленную на повышение страновых рисков за их пределами. Но разве балканский кризис может сравниться с манхэттэнской трагедией? Одно дело, когда убивают больных в госпитале, работяг на автозаводе или дачников в поезде, а другое - нас самих. Да еще и в таких масштабах.
Сегодня у каждого американского бизнесмена есть личный знакомый, более-менее близкий деловой партнер или консультант, погибший такой страшной смертью. Смерть здесь не абстрактна и далека, как на Балканах, она конкретна, зрима, она навек запечатлевается в памяти зрелищем перемолотых костей и обожженных тел, угасающих в госпиталях, еще вчера принадлежавших людям этого круга, людям, с которыми идентифицируешь себя. Сегодня у каждого Нью-Йоркского бизнесмена есть немало таких личных знакомых. Сегодня заложена новая базовая система оценок странового риска США. Она уже в бессознательном, и никакими рациональными аргументами хваленые Нью-Йоркские психоаналитики теперь ее оттуда не вытравят - они сами ей заражены.
Вот суть вызова, брошенного Соединенным Штатам. Способны ли они дать адекватный ответ?
А что есть адекватный ответ? Нанесение эквивалентного ущерба противнику? Или большего ущерба? Или неприемлемого ущерба? Или возмещение за его счет нанесенного ущерба?
Технические возможности для такого ответа у США есть. Но есть ли политическая воля?
Способны ли США назвать того противника, который нанес им этот удар? Или они и дальше будут лепетать что-то про бенЛадена со слепыми шейхами и говорить что-то насчет террористов, за действия которых не отвечает ликующий народ? Это есть самое важное.
Способны ли США осознать, что давно находятся в состоянии войны не с террористами, а с исламским миром в целом? Что не кучки боевиков, но весь исламский мир есть их враг, ставящий уничтожение Запада целью не на уровне политических формулировок, но на уровне глубинных психических конструктов? Способны ли США осознать, что Талибан с бен Ладеном были бы невозможны без политической поддержки Пакистана и финансовой - Саудовской Аравии, ОАЭ, Кувейта и прочих лояльных, якобы, Западу режимов? Что палестинский терроризм существует потому, что активно финансируется из бюджета ЕС и признается легальным субъектом международного права?
США являются сегодня беззащитным объектом террора в силу двойных стандартов своей беспринципной политики. Борьба с исламским террором странным образом совмещается у них с бизнесом, которым они по сути этот террор финансируют. Осуждая исламский террор в одном месте, они в другом выпестовывают руками собственных спецслужб то бенЛадена, то Хашима Тачи, чтобы затем те убивали американцев по всему миру (начав с других белых).
США получили первый удар наподобие нанесенного Гитлером нашей стране в 1941 году. Бомбы уже падали на советские города, а кремлевские вожди тогда все еще хватались за версию пограничных провокаций и надеялись договориться и замять проблему. То же поведение свойственно сейчас США. Опомнятся ли они столь же быстро, как Сталин или подождут, пока процесс станет необратимым?
Скорее второе.
США сегодня не готовы к адекватному ответу. Он лежит за пределами их ментальности. А то, что лежит в этих пределах, не является эффективным инструментарием.
Адекватным ответом на такой удар является удар всей мощью по стратегическим основам исламского джихада. А стратегической его базой является структурная и финансовая мощь легальных исламских государств и исламских диаспор.
Первой мерой должно быть замораживание капиталов, принадлежащих всем арабам в американских и других банков. Должна быть введена строгая ответственность за отмывку таких капиталов. Должна быть проведена судебным решением их конфискация в качестве репарационных платежей.
Второй мерой должен быть отказ от принципов равноправия и политкорректности в отношении выходцев из стран ислама. Против них должны быть введены запреты на профессии, связанные со стратегической безопасностью общества. Даже обучение их профессиям, связанным с авиацией, военными и информационными технологиями, должно быть признано преступным. Они должны быть поражены в гражданских правах таким образом, чтобы не иметь возможности для содействия террору.
Третьей мерой должно быть уничтожение государств, на которые опирается Джихад. Должен быть нанесен ядерный удар по Исламабаду, в результате которого на месте исламского государства появятся четыре национальных и исчезнет структурная опора Талибана. Должен быть нанесен ядерный удар по Эр-Рияду, который уничтожит хозяев бенЛадена. Должен быть уничтожен Триполи, а нефтяные районы Персидского Залива и Северной Африки поставлены под военный контроль США, а нефтяные ресурсы выведены из-под суверенного контроля арабских государств и конфискованы в качестве репараций.
Наконец, должен быть признан преступным палестинский терроризм, ликвидированы все легальные структуры палестинской администрации и прекращены всякие разговоры о создании нового государства, которое обречено быть базой террора самими обстоятельствами своего возникновения.
Только такие меры могут лишить исламский Джихад против запада его структурной и, главное, финансовой базы. Есть ли у США внешние ограничения для их реализации? Практически нет.
Основными ограничителями здесь могут быть позиции ЕС, России и Китая. Но ЕС в нынешних условиях готов будет уступить давлению США, а общественное мнение склонно им сочувствовать. Россия объективно заинтересована в развязывании рук для предотвращения исламской угрозы собственной территории и будет лишь приветствовать такие действия США, которые позволят ей действовать по аналогии и на Кавказе и в Средней Азии. Китай также объективно заинтересован в таком развитии событий, опасаясь проблем в Синцзяне, но, конечно, будет протестовать в порядке шантажа, так как пока еще менее всех опасается ислама. Но для противодействия США Китай не имеет никаких средств и будет нейтрализован позицией России и Индии.
Способны ли США воспользоваться столь благоприятной ситуацией для адекватного ответа на брошенный вызов? Нет, не способны.
Конечно, нынешняя администрация США уже не то откровенное дерьмо, которое правило этой страной в годы президентства Клинтона. Конечно, нынешний президент, в отличие от предыдущего, имеет вполне определенные понятия о чести. Конечно, он обладает достаточной решительностью и незашоренностью. Но все же состояние американского общества и принятая в нем система процедур не позволит администрации реализовать подобную систему силовых мер.
В рамках существующей в США ментальности такой ответ представляется предельно экстремистским. В то же время любой другой объективно является неэффективным. Это базовое противоречие и является причиной неспособности США удержать свое лидирующее положение в мире в условиях открытого вызова этому положению.
Лидерство было дважды подарено США политикой России. Первый раз, когда советская угроза послужила дубинкой, загнавшей Европу и Японию под протекторат США. Второй раз - когда горбачевские архиглупости лишили США достойного государства-соперника за пределами Западного мира.
Не завоевав, а по сути получив извне в руки это лидерство, США по сути не имеют опыта его настоящего завоевания. Именно легкость, с какой пришло к США нынешнее их положение и есть источник благоглупостей их политических иллюзий. Только в рамках такого извращенного менталитета могла сложиться политика администрации Клинтона, поставившего свою страну на службу интересам международной бюрократии, прикрытым туманными принципами.
Теперь США неспособны осознать суть брошенного вызова, потому что никогда не знали, что есть настоящая война (кстати, именно поэтому реалистически мыслящими геополитиками в США всегда были исключительно европейцы военного поколения, так что ответственные должности в Госдепе приходилось комплектовать эмигрантами). В силу этого они неспособны осознать степень угрозы для существования своего государства. А значит, и выработать ответ на эту угрозу.
А в душе у тех, кто еще вчера утром считал США самым надежным местом вложения капитала, отсутствие адекватного ответа на брошенный вызов оставит кровоточащую рану навсегда. Если тот, кто напал на меня, не убит - я никогда не буду чувствовать себя в безопасности. Такова суть человеческой психологии.

Третий план: медвежатинка

Года три назад я опубликовал прогноз, в котором рекомендовал на перспективу переводить активы в бумаги, номинированные в евро. Мой расчет был прост: завышенный курс доллара и "вечное ралли" американских фондовых рынков объяснялось бегством в США капиталов со всего мира ради минимизации страновых рисков. В то же время собственный инвестиционные ресурсы США не росли, а заработанные деньги шли на потребление. Рано или поздно внешний источник должен был иссякнуть, и рынок обвалиться.
Понятно, что в предвидении таких событий основные игроки на фондовом рынке США должны были тихо вывести свои фонды на еврорынок до того, как американские рынки обвалятся. Затем они сами должны были обвалить рынки и доллар, разорив тем иностранных инвесторов, вложившихся в американские фонды.
Прогноз этот активно обсуждался и в прессе и в сети. При каждом очередном росте доллара или американского рынка мне это ставили в упрек, хотя прогноз был долгосрочный. В то же время Сорос и Баффет действовали точно так, как я рекомендовал российским инвесторам - переводили свои активы в еврозону. Так же поступали и менее заметные, но серьезные игроки.
Однако, зубры американского рынка не оценили до конца один важнейший фактор - роль постиндустриального сектора в экономике США, который существенно изменил действие рыночных законов, обеспечив небывалый рост производительности труда и тем самым создав гигантский дополнительный фактор роста, ставший его локомотивом после исчерпания внешних ресурсов. В силу этого оказалось, что переводить капиталы в еврозону они поторопились: не потеряв, они и не приобрели, а ситуация заморозилась надолго.
Американский рынок в конце концов стали обваливать пиарными акциями и обычными медвежьими технологиями. Но в условия продолжающегося роста экономики по настоящему обеспечить обвал рынка не удавалось. Экономический цикл дошел уже до нижней своей точки, но наложившаяся на него тенденция роста постиндустриального сектора оставляет до сих пор темпы роста положительными. Вот-вот должен был начаться подъем, и тогда все надежды на обвал рынка пришлось бы оставить, а рост курса евро и евробумаг вряд ли оказался бы столь значительным, чтобы оправдать всю эту операцию.
Теперь и рынки и доллар обвалятся капитально. Иностранные инвесторы по полной программе потеряют, а вложившиеся в евро ребята - приобретут. Спасая остатки своих капиталов, инвесторы погонят их в Лондон и Франкфурт. Операцию можно считать успешно завершенной. На вырученные от реализации евробумаг денежки можно скупить по-дешевке американские фонды как раз накануне подъема.
Повезло? Или просто та же технология "управляемого кризиса", которая широко использовалась за пределами США для поднятия страновых рисков и увеличения тем самым привлекательности американских рынков применена кем-то в обратном направлении? Обе гипотезы вероятны, и у обеих нет доказательств...

Четвертый план: урок Перл-Харбора

В последнее время стали появляться материалы, свидетельствующие о том, что Рузвельт знал о грядущем нападении японцев на Перл-Харбор. И Штабы знали. Но никто не дал приказа о приведении флота в боевую готовность.
Потому что боеготовый флот бы отбился. Без такого оскорбления сытая и довольная нация, уверенная в своей безопасности, никогда бы не ввязалась в мировую войну. А последнее было последней надеждой широкой коалиции виятельнейших сил как в самих США, так и за ее пределами.
Кто знает, может быть говоря о неготовности американской нации к удержанию своей лидерской роли в мире я сбросил со счетов какой-нибудь дополнительный фактор? И этот фактор есть сила, ставящая себе целью преодолеть этот недостаток американского общества, привить ему мобилизационную готовность? И может быть истинная цель теракта - воспитательная?
Эта гипотеза пока что тоже представляется фантастической, хотя и вероятной, если иметь в виду исторический опыт США. Если она верна, то на брошенный вчера вызов все же будет дан адекватный ожиданиям ощутивших вдруг себя жертвами инвесторов ответ.
 
Buy for 30 tokens
***
...

ЛИЧНОСТНЫЙ РОСТ

Освоение архива вопросов и ответов по личностному росту гарантирует ежедневное изменение Ваших отношений с реальностью к лучшему.
Ноябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Jamison Wieser