?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Блестящая политика

В российских СМИ принято ругать администрацию Буша и ее политику. Де с экономикой-де Буш что-то не то творит, и во внешней политике со всеми перессорился, и Путина не уважает... Но все эти оценки грешат одним:  в них слишком мало беспристрастного анализа, слишком много априорных идей и субъективных представлений, ушедших из реального мира вместе с последним десятилетием прошлого века. Если от них отвлечься и смотреть глазами беспристрастного аналитика, то оказывается, что ВСЕ шаги администрации Буша глубоко рациональны и направлены к пользе человечества, США, России и почти что каждого человека на Земле.
В нашем обществе, где ненависть к США стала в конце 90-х годов устойчивой культурной институцией, такая точка зрения может показаться парадоксальной. Но беспристрастный анализ каждого шага администрации Буша заставляет признать, что все его критики неправы и по большей части просто не понимают, что происходит ныне с человечеством.
Во всех сферах жизни Бушу сегодня приходится бороться с наследием предыдущей администрации, которую со временем историки несомненно признают самой худшей администрацией США за весь XX век. И вовсе не по причине ее некомпетентности - по причине неадекватности той концепции, которая стояла за всеми ее действиями. Впрочем, начнем по порядку.

Экономика

Клинтон унаследовал от Буша-старшего растущую экономику, инерции роста которой хватило на целое десятилетие. Все эти десять лет локомотивом роста были выпестованные Бушем-старшим в недрах ЦРУ и ВПК информационные технологии. Но ресурсы, которые этот экономический взлет дал в руки Клинтону, были им использованы совершенно нерационально - не в пользу США, не в пользу их граждан, не в пользу бизнеса и не в пользу человечества.
Администрация Клинтона по сути подавляла бизнес, постепенно увеличивая бремя государственных расходов, давящее на него. Даже огромный бюджетный профицит не побуждал Клинтона к снижению налогового и иного бремени на экономику. Наоборот, все больше средств изымалось из бизнеса и затрачивалось на непроизводительные цели.
Некоторые из этих целей казались благими. Например, увеличение расходов на медицину. Но здесь выбранная Клинтоном стратегия достигла социальных целей, прямо противоположных декларируемым.
В условиях роста производительности труда во всех сферах постиндустриальной экономики, медицина существенно отставала все это десятилетие. Нужны были серьезные меры для ее модернизации, повышения интенсивности и качества услуг посредством внедрения информационных и иных технологий, создание эффективной системы контроля качества и оптимизации использования ресурсов в отрасли. Короче, нужны были мощные меры по повышению производительности труда в этой сфере, стимулировать которые можно лишь методами жестких бюджетных ограничений и нормативно-законодательного давления, стандартизации.
Вместо этого Клинтон повел прямо противоположную политику. Он стал прикармливать неэффективно работающую отрасль гигантскими бюджетными вливаниями, консервируя тем самым ее отставание и неразбериху на фоне всеобщего роста. Это превратило здравоохранение в черную дыру американской экономики. Учитывая размеры отрасли, эта черная дыра представляет серьезную опасность и является сегодня главным источником инфляционных рисков.
Другие направления растраты администрацией Клинтона зарабатываемых Америкой денег трудно оправдать даже и аргументами социального порядка.
Из всех государственных расходов прямую пользу экономике могут принести только прорывные фундаментальные исследования, обычно проводимые в рамках ВПК. Но именно эти направления Клинтон финансировал меньше всего. Военный бюджет растрачивался на авантюры в разных концах земного шара, продиктованные не национальными интересами США, а туманными идеалистическими концепциями господ типа Жака Аттали, которым был привержен последний в прошлом веке американский президент.
Теми же шизофреническими концепциями была продиктована и та часть экономической политики Клинтона, которая была направлена на подавление экономической свободы не только в США, но и во всем мире. Самым ярким ее выражением была активная, дикая по своей форме и содержанию борьба прошлой администрации с оффшорами. Дикость этой борьбы по форме заключалась в совершенной противоправности попытки ограничить суверенитет других государств на основе даже не американских законов, а неких принципов неоформленных, но влиятельных сил. С содержанием же дело обстояло еще хуже.
Оффшоры в современном мире являются вовсе не местом укрытия средств наркомафии и родственников Ельцина да Бокассы. Они являются базовым инструментом налогового маневрирования и финансового менеджмента, существенно расширяющего степень экономической свободы в мире. Безграмотная профессорская теория о том, что они якобы сокращают налоговые поступления в США, Европе, России и прочих странах, на самом деле крайне далека от реальности. Благодаря оффшорам существуют целые виды бизнеса, которые в отсутствие этого инструмента не могли бы существовать. Одна лишь репатриация получаемой в их рамках прибыли является фактором, повышающим доходы бюджета развитых стран как прямо (через выплату подоходного налога), так и косвенно - через рост потребления, стимулирующий экономический рост вообще.
Уничтожение этого инструмента диктовалось соображением вовсе не экономического плана. Политики круга Аттали-Камдессю преследуют здесь на самом деле цель повышения наднационального контроля за бизнесом во всем мире, причем не с целью его подчинения американским или европейским законам, но законам наднациональным. Если бы Клинтону удалось довести до конца это черное дело, разрушение целых отраслей современного мирового хозяйства породило бы такой экономический и политический кризис, какой без третьей мировой войны было бы не расхлебать.
Идеалистическими, внеэкономическими соображениями диктовалась и энергетическая политика администрации Клинтона. Фактическое свертывание атомной энергетики в угоду невротической нуклеофобии домохозяек и гринписовцев, свертывание из тех же соображений разработки новых нефтяных месторождений подвело не только США, но и весь мир к грани энергетического кризиса. Взлет цен на энергоносители, порожденный этой политикой, стал локомотивом экономического кризиса, порожденного всей политикой администрации Клинтона.
Крайне разрушительной была и выбранная администрацией Клинтона стратегия в сфере высоких технологий. Будучи по сути администрацией биржевых спекулянтов, администрация сделала новый быстро растущий сектор экономики их заложником. Вместо содействия развитию традиционных механизмов венчурного финансирования, вместо задействования традиционных ограничений, обеспечивающих эффективность инвестиций, она по сути вела на рынке фондов высокотехнологических компаний такие правила игры, при которых наряду с действительно перспективными постиндустриальными компаниями за средства инвесторов стали бороться маскирующиеся под такие компании полумошеннические фирмы.
Неизбежный обвал мошеннических компаний стал ударом для всего высокотехнологического сектора. Несмотря на то, что прибыль и обороты производящих реальные услуги постиндустриальных компаний (дистанционное образование, логистика и т.п.) продолжают расти и сами они остаются весьма привлекательными для инвестиций объектами, крах надуманных проектов, обещавших бешеные прибыли за счет рекламы друг друга, подорвал доверие инвесторов ко всему этому сектору экономики.
В угоду спекулянтов администрация Клинтона вела и политику "глобализации" финансовых рынков, по сути сделав экономику США заложником повышенной инвестиционной привлекательности их рынка в условиях кризисов. Ради этого провоцировались политические кризисы в мире, экономика США оказалась поставлена в зависимость от притока капиталов извне, завышенный курс доллара не дал традиционной индустрии воспользоваться плодами долгого периода роста - она по сути испытывала стагнацию на фоне бурного роста постиндустриального сектора. Результатом был обвал рынков на фоне продолжающегося экономического роста - тот обвал, который и создал нынче угрозу самому этому росту, других причин для прекращения которого не было и нет.
Все, что было в экономической политике США в 90-е годы разумного, принадлежит вовсе не администрации, а ФРС. Разумные меры по стимулированию спроса путем использования традиционных кейнсианских инструментов, без приверженности к модным в недоразвитых странах теориям фридмановской "монетаристской" школы, позволили смягчить негативные последствия того по сути крестового похода против мирового бизнеса, который осуществлялся Клинтоном и его учителями.
За несколько месяцев администрация Буша быстрыми и эффективными мерами оздоровила американскую и мировую экономику. Структура государственных расходов постепенно начала изменяться от непроизводительно-растратной к перспективно-инвестиционной. Вместо затыкания бюджетными деньгами дыр неэффективно работающих отраслей они постепенно переориентируются в проекты ВПК, которые могут вскоре дать такой же толчок развитию мировой экономики, какой в 90-е дал интернет. Налоговая политика приобретает все более разумные черты, стимулируя бизнес и экономический рост, снимая то жуткое давление на предпринимательство, которое было характерно для эпохи Клинтона.
Администрация Буша прекратила и крестовый поход против оффшоров, признав их легальным и необходимым для честного бизнеса инструментом. В сфере энергетики за кратчайший срок сформулирована и уже осуществляется программа, содержащая эффективные меры по предотвращению энергетического кризиса. Буш дал зеленый свет атомной энергетике, без которой экономика XXI века просто не может существовать. Он открыл и возможность разработки нефтяных месторождений Аляски, которые покроют в скором времени намечающийся дефицит жидкого топлива в США. Думаю, скоро нефть снова будет стоить дешевле воды.
На рынках администрация Буша тоже потихоньку наводит порядок. Пока еще довольно медленно - видно, что не знает, с какой стороны подступиться к расчистке этих авгиевых конюшен. Но решимость покончить с засильем спекулянтов и направить инвестиционные ресурсы в реальный сектор экономики явственно просматривается - и уже одно это порождает оптимизм у инвесторов.
А тем временем аналитики из тиши профессорских кабинетов критикуют Буша за применение кейнсианских рецептов преодоления кризиса - видите ли инфляция будет от их применения. Надо-де применять более новые, фридмановские рецепты: сначала инфляцию подавить, пусть и  ценой спада, а потом уже рост сам пойдет.
А ведь на самом деле именно применяя классические кейнсианские рецепты спасал все это время Гринспен экономику от краха. Потому что руководство ФРС давно и хорошо понимает, что нет никаких новых рецептов, а Фридман сотоварищи - шарлатаны. И выбитая для него в свое время господами из Бильдербергского Клуба нобелевская премия ничего тут не меняет.
Вообще, критическое отношение аналитиков к мерам администрации Буша выдает одну важную деталь: они крайне далеки от реальной экономики. Они, конечно, старательно отслеживают новейшую статистику и поведение финансовых рынков, следят за ростом показателей, но реальных проектов они явно не консультируют и в них не участвуют. Потому что тогда их мнение было бы совершенно иным.
Если бы они, подобно мне, консультировали реальные проекты, они хорошо знали бы, сколько проектов стояло из-за устроенных Клинтоном дурацких препон, из-за неопределенности с оффшорами и перспективами рынков. Они знали бы, какая ненависть сформировалась у всех активных бизнесменов к этому Клинтону и его команде, сколько потерь понес бизнес от его политики.
В последние полгода ситуация изменилась неузнаваемо. Все проекты идут. Вообще все. Я такого просто не помню. Вы там в своих кабинетах со статистикой своей даже представить не можете, что творится и КАК все вдруг пошло. Сразу и по полной программе. Одно лишь снятие неопределенности с оффшорами позволило запустить совершенно блестящие проекты. Я, например, если делаю проект, так снижение издержек дожимаю по полной программе - а при устроенной прошлой администрацией неопределенности задействование этих схем оказывалось сопряжено с серьезным риском - и у людей дела просто стояли.
Конечно, все эти проекты отразятся в статистике цифрами роста не в этом году, а кое-какие даже и не в следующем, но запускаются-то они сейчас, идут сейчас. Вот где главный мотор экономики. Аналитики, которые сейчас Буша кисло критикуют, поймут все потом, когда придет эта статистика. Задним числом. Как та задница, что жаловалась в ЦК, что до нее газета "Правда" доходит в последнюю очередь.
Ликвидировав весь идеалистический маразм клинтоновской политики, положив в основу своей политики концептуальный прагматизм, новая администрация сумела по сути снести плотину, которая сдерживала развитие мировой экономики последние годы.
И все это достигнуто менее чем за полгода президентства Буша! О чем после этого еще спорят аналитики? Да реальные бизнесмены золотой памятник готовы Бушу отлить - хоть сейчас.

Внешняя политика

Расхожим обвинением газетчиков в адрес Буша стало то, что новый президент поссорился почти со всеми, кто лобызался с Клинтоном - с китайцами, европейцами, русскими. При этом все они относят происходящее на счет дипломатической неуклюжести самого Буша, которую противопоставляют дипломатической гениальности Гора и Клинтона. На самом деле все обстоит совсем наоборот.
Клинтон по сути поставил американские ресурсы на службу весьма специфическим интересам бюрократии международных организаций и обслуживающих их идеологов. Аттали, Камдессю, Стэнли Фишер и тому подобные личности, добившиеся высокого положения в рамках этой бюрократии тем, что гоняли шизу, оформляющую интересы этой бюрократии и при этом прикрывающую их мистическим туманом - эти господа вдруг стали поставщиками концептуальной идеологии для внешней политики США. По сути, вместо защиты национальных интересов шло навязывание суверенным правительствам верховенства международной бюрократии.
Именно на поддержку Клинтона опиралась та наглость, с которой в эпоху Камдессю МВФ навязывал суверенным государствам свое видение экономической политики. Причем, если со стороны Клинтона тут было больше идеализма, то конкретные бюрократы типа Камдессю часто прирабатывали, выступая агентами определенных политических сил внутри того или иного государства, подавая их требования как свои. Аттали ушел с должности под обвинения в коррупции еще раньше Камдессю, показав тем самым, что реально стоит за его красивыми туманными идеологемами.
Клинтон ничтоже сумняшеся применял военную силу - опять же не для защиты интересов США, а для навязывания суверенным государствам "международных" правил игры, от которых сами США ничего не выигрывали. В конце концов он втянул США в югославский конфликт, где им нечего было ловить - реализуя даже не интересы, а МНЕНИЕ весьма специфических кругов европейской элиты, мистически почитающих Габсбургов-Лотарингов (почитаемыми в этих кругах ни более ни менее как за прямых потомков Христа) и желающих увидеть их во главе объединенной Европы - Священной Римской Империи. Если бы Клинтон знал, что эти сумасшедшие ненавидят Сербов всего лишь за то, что те подорвали устои Габсбургской монархии в момент, который им казался подходящим для реализации этого сумасшедшего плана, вряд ли бы он стал влезать в эту дикую разборку. Но поскольку на поверхности лежала все та же теория глобализации и универсализации ценностей, он ее схавал с весьма печальным для всех исходом.
США ничего не выиграли от всех авантюр, в которые их втянул Клинтон. А выигрыш, который получила международная бюрократия и ее мистики-идеологи, оказался на самом деле эфемерным, потому что оказалось достаточно одного лишь плевка Буша, чтобы вся эта бюрократия со всем ее дутым могуществом сдулась как воздушный шарик, а все ее могущество превратилось в дым.
Политика Клинтона дорого обошлась США. Растраченные на бессмысленные авантюры национальные ресурсы уже не вернуть. В то же время бессмысленные, ничего самим США не дававшие атаки на суверенитет различных государств и традиции их населения настроили это население и национальные элиты резко против США. Именно Клинтон поссорил США с Китаем, Россией, рядом Европейских стран, третьим миром и даже Израилем. Сохранение видимости дружеских отношений Билла с лидерами этих стран ничего в этом вопросе не меняло и было обычным лицемерием, которому так старательно учил когда-то Америку Дейл Карнеги.
Буш просто не стал лицемерить и назвал вещи своими именами. Он принял оставшееся в наследство от Клинтона состояние дел как данность. Он только констатировал факт, что отношения плохие. И стал действовать в интересах США в рамках имеющихся налицо обстоятельств. Вряд ли кто-то, кроме записных лицемеров, может осудить администрацию за то, что она не боится смотреть правде в лицо и действовать открыто и прямо, адекватно сложившимся нерадостным обстоятельствам. И вряд ли кто-то, кроме совсем уж бессовестного лицемера, может возложить на Буша ответственность за наследство его предшественника.

Социальная база

Общеизвестно, какие социальные слои поддерживали Буша, а какие - Гора на последних выборах. За Буша голосовала вся белая работящая Америка - те, кто создает американское благосостояние и платит налоги. За Гора голосовала вся сидящая на вэлфере масса тунеядцев, разросшаяся за годы правления Клинтона и желающая жировать дальше.
Электорат Клинтона-Гора, социальную базу их политики, составляет масса разного рода представителей национальных, расовых, сексуальных и прочих меньшинств, матерей-одиночек и записных безработных, давно сделавших свою принадлежность к этим меньшинствам средством для получения всяческих льгот и привилегий - при приеме на работу и учебу, при продвижении по службе, в конкурентной борьбе и чуть ли не при подведении итогов спортивных соревнований. Я уж молчу о прямых бюджетных выплатах.
Социальную базу Буша составляют те, за чей счет вся эта публика жирует.
И хотя если говорить о партиях, их социальная база традиционно не обладает в США такой определенностью, тенденция превращения демократической партии в партию паразитов, а республиканской - в партию экономически активного населения просматривается весьма явственно.

Нравственность

Разница в социальной базе двух администраций существенно дополняется соответствующей разницей в их нравственной ориентации.
Степень безнравственности Клинтона, его политики и его администрации была просто монстроподобной. Вечное двурушничество, практика двойных стандартов во всем - от личной жизни до международной политики, коррумпированность, неуважение к труду и тем, кто создает реальные ценности, вечная ложь, неспособность осознать национальные интересы и почти искренняя вера в существование неких "общечеловеческих", вечные мессианские амбиции, стремление дружить не с народами, а с их фюрерами, лицемерие, доведенное до крайне своей формы - "политкорректности", презрение к базовым, экономическим правам человека вкупе с лицемерными попытками "защищать" часто надуманные "политические" права, беззастенчивое нарушение суверенитета и вмешательство во внутренние дела других народов и стран - все это вылилось в своеобразный рекорд безнравственности среди и так не всегда отличавшихся высоким нравственным уровнем американских администраций.
Именно эта политика породила в мировом масштабе активное неприятие США, сменившее тот высокий авторитет этой страны, который оставил в наследство Клинтону Буш-старший. США стали жестко ассоциироваться у всех народов с политикой глобализации, претензии международной бюрократии стали восприниматься как претензии США на установление Pax Americana, а сами США - как источник прямой угрозы национальному суверенитету любой страны. США оказались ответственны за все негативные последствия политики глобализации.
Все это породило мощнейшие антиамериканские настроения и выступления. Антиглобалистское движение приобрело явственно антиамериканскую окраску - даже в самих США. Результатом стало нарастание прямых угроз национальным интересам США, интересам американского бизнеса, осложнило международные контакты американских граждан. С инерцией всего этого Америке придется иметь дело очень долго.
Во внутренней политике безнравственность администрации поссорила государство и бизнес, стала сеять социальную и межнациональную рознь. Лицемерное насаждение политкорректности сделало ее средством шантажа и породило вал процессов с совершенно непристойными претензиями, которые тем не менее приходилось принимать всерьез. Все это вылилось в глубокое нарушение прав человека на свободу слова, свободу выражения собственного мнения.
Лицемерие Клинтона ярко проявилось и в скандальной истории с Моникой Левински, которую заставляли лгать под присягой (да и сам Клинтон умудрился под нею солгать). Значение, приданное республиканцами этой истории, как раз и отражало их нравственные претензии к президенту. Правда, не осознав еще до конца суть своих претензий и не назвав вещи своими именами, они по сути проиграли PR-кампанию, которая свелась к пошлому анекдоту.
Джордж Буш - человек совершенно другого плана. Он не блещет талантами, как Клинтон или Гор, он косноязычен, он тугодум, он не слишком образован и даже ленив, он не очень учтив,  недостаточно доброжелателен и улыбчив. Но все это в глазах трудящихся американцев искупается одним - он человек нравственный. Он обладает той нравственностью, которую дает воспитание в семье, где занимаются делом, и где знают, что такое труд.
Этот и только этот фактор играл всю дорогу на избрание Буша. Гор со своим блестящим красноречием проигрывал косноязычному техасцу одни теледебаты за другими - просто потому, что избиратели видели за прекрасными формулировками Гора привычное лицемерие, а за рубленым косноязычием Буша - искренность, честность и прямоту. И простоту.

Буш и Россия

Когда Джордж Буш-старший покидал Белый Дом, отношение к США в России было, пожалуй, самым доброжелательным за весь XX век. Население и политическая элита были настроены в отношении США крайне дружелюбно и ориентированы на сотрудничество. Честность и прямота политики Буша были оценены по достоинству и приняты даже в тех аспектах, которые сами по себе Россию не устраивали. Даже маргинальные круги по большей части избегали критики США, предпочитая в качестве объекта вражды сочинять мифических всемирных заговорщиков.
Менее чем за год Клинтону удалось радикально изменить отношение русских к США. И это изменение стало результатом безнравственности его политики.
С трудом можно себе представить, чтобы Джордж Буш-старший мог поддержать переворот в России, наподобие случившегося 21 сентября-4 октября 1993 года. Расстрел демократически избранных верховных органов власти, узурпация власти бывшим президентом, отставленным решением Конституционного Суда за совершенные преступления, бойня на улицах Москвы, фальсификация референдума, принятие авторитарной недемократической конституции, установление полуфашистского режима, срыв экономических реформ ради обогащения узкого криминального клана - все это вряд ли встретило бы поддержку администрации, возглавляемой человеком столь нравственным и столь прогностически мыслящим.
Для Клинтона с его идеологией двойных стандартов произошедшее было не только вполне приемлемо, но даже и почти желательно. Удобный и управляемый диктатор вместо своенравного национального представительства казался привлекательным вариантом, а сам факт совершенных им преступлений только увеличивал его управляемость и зависимость.
В то же время для всех было ясно, что без поддержки Клинтона этот переворот был бы невозможен. Если бы существовал хотя бы малейший риск отказа в кредитах по мотиву нарушения законов и прав человека, Ельцин не получил бы необходимой поддержки коррумпированных силовых структур. Они готовы были совершить требуемые им преступления только на американские деньги.
Это было очевидно для всех мыслящих русских. И поэтому ответственность за преступный переворот и последующее уничтожение российской экономики лежала в их глазах не только на Ельцине, но прежде всего - на Клинтоне. А следовательно, на США.
Так родился тот холод недоверия и ненависти, который спустя шесть лет, вызрев и въевшись в душу нового поколения, превратился под воздействием югославского кризиса в тот устойчивый антиамериканизм, который стал неизбежной частью культуры нации и подспудным базисом принятия всех политических решений - вне зависимости от субъективных предпочтений принимающих их политиков.
Кредитование режима со стороны опирающихся на США международных организаций воспринималось народом все эти годы как оплата услуг режима по геноциду или как минимум притеснению им русских. Лицемерная "дружба" Билла с Борисом расценивалась на аффективном уровне как заговор этих двух господ против русского народа. Но если Ельцин был в глазах народа просто отдельно стоящим преступником, то Клинтон представлял свою страну - США. И следовательно, США оказывались ответственными за все совершаемые в России преступления - за коррупцию, голод, нищету, разруху, татьянины виллы...
Буш не испортил отношения с Россией - он просто не стал лицемерить. Он принял их такими, каковы они есть: русские расценивают США как врага - и тут уже ничего не исправить. Понадобятся многие десятилетия, чтобы показать, что США не претендуют на мировое господство, не являются больше орудием безответственной международной бюрократии, а лишь честно защищают свои интересы.
Буш выбрал в отношении России честную политику. И это очень не нравится тем силам в России, которые привыкли строить свое благополучие на базе клинтоновского лицемерия. Облаивание журналистскими моськами американского президента с телеэкранов стало чем-то обыденным, сливаясь с общим антиамериканским настроем.
Но в том-то и дело, что сами облаивающие антиамериканский настрой по большей части не разделяют. Еще недавно они сладострастно облизывали Клинтона, представляя лучшим другом России (своим то есть) и мудрым политиком. Их ненависть к Бушу порождена совершенно иным - они панически боятся.
Они боятся его нравственной определенности. Они боятся его конкретности и честности. Они привыкли к лицемерию и пошлости - им с ним холодно.
Та же растерянность стоит и за поведением российской политической элиты. Она привыкла к торгу вокруг мнимых "демократических" ценностей - а ей говорят, что во внимание принимаются только реальные обстоятельства. Она привыкла, что ее покупают, а ей говорят, что она должна служить своей стране. Она привыкла, что дружат с ней и плюют на народ, а ей говорят, что во внимание принимается только позиция самого народа,  а с ней готовы говорить лишь как с представителем этого народа - в той мере, в какой она его представляет.
Политика Буша - угроза для российской элиты и для будущего режима 4 октября. Она враждебна этим силам. Но ведь эти силы сами никогда не действовали в интересах России. Они сами являются пережитком эпохи глобализации, эпохи шизы Аттали, наглости Фишера, вороватости Камдессю и прикрывавшей все это бездарной безнравственности Клинтона. И поэтому всякий, кто против них - тот друг России.
Политика Буша враждебна нынешнему российскому режиму, но именно поэтому она дружественна в отношении российского народа. Демонстрируя, что без реальной силы нечего рассчитывать на значимое положение в мире и учет твоих интересов партнерами, Буш активно способствует вправлению мозгов российской элиты и власти. Так или иначе, путем ли перерождения режима или его смены, но благодаря этой политике Россия сможет обрести более адекватное правительство, которое будет защищать национальные интересы, а не надуманные всемирные ценности и принципы. Такое же правительство, которое уже обрели США.
 
Buy for 30 tokens
***
...

ЛИЧНОСТНЫЙ РОСТ

Освоение архива вопросов и ответов по личностному росту гарантирует ежедневное изменение Ваших отношений с реальностью к лучшему.
Ноябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Jamison Wieser