?

Log in

No account? Create an account

Следующий пост

Доклад академика Е.В.Гильбо на парламентских слушаниях 11 ноября 1992 года

*

На протяжении первой половины 1992 года профессиональные экономисты-рыночники старались воздерживаться от открытой критики Правительства из страха, что это будет способствовать его падению, которое поставит крест на проведении рыночных реформ.

Однако, в последнее время недостатки в работе правительства стали столь вопиющи и очевидны, что заговор молчания нарушил даже столь близкий к правительственным кругам (и в то же время высокопрофессиональный) экономист, как Юрий Ярмагаев.

Мы так же решились после годичного молчания изложить возникавшие с самого начала и не исчезнувшие ныне чисто профессиональные претензии к правительству, указать на некоторые наиболее очевидные его ошибки, не допускать которые оно было бы обязано.

Кроме того, мы решились представить краткий анализ как прошлых собственных ошибок, так и сегодняшней ситуации, возможностей изменения курса, перспектив развития страны при различных вариантах выбора.

Последствия отпуска цен и снятия регуляторов заработной платы

По нашим оценкам, на конец прошлого года государство сохраняло контроль за распределением более 60% товаров и ресурсов. Это позволяло мягко перейти к мировым ценовым соотношениям путем простой ценовой реформы. После этого отпуск цен не имел бы таких разрушительных последствий, инфляция была бы минимальной, на уровне, необходимом для установления равновесия между денежной и товарной массами.

Отпуск цен в условиях страшных оставшихся от социализма диспропорций и монопольно организованной сферы распределения привел к тому, что

1)ценовые диспропорции в процессе инфляции не сгладились, стали лишь еще сильнее. Мы еще больше отдалились от структуры цен, соответствующей положению на мировом рынке, получили неэквивалентный курс доллара.

2)Предприятия не смогли за счет собственных ресурсов обеспечить прирост оборотных средств, будучи вынуждены из-за неэквивалентного роста цен пускать все сэкономленные деньги на рост зарплаты(с которого были практически сняты ограничения). Возникла гигантская потребность в кредитных ресурсах.

В результате из-за сдерживания кредитной эмиссии предприятия оказались в кризисе неплатежей, а с другой стороны даже самые необходимые кредиты оказались столь велики, что их эмиссия еще раз подстегнула инфляцию, переведя ее на гиперуровень.

В этой ситуации банки за счет простой задержки платежей и оборачивания в краткосрочном (в сфере торговли) кредитовании "сэкономленных" средств стали получать огромные барыши. Предприятия же теряли от задержки еще больше в результате инфляции. Это усугубило кризис неплатежей.

В то же время заработная плата не просто росла. Произошло неэквивалентное ее перераспределение. Зарплата в отрасли определялась текущими показателями (то есть в конечном счете степенью простоты проедания основных фондов). В наилучшем положении оказались добывающие отрасли, фактически не выплачивающие ренту на использование принадлежащих всей нации природных ресурсов, пустившие ее на зарплату. В наихудшем - отрасли высоких технологий, наукоемкие, инфраструктурные, эффективность которых имеет долгосрочный характер.

Сложился слой лиц с неэквивалентно высокими доходами, перешедший на потребление исключительно валютных товаров. В то же время потребители рублевых товаров были вынуждены резко сократить потребление.

Внешняя торговля стала главной отраслью частного бизнеса. Все капиталы были быстро перекачаны в порты - Петербург, Ростов, Находку, Владивосток. В этой отрасли как в оптовых, так и частично в розничных расчетах стали применяться доллары. Это стало третьим (совершенно не учтиваемым в расчетах) фактором эмиссии и инфляции. Фактически, кроме 2,2трлн. рублей на рынке обращается ок.2 млрд.долл.(по нынешнему курсу - эквивалент ок. 900 млрд.руб). В то же время инфляция от такого прироста денежной массы падает целиком на рублевую ее часть, и является в значительно большей степени, чем кредитная эмиссия фактором роста цен.

Таким образом, попытки свалить вину за инфляцию на банковское руководство происходят частью от непрофессионального взгляда на вещи, частью от желания вообще замолчать роль долларового обращения в новой России. В то же время роль доллара на внутреннем рынке продолжает возрастать в геометрической прогрессии. Фактически скоро именно эмиссия доллара будет определяющей в окончательном уничтожении рубля.

Эта ситуация порождает целый слой лиц, живущих исключительно засчет неэквивалентного внешнеэкономического обмена. Этот слой составляют как сами торговцы-посредники, так и кредитующие их коммерческие банки, обслуживающие все это чиновники. Фактически за год окончательно сложился мощный компрадорский слой, который будет противником любого реального подъема национальной индустрии.

Почему не следовало отпускать цены сразу

В том, что либерализация цен необходима мы сходились с Гайдаром изначально. Однако, речь шла о методе этой либерализации.

Одномоментная либерализация цен влечет, как показывает опыт НЭПа, польской шоковой терапии и т.п. к разорению госсектора и выживанию частного. Впрочем, это и было целью Гайдара.

Если бы у нас был достаточно мощный, чтобы насытить рынок частный сектор, то можно было бы смириться с гибелью госсектора. Но у нас госсектор обеспечивает товарами львиную долю рынка.

Получается, что госпредприятиям наносится смертельный удар, но нет никакой возможности их добить, так как пока без них нас обеспечивать некому. Возникает вопрос, зачем же тогда было этот удар наносить? Здесь мы имеем дело с чистейшей воды экстремизмом.

Таким образом, провести шокотерапию в условиях сверхмонополизированной государственной экономики невозможно.

1) Необходимо было по крайней мере предварительно провести ценовую реформу, чтобы таким образом снять диспропорции рынка, используя в снятой форме мировой опыт. Затем необходимо было использовать мировой опыт сдерживания роста цен, используя весь арсенал средств, накопленный в мировой практике и науке.

В результате

- рост цен свелся бы к уровню, необходимому для установления равновесия денежной и товарной массы,

- не возникло бы столь огромной потребности в кредитных ресурсов, ставших дополнительным фактором инфляции,

- не произошло бы такой гигантской эмиссии долларов на наш рынок, подстегнувшей инфляцию.

(Заметим, остановить инфляцию у нас пытаются только через сокращение эмиссии. В то же время инфляция подстегивает сама себя, и недостаточная эмиссия рублей компенсируется поступлением в обращение других валют.)

2) Необходимо было регулировать рост заработной платы, сохранить нормативы амортизационных ограничений и контролировать их использование по назначению.

В результате

- сокращение инвестиций и падение производства в машиностроении было бы меньшим,

- покупательная способность населения не дифференцировалась бы, как показано выше, и сама по себе служила бы фактором сдерживания роста цен на товары.

Два слова о курсе валюты

Здесь мы считаем уместным напомнить о разнице в наших и правительственных прогнозах курса рубля к доллару. Наш прогноз содержался в документах группы "Модернизация" декабря 1991 года, Правительство же делало оптимистические заявления ежемесячно предсказывая стабилизацию рубля к доллару. С сентября 1992г. правительственные прогнозы закончились, поскольку им никто не доверял.

Прогноз Прогноз Реаль-

Прави группы ный

тельства "Модерни курс

зация"

Май 1992 50 80 80

Июнь 1992 80 120 128

Август 1992 128 160 168

Сентябрь 1992 160 220 240

Октябрь 1992 - 280 380

Ноябрь 1992 - 340 440

Декабрь 1992 - 400 ?

В своем прогнозе мы учитывали все выше- и нижеперечисленные факторы. Как видим, он оказался вполне точен. Резкий скачок курса осенью 1992 года относительно нашего прогноза связан с тем, что мы не могли предположить, что Правительство нарушит закон об именных приватизационных счетах и фактически превратит выпуск ваучеров в дополнительную денежную эмиссию (об этом см. ниже). Необходимость дополнительной осенней кредитной эмисии, на которую этот скачок пытаются списать, была нами предусмотрена при прогнозировании курса и причиной скачка не является.

Последствия разгрома административной системы

Развал административной системы начат не нынешним Правительством, но оно этот процесс кардинально завершило. В то же время не выполнен главный закон успешной реорганизации - прежде чем ликвидировать старую систему управления производством следовало создать новую.

Собственник (государство) потерял всякие рычаги управления предприятиями. Вечный оппонент собственника - трудовой коллектив вкупе с управляющим - получил все права для реализации своих интересов: как можно больше перетащить из кармана собственника в свой. Ничто этого процесса теперь не ограничивает.

В результате мы имеем дезорганизацию управления вместо его реорганизации. Напомним, что заявленной целью такой реорганизации было повышение эффективности производства.

В конечном счете, единственный выход из ситуации увидели в спешной приватизации. Но и она реально сводится сейчас не к смене собственника или отношений собственности, а к простому оформлению отказа государства от ответственности за дальнейшую судьбу производств.

В то же время приватизация не решит проблемы. Частный сектор в современной экономике, тем более столь монополизированный, так же нуждается в государственном регулировании и планировании, как и государственный. Если это верно для любой как западной, так и тихоокеанской экономики, то почему в России будет по-другому?

В конечном счете в западных странах почти исчезает дифференциация в государственном регулировании как государственного, так и частного сектора. Бывшие модными в 80-е годы и усвоенные тогда Гайдаром неоконсервативные теории, требующие свертывания частного сектора, в конечном счете оказались нереализуемы на практике. Попытки Тэтчер и Рейгана провести их в жизнь некоторое время терпелись обществом, но когда их неэффективность стала ясна, политики неоконсервативного толка были просто отстранены от власти. В США Рейганомика вызвала хотя и запоздалую, но бурную реакцию в виде программы Росса Перро, требовавшего чуть ли не введения командно-административного регулирования индустрии.

Так что, даже когда госсектор экономики будет сокращен до минимума, проблема государственного управления экономикой в целом снята не будет.

Значит, уже сегодня надо создавать эту новую систему управления. А пока ее нет - все же восстановить связь старых управленческих структур (которые почти все остались, но работают на холостом ходу) с объектами управления.

Конечно, речь не идет о восстановлении административной системы и административных методов. Но регулирующая функция министерств должна быть восстановлена. Лучше посредственные нормативы и посредственное регулирование, чем отсутствие регулирования вообще.

Ситуация с оборотными средствами.

Инфляция в оптовых ценах давно уже перешла на гиперуровень. В то же время предприятия совершенно не заинтересованы из своих доходов увеличивать объем оборотных средств. В результате все они требуют на эти цели кредитных ресурсов и либо мы сталкиваемся с кризисом неплатежей, либо с необходимостью гигантской кредитной эмиссии.

В то же время для нас эта проблема была заранее ясна. Для ее предотвращения было необходимо перед отпуском цен установить для госпредприятий соответствующий норматив отчислений в Фонд развития, средства которого можно было бы расходовать только на инвестиции и прирост оборотного капитала.

Таким образом, у всех предприятий был бы достаточный источник для пополнения оборотного капитала. К тому же, этот источник нельзя было бы растратить на другие цели. Фактически, проблемы неплатежей бы не возникло.

Конечно, часть предприятий все равно нуждалась бы в кредитном пополнении оборотного капитала. Но такой объем кредитования финансовая система могла бы легко выдержать.

В принципе, эта мера может быть введена и сейчас. Единственно, сейчас придется вводить очень большие нормативы, чтобы сбить инфляционную инерцию. Потом их можно будет понижать. В январе 1992 они могли быть введены без проблем и перекосов.

Почему Правительство не сделало этого? Ведь кроме положительных никаких других последствий эта мера дать не могла. Очевидно, опять объяснение следует искать в профнепригодности Правительства.

Отношение Правительства к науке.

Разрушение высокотехнологической индустрии и общее непрофессиональное определение приоритетов финансирования

По отношению к науке Правительство проявило свой непрофессионализм сразу в двух аспектах.

Во-первых, в своей деятельности оно практически совершенно не привлекает специалистов как в макроэкономике, так и по конкретным проблемам. Это связано, очевидно с тем, что состав Правительства восходит к узкосектантскому научному кружку со свойственным таким кружкам снобизмом, когда не входящие в него или не являющиеся полными единомышленниками сразу считаются чужими и их профессиональные предложения отметаются с порога.

Такая установка вполне подходяща для маленького научно-исследовательского коллектива, где она обеспечивает чистоту идеи до конца ее разработки. Однако она неприменима для органа управления, поскольку резко ограничивает возможность привлечения к выработке решений достаточного объема интеллектуальных ресурсов. А это и приводит к непрофессиональным решениям.

Во-вторых, Правительство совершенно не учитывает на практике, хотя и признает на уровне абстракций, тот факт, что научный потенциал определяет уровень производства и его конкурентоспособность в далекой перспективе. Отставание на один год в науке влечет долговременные последствия в виде неконкурентоспособности индустрии. Если к тому же учесть длительность формирования нормального научного потенциала, непонятна легкость, с которой он почти весь был принесен в жертву на алтарь реформ за один год.

Обнищание и дисквалификация вследствие ухода в сферу обслуживания научных кадров, утечка лучших умов за рубеж были следствием совершенно непрофессионального подхода к определению приоритетов финансирования.

Дело в том, что при профессиональном подходе приоритет финансирования максимален по отношению к отраслям высокой квалификации и наукоемкости, долговременного, стратегического действия и убывает в сторону отраслей с низкой квалификацией, высокой трудоемкостью и сиюминутной результативностью. Такой подход принят во всех цивилизованных странах и только он обеспечивает высокий уровень и конкурентоспособность их индустрии.

Правительство Гайдара выбрало прямо противоположную систему приоритетов. Мы видим, что заработная плата, например, в газовой промышленности в десятки, иногда сотни раз превышает заработную плату в науке и приборостроении. Это приводит к фактическому свертыванию наукоемких отраслей, переходу национальной индустрии на чисто сырьевую направленность.

Если предположить, что эта система не была продумана с целью разрушения высокотехнологической индустрии, а сложилась сама собой, приходится признать, что Правительство вообще не контролирует эти приоритеты, вообще не имеет проработанной стратегии финансирования. И объяснить это нельзя никак, кроме как непрофессионализмом.

Почему нет контрольных цифр рентабельности?

Мы уже говорили о том, что Правительство пытается бороться с инфляцией путем денежных ограничений, а инфляция все идет и недостаток денег компенсируется ростом обращения иностранной валюты. Это похоже на лечение пневмонии путем сбивания температуры вместо подавления инфекции.

В действительности следует бороться не с симптомами, а с причинами инфляции. Рост оптовых цен на продукцию наших предприятий почти вдвое превысил рост розничных. Вот один из важнейших факторов инфляции, ее локомотив.

Паллиативный выход из положения заключался бы в том, чтобы установить контрольные цифры рентабельности продукции по отношению к себестоимости, предельного роста цен и т.п. Нарушение этих контрольных цифр должно было бы влечь драконовские штрафы.

Эта мера не означала бы восстановления административного управления экономикой, Она применяется и в странах частного капитала, хотя и очень редко. То что в принципе она может повлечь за собой на короткое время некоторый дефицит, будет только стимулировать производство и способствовать развитию рыночных отношений.

Так почему же нет контрольных цифр рентабельности? Может быть, Правительство не хочет бороться с гиперинфляцией? Да нет, скорее приходится предположить, что этот способ ему просто неизвестен. Отсюда - безуспешные попытки остановить инфляцию в монопольной экономике через денежное регулирование, не дающие и не могущие ничего дать.

Причина этого проста. Теоретические установки команды Гайдара адекватны условиям классического рынка, но совершенно не адекватны ситуации высокомонополизированной экономики. Поскольку от такой экономики мы не уйдем еще долго, остается признать, что нынешней ситуации уровень компетенции Правительства не соответствует.

Кризис капиталовложений

Сегодня предприятия поставлены в такие условия, что им невыгодно направлять свои средства на инвестиции, а выгоднее проедать их через высокие зарплаты.

В капиталовложениях заинтересован собственник. Администрация и трудовые коллективы заинтересованы прежде всего в присвоении максимума чужих средств. Но у нас собственник - государство - фактически отделен сейчас от управления процессом инвестирования. В результате мы не имеем самого процесса.

Как следствие этого мы сталкиваемся с отсутствием спроса на продукцию отраслей, производящих основные фонды, их свертыванием. Это будет иметь гибельные последствия для нашей индустрии.

Профессиональный подход заключался бы здесь в восстановлении норматива отчислений на амортизацию, в фонды развития и т.п., поскольку это сегодня единственный способ защиты интересов собственника. При этом надо было сразу проиндексировать основные фонды, чтобы объем амортизационных отчислений соответствовал необходимым затратам на их восстановление. Кроме того, можно было бы стимулировать инвестиции, освободив их от налога на прибыль.

Далее, поскольку в результате коррупции администрации предприятий под видом инвестиций могла бы просто идти растрата средств, необходимо восстановить нормальный механизм отчетности, ввести в действие механизм отстранения администрации от должностей в связи с несоответствием.

Это привело бы к восстановлению если не нормального, то хотя бы приемлемого объема инвестиций, уменьшило бы кризис производства основных фондов, способствовало бы выживанию этих стратегически важных отраслей.

Если всего этого не делается, если Правительство смирилось с гибелью машиностроения и проеданием основных фондов, разве не есть это признак его вопиющего нпрофессионализма?

Отсутствие платежей за природные ресурсы.

В цену продукции добывающих отраслей во всем мире входят не только затраты труда и капитала на их добычу, но и стоимость самих ресурсов, которые в земле являются уже национальным достоянием и имеют цену стоимость.

Цену природных ресурсов в земле добытчик возмещает обществу через механизм специальных платежей за добытые ресурсы. Его прибыль остается в обычных пределах.

У нас такие платежи практически отсутствуют. Поэтому фактически эти предприятия получают не только заработанное, но и присваивают стоимость общественного достояния. Ситуация такова же, как если бы грузчик, разгружающий вагоны с принадлежащим государству мясом получал бы оплату в размере всей стоимости разгруженного мяса.

Здесь причина уже упоминавшихся неэквивалентно высоких доходов работников этих отраслей. Фактически они получают свою сверхприбыль засчет прямого присвоения чужих денег.

Что можно сказать о профессионализме Правительства, допускающего такую ситуацию?

Провал конверсии

Программа группы "Модернизация" фактически снимала вопрос о конверсии, поскольку ее обеспечивал тот же механизм, что и модернизацию производства.

Но даже в рамках принятого группой Гайдара подхода можно было бы организовать этот процесс более профессионально.

Во-первых, на рынке оружия следовало развернуть нормальный маркетинг. Поскольку нельзя за один год конверсировать все военное производство, следовало в первую очередь конверсировать то, которое не может быть обеспечено заказами, а остальное - загрузить на этот период работой на внешний рынок.

От того, что этого сделано не было, выиграли только наши западные конкуренты - поставщики оружия. Мы далеки от мысли, что Правительство могло сознательно защищать их интересы ценой столь огромных убытков для страны. Следовательно, этот факт также следует отнести за счет его непрофессионализма.

В то же время совершенно не было заказано профессиональным разработчикам программ собственно конверсии. Не было организовано сколь-либо значительных исследований, не привлечены имеющиеся в стране высококлассные специалисты.

Не имея собственных разработок, Правительство не смогло обеспечить нормальной консультативной помощью конверсируемые предприятия, заставляя их работать наобум святых. Не было создано серьезного координирующего органа типа Совета территорий по конверсии, который мог бы обеспечивать обратную связь. Да и вообще, хотело ли Правительство иметь такую обратную связь?

Все это также приходится отнести за счет непрофессионализма. Фактически у Правительства не было сколь-нибудь продуманной программы Конверсии.

(продолжение следует)

Подписаться на Telegram канал shel_gilbo
promo shel_gilbo июнь 28, 02:47 39
Buy for 100 tokens
В августе-сентябре я провожу в Петербурге и Москве серию семинаров на разные темы Первый из них 24-25 августа будет посвящён Алхимии и её взаимоотношениям с современной аналитической наукой. Я расскажу как и почему ошибочное разделение на атомы и молекулы стало тормозом технологического развития,…

Комментарии

( 1 комментарий — Оставить комментарий )
slreason
13 янв, 2017 16:41 (UTC)
Впервые прочел текст.

Ну что сказать- Oчень внятно и понятно написано. И многое практично.Однако, что это изменило я не понял.

И второй вывод.
( 1 комментарий — Оставить комментарий )

ЛИЧНОСТНЫЙ РОСТ

Освоение архива вопросов и ответов по личностному росту гарантирует ежедневное изменение Ваших отношений с реальностью к лучшему.
Июль 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Последние материалы:

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Jamison Wieser