shel_gilbo (shel_gilbo) wrote,
shel_gilbo
shel_gilbo

Categories:

Переживет ли прокуратура судебную реформу?

Как можно судить, наблюдая за высказываниями и поведением ответственных чиновников кремлевской администрации, прокуратура в ее нынешней форме все больше воспринимается как источник опасности для самого государства, особенно опасного в свете намечаемой Кремлем политики упрочения этого государства. Полномочия прокуратуры могут быть использованы для произвола, а сама она оказывается плохо управляемым инструментом, способным повернуть мощь укрепленного государства против самих "укрепителей".
Прокуратура, институт самодержавного государства, воссозданная Лениным в 1922 году как инструмент репрессивной политики не существует ни в одной демократической стране мира в том виде и с теми полномочиями, какими она располагает в настоящее время в России. В России это факт остается тайной для общественного сознания и, как ни странно, для большинства юристов.
В США вообще нет такой должности как прокурор. Государственное обвинение в судах поддерживает должностное лицо, называемое атторней - attorney. Это - синоним термина "адвокат", "поверенный", а еще точнее по смыслу - юрисконсульт правительства. Термин "атторней" совершенно неправильно переводится в российской художественной литературе как "прокурор". Такой перевод можно объяснять как безграмотностью, так и продуманной политикой манипулирования общественным сознанием, но в любом случае ущерб от введения российской общественности в заблуждение налицо.
Полномочия атторнея - это полномочия юрисконсульта, в обязанности которого входит представительство интересов правительства в суде и поддержание государственного обвинения. Атторней не ведет следствие, но лишь наблюдает за законностью его проведения. Атторней - оппонент следователя в следственном процессе, а не его начальник и покровитель, как в России.
В Германии подобное должностное лицо называется "адвокат государства", "государственный адвокат" - Staatsanwalt. И здесь он осуществляет надзор за законностью следствия от имени государства, выступая оппонентом, но не начальником следователя.
В Великобритании в суде от имени Королевы выступает адвокат-барристер (barrister), то есть такой же адвокат, какой представляет интересы обвиняемого или ответчика. Весь уголовный процесс есть процесс Короны против гражданина, но и корона и гражданин  в нем - равные стороны. Королева (правительство) заключает соглашение с Баром, то есть с Коллегией адвокатов, и Бар (Коллегия адвокатов) выделяет необходимое число адвокатов (барристеров) для защиты интересов Королевы, правительства в суде, в том числе и по уголовным делам.
В других европейских, романо-язычных странах имеется должность прокурора, но полномочия прокурора в демократической стране также сводятся к полномочиям юрисконсульта правительства. Здесь прокурор - это судья и речь идет о функции судебного надзора за следствием, но ни в коем случае не руководства им.
Итак, такой прокуратуры, какая существует в России, нет ни в одной цивилизованной стране.
Известный петербургский правозащитник, адвокат М.В.Смирнов в своей речи в Законодательном собрании в связи с его выдвижением на должность уполномоченного по правам человека, прямо заявил о "совершенно недопустимом произволе в деятельности правоохранительных органов и прежде всего прокуратуры." Он заявил, что трагическая безнадзорность действий следственного аппарата прокуратуры превратила его в инструмент неправосудного сведения счетов тех или иных групп интересов со своими конкурентами и политическими противниками. Прокуратура шантажирует и преследует журналистов, фабрикует уголовные дела даже против народом избранных депутатов.
По мнению Смирнова, нелогичность существующей системы, когда прокуратура оказывается одновременно и надзорным, и следственным органом, фактически выводит из-под контроля следственный аппарат самой прокуратуры, превращая его из правоохранительного в репрессивный. При этом отсутствует эффективный правовой механизм привлечения к ответственности прокурорского работника, совершившего преступление. Ныне действующий уголовно-процессуальный закон предусматривает, что преступления, совершенные работниками прокуратуры, расследуются самой же прокуратурой.
Безнаказанность и безответственность порождают преступления. Перечислять преступления прокуроров можно бесконечно. Это произвольные аресты, привлечение к уголовной ответственности заведомо невиновных людей. Правозащитник приводил факты грабежей чужой собственности под видом обыска и изъятия якобы вещественных доказательств. Особенно прокуроры любят воровать чужие компьютеры! Привел он в пример и вопиющий случай терроризма, совершенный 16 ноября 1999 года, когда следователь прокуратуры Алексей Дудкин с ведома прокурора Санкт-Петербурга Ивана Сыдорука и по прямому подстрекательству, то есть с санкции заместителя прокурора Николая Винниченко организовал вооруженное нападение на Калининский федеральный суд Санкт-Петербурга и насильственный захват депутата Законодательного собрания Юрия Шутова после того, как тот был освобожден из-под стражи постановлением суда.
Конечно, все эти факты пока что мало затрагивают прямые интересы кремлевских чиновников, но не понимать, что дубина, используемая сегодня для сведения счетов с личными врагами, типа Шутова, легко может повернуться против них, в Кремле не могут. При этом в Кремле работают высококвалифицированные Юристы типа Дмитрия Козака, которым хорошо известно, что в цивилизованном обществе за законностью надзирают вовсе не чиновники прокуратуры, а граждане, депутаты, муниципальные советники, общественные организации, средства массовой информации и каждый гражданин в отдельности. Опыт собственной работы должен был убедить их, что советская прокуратура и законность - две вещи несовместные.
М.В.Смирнов в своей речи заявил, что деятельность прокуратуры в Российской Федерации, вообще, и в Санкт-Петербурге, в частности, не соответствует Конституции Российской Федерации и нормам международного права. Эта деятельность носит антиобщественный и антигосударственный характер, подрывает экономику России и дестабилизирует социальную обстановку. Конечно, в Кремле вряд ли подпишутся под столь радикальной формулировкой известного правозащитника, но зато там давно согласны с другим его выводом - что сейчас назрела настоятельная необходимость упразднения всевластной и безответственной прокуратуры вплоть до полной ее ликвидации.
Так или иначе, но именно этот взгляд на вещи будет лежать в основе готовящейся перестройки правоохранительной системы РФ. Конечно, арьергардные бои аппарата прокуратуры способны существенно затормозить процесс это перестройки. Но направление ее диктуется объективными требованиями времени.





 
Subscribe
promo shel_gilbo november 26, 14:37 12
Buy for 100 tokens
Многочисленные просьбы возобновить мои вебинары заставили задуматься, в какой форме их проводить? В традиционной парадигме проведения вебинаров как платных (и как бесплатных) мероприятий меня многое не устраивает по объективным причинам: форматы устарели. Поэтому необходим новый формат, который бы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments