?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Е.В.Гильбо, руководитель Центра по разработке комплексных экономических программ "Модернизация", на протяжении последних лет неоднократно выступал в нашей газете с интересными обзорами и прогнозами. Сегодня наш корреспондент взял у него интервью, посвященное последним исследованиям расстановки политических сил перед выборами. Выводы аналитиков оказались весьма неожиданными...

Евгений Витальевич, Ваш центр занимается экономическими разработками. Что побуждает Вас заниматься еще и политическим мониторингом? Разве недостаточно этим занимаются различные обозреватели? Ведь есть немало исследовательских центров.

Исследовательские центры, конечно, есть. Но домыслы их строятся не на основе реальных фактов, а на основе общетеоретических представлений из области элементарной социологии. Они не дают себе труда собрать материал, на основе которого можно делать реальные заключения. В результате, они пичкают публику мифами. В лучшем случае - заказными идеологическими штампами, в худшем - просто глупостями.

В результате представление о политической реальности в России как у широких слоев населения, так и в среде бизнесменов и общественных деятелей все еще остается удивительно мифологичным. Разумеется не так уж много людей принимают всерьез навязываемое телевидением представление о том, что в стране идет борьба между коммунизмом и капитализмом. Эта взятая из учебника "научного коммунизма" схема проста, удобна, но никогда не имела отношения к действительности.

В чем же по-вашему причина такого заблуждения?

Причина здесь, как мне кажется, в отсутствии в нашем обществе достаточной информационной культуры. Средства массовой информации все время потчуют читателей лежащими на поверхности фактами, а все "аналитики" делают из них выводы. Факты, лежащие по той или иной причине вне круга интересов журналистов (а этот круг определяется их образованием и образом жизни), просто не становятся предметом анализа. Дать же себе труд поискать более широкие и достоверные источники информации никто не желает. Легче питаться мифами.

Недавно наши сотрудники провели исследование корреляции уровня информированности руководства целого ряда банков и их финансового состояния. Зависимость оказалась очень значительной. Среди ведущих менеджеров банков, у которых в 1995 году была изъята лицензия, преобладают мнения на уровне передачи "Деловая Россия", а об экономических процессах они судят как обозреватели журнала "Коммерсантъ". Наиболее же здравые суждения о состоянии денежного обращения, например, оказались у людей из "Тверьуниверсалбанка", а наиболее здравые прогнозы весь год давали в своих выступлениях президент Ассоциации российских банков Сергей Егоров и председатель правления "Промстройбанка" Яков Дубенецкий.

Так же обстоят дела и у бизнесменов и у политиков. В последнее время очень многие политики "растеряли рейтинг", "оказались аутсайдерами". Прежде всего это относится именно к тем, кто руководствуется мифологическими представлениями о ситуации в стране.

Но ведь политическая борьба в стране - факт. И если она идет не между коммунистами и демократами (или капиталистами), то кто же сегодня оспаривает власть в стране?

За последние годы в России сложилась система из шести политико-финансовых групп, между которыми и происходит постепенное перераспределение ресурсов и влияния. Эти группы - достаточно сложные образования. Каждая из них объединяет некоторое количество группировок, имеющих свои интересы, взгляды, идеологии. И объединение это - вовсе не какая-то иерархическая структура, а скорее конгломерат группировок с очень сложными процедурами взаимного притирания и согласования позиций.

Общественное мнение представляет себе политико-финансовые группировки то ли как некие масонские ложи, то ли как мафиозные структуры, то ли как обкомы КПСС. В действительности все эти модели очень далеки от реальности. Скорее, группы эти похожи на играющий без дирижера, но все же синхронно играющий оркестр (типа знаменитого "персимфанса") с очень динамической внутренней структурой.

Вот между этими шестью группами и идет политическая борьба. Она идет вовсе не на предвыборных телеэкранах. Происходит перераспределение капиталов. Одни группы банков поднимаются, другие разоряются. Люди одних группировок занимают все новые государственные посты, а представители других их теряют. Происходят явные и тайные операции, в которых участвуют и спецслужбы, и легальные структуры, и оргперступность, и публичные политики. В этом перераспределении влияния и заключается суть идущей сегодня политической борьбы.

Эти процессы происходят хаотично?

Внешне это может так и выглядеть, поскольку все это реализуется способностями и взглядами конкретных людей. Но тем не менее, этот процесс в целом регулируется экономическими закономерностями. Те, кто работает на перспективных направлениях, силою вещей поднимаются - и в смысле финансов, и в смысле карьеры. Те же, кто работает на направлениях тупиковых - постепенно выходят в тираж.

Поскольку динамика экономической ситуации весьма переменчива, то происходит перераспределение ресурсов и влияния в пользу той или иной группировки. В какой-то момент одно мировоззрение способствует карьере и заработкам, в какой-то момент - другое.

А нельзя ли поконкретнее охарактеризовать эти шесть групп, о которых вы упомянули? Каковы их взгляды и перспективы?

Есть четыре группы доминирующих, имеющих определенное видение будущего, или точнее это будущее активно формирующих. И есть две группы, занимающих промежуточное положение, пытающихся вписаться в ситуацию.

Первая из этих групп - "компрадорская", включающая в свой состав группировки правящей элиты, живущие за счет экспорта энергоносителей и стратегического сырья, а также засчет обслуживания внешнеэкономических операций и зависящие в силу этого от конъюнктуры и режима внешних рынков в большей степени, чем от ситуации на рынке внутреннем. Впрочем, те ее части, которые в наибольшей степени зависимы от ситуации в стране, постепенно начинают перетекать в состав технократической группы.

Вторая группа - так называемые "технократы". Она состоит из перспективно мыслящих представителей тех слоев правящей элиты, которые связаны с крупной промышленностью, включая ВПК, перспективно мыслящими банковскими лидерами, патриотической частью чиновничества и спецслужб, образованной элиты военных. Это сила, отождествляющая себя с Россией и полностью зависимая от конъюнктуры внутреннего рынка (как и третья группа).

На сегодня эта группа не так консолидирована и не так четко представляет свои интересы и механизмы их реализации, как другие, но с начала 1996 года пошел процесс ее резкой консолидации. Эта группа уже сегодня хорошо вписана в новые экономические условия, объективно в наибольшей степени заинтересована в ускорении и успешном завершении реформ, но страдает от негативных последствий первого этапа реформ, прежде всего демонетизации экономики и "жесткой экономии". Эта группа является основным проводником структурной политики и технологической модернизации и остро переживает замораживание этих процессов.

А где же все-таки место коммунистов?

Если говорить о КПРФ, то она реально связана с третьей группой, и выражает позиции и интересы консервативных и социалистических сил, включая значительную часть чиновничества. Эти силы желают преодоления негативных тенденций политики "жесткой экономии" любой ценой, получения финансирования в значительной степени на паразитической базе, то есть за счет бюджета, льготного кредитования и т.п. На подобных позициях стоит консервативная часть директорского корпуса, бывшая на первом, приватизационном этапе реформ союзницей компрадоской группы. Кроме того, в пользу этой позиции работают паразитические настроения значительных слоев населения, не нашедших себя в новых экономических условиях.

У этой группы нет, разумеется, желания восстанавливать социализм образца 1937 или 1985 года. Есть просто желание хоть как-то вырваться из ловушки, в которую ее загнал тот вариант реформ, который компрадорам удалось навязать в 1991 году.

Четвертая же группа связана с позицией радикальных группировок правящей элиты, включающей определенные слои "новых русских", строевых офицеров, банковских руководителей, придерживающихся тем не менее радикал-коммунистических или национал-реваншистских взглядов. Эта группировка нацелена на бескомпромиссное сметание всех групп интересов с менее радикальным набором взглядов (хотя компрадорская группа и питает иллюзии на возможное сотрудничество с ней). При всей слабости этой группы сегодня углубление кризиса может серьезно расширить ее базу завтра.

То есть речь идет о фашизме? Правильно ли я понял, что эти силы хотят навязать стране тоталитарный режим?

Скорее военную диктатуру. Для тоталитарного режима здесь недостаточно интеллектуальных ресурсов.

А что из себя представляют "промежуточные группы". Они, очевидно, наименее слабые и влиятельные?

Вовсе нет. Просто обе катастрофически утрачивают позиции в силу отсутствия определенного видения перспектив.

Первая промежуточная группа, условно называемая "либеральной", еще недавно была наиболее значительной и мощной. Эта промежуточная группа включает банки, обслуживающие гражданскую промышленность и ориентированных на них политков, либеральные верхушечные слои интеллигенции и т.п. Еще недавно в ее состав входили группировки, составившие сегодня костяк технократической группы.

В силу постепенного разорения и постепенного перетекания наиболее жизнеспособных и перспективных элементов в состав технократической группы либералы в последние месяцы катастрофически сдают позиции, но все же еще контролируют значительные массы капиталов и госпостов, уступая только компрадорам.

Последняя группа сегодня весьма слаба и возникла на базе той группы номенклатуры, которая предержала власть в годы Перестройки (можно назвать ее "горбачевской"). Она имела весьма значительный стартовый капитал ("золото партии"), но растеряла его в условиях плохой конъюнктуры. Эта группа ведет в целом арьергардные бои и постепенно расползается по более перспективным. Взгляды этой группы не отличаются конструктивностью и определенностью, но содержат общую либеральную установку и прозападническую ориентацию при полном неприятии негативных сторон политики компрадоров.

Эти шесть групп объединяют в своем составе сегодня все группировки правящей элиты. При этом компрадорская группа, занимающая ключевые позиции во властных структурах, в наибольшей степени определяет экономическую политику страны. Второе место по уровню влияния принадлежит пока еще либеральной группе, все более и более утрачивающей свои позиции. На третье место выдвинулась и до середины года займет второе (или первое) технократическая группа. Коммунистическая группа сегодня также находится на подъеме и может к середине года обогнать по уровню влияния либералов. Радикальная и горбачевская группы сегодня наиболее слабы, но если радикалы явно идут на подъем, то горбачевская группа близка к окончательному коллапсу.

А каким образом Вы оцениваете уровни влияния групп?

Мы все время ведем мониторинг развития политической ситуации в стране. Очень много нам дают открытые источники, биржевая и банковская статистика. Разумеется, что-то мы получаем и от своих информаторов в госучреждениях.

Прежде всего, мы следим за перестановками людей на ключевых постах в правительстве, Центральном банке, ведомствах, спецслужбах. С другой стороны мы отслеживаем переход контроля за теми или иными банками и финансовыми структурами из одних рук в другие. Отслеживаем и переход из рук в руки газет и телевидения. Это и позволяет составить рейтинг, наметить основные тренды развития ситуации. В результате мы неплохо можем прогнозировать развитие событий.

Следовательно, вы можете предсказать и наше будущее?

Каждая из доминирующих групп создает сегодня свой вариант будущего. На ближайшее будущее видятся четыре варианта развития ситуации, та или иная комбинация которых неизбежно должна осуществиться.

А конкретнее? Что будет, если на выборах снова победит Б.Н.Ельцин?

Сегодня Б.Н.Ельцин представляет интересы компрадорского слоя, а следовательно, его победа означает сохранение власти в руках нынешнего состава (в смысле соотношения сил) Правительства.

В этом случае неизбежно продолжение той экономической политики, которая определяло ситуацию в России в 1992 -1996 годах. Основные позиции этой политической линии - "жесткая экономия", практический отказ от инвестиционной политики государства, демонетизация экономики, усиление налогового пресса, снижение платежеспособного спроса. При этом правящая группировка, точнее ее нефтегазовая часть, в принципе, готова делиться прибылями от экспорта сырья с другими группировками правящих элит, страдающих от отрицательной конъюнктуры, чтобы предотвратить с их стороны угрозу переворота.

Однако, в 1996 году кризис конъюнктуры затронул уже и нефтегазовую отрасль. Это означает неминуемое всеобщее государственное банкротство максимум через два года. Без серьезного снижения курса рубля им положения не восстановить, а снижение это практически невозможно в силу демонетизации российской экономики, создающей нехватку рублей и относительный избыток долларов во внутреннем обращении. В результате политика Черномырдина уже не имеет достаточного ресурса для поддержания стабильности политической ситуации. Таким образом, нарастание недовольства "оппозиционных" группировок правящей элиты станет постоянным фактором дестабилизации.

Другим фактором дестабилизации станет новый пароксизм углубляющегося банковского кризиса, о котором бьют тревогу все дальновидные банкиры. Коллапс денежной массы, кризис конъюнктуры и коллапс прибылей предприятий увеличат степень невозвратности ссуд практически до 100% (сегодня это - 52%), и по сути уничтожат нормальный кредитный рынок в России. Кроме того, существующее количество банков окажется для обслуживания коллапсирующей денежной массы избыточным. За три года их число сократится раза в три.

То есть Правительство будет на все это смотреть сложа руки?

Не совсем. Для того, чтобы вырваться из когтей кризиса, Центробанк планирует на конец лета развернуть крупную эмиссию. Уже сегодня идет снижение нормы резервирования, вводятся ломбардные механизмы кредитования - в качестве подготовки к этой мере. Однако в основу эмиссии ляжет попытка обеспечения кредитов залогом имущества должника в предположении 100%-й ликвидности закладываемого имущества, что очень далеко от реальности. Понятно, что подобная авантюра ничем, кроме быстрого краха, кончиться не может. Она оттянет на полгода банковский кризис, но сделает его несравненно более жестоким. Кроме того, он будет в силу нарушенного равновесия сопровождаться сильным скачком инфляции.

В сфере производства возможны два варианта развития: строгое продолжение политики "жесткой экономии" и налогового садизма вызовет новое ускорение спада производства и перераспределения ВВП в пользу теневой сферы экономики. В случае же реализации Центробанком эмиссионной авантюры будет иметь место кратковременное оживление.

Доходы бюджета в реальном исчислении будут примерно в 1,8 раза меньше планируемых Правительством. Если уровень инфляции не превысит ожидаемый, то они будут меньше и номинально, если же они будут собраны по плану, ситуации скомпенсирует больший рост инфляции. К примеру, в 1992, 1993 и 1995 годах доходы бюджета были почти вдвое меньше планируемых в силу более высокой, чем ожидалось, инфляции. В 1995 году ожидался рос цен 130%-160%, а реальный оказался более 300%. Засчет этого доходы бюджета составили 100,3% к плану. В 1994 году, наоборот, правительство уложилось в прогнозируемый рост цен, но доходы бюджеты были несравненно меньше запланированных. Каждый год доходы бюджета планируются на уровне предыдущего, и каждый год оказываются почти вдвое меньше ожидаемых. По сравнению с 1990 годом доходы федерального бюджета сократились в 16 раз.

Все это приведет к сильнейшим социальным эксцессам, росту ненависти наемных работников к богатому классу, и может вылиться в некнтролируемые вспышки бунтов, зверского насилия и разграбления. Думаю, пик проблем у Ельцинизма случится в 1998 году, и он начнет метаться, пытаясь поделиться властью с другими кланами. Но тут станет ясно, что ослабели уже все, и придется сливать весь этот режим, сдавая власть новому поколению политиков, простых ребят из армии и ГБ. Взяв власть, они быстро разденут нынешние кланы и расклад изменится уже кардинально.

Так что продолжение политики ельцинизма для самих ельцинистов самоубийственно.

А разве приход коммунистов к власти лучше?

Речь идет, очевидно, не о коммунистах вообще, а о КПРФ, то есть о победе Зюганова. Страхи перед возвратом в этом случае "к старому" безосновательны, поскольку у коммунистов нет ресурсов да и интересов для такого шага, а сопротивление других группировок правящей элиты не даст им ни ввести директивное планирование, ни ликвидировать частную собственность. Очевидно, единственный возможный путь для коммунистов ( и именно он лег в основу реальной программы действий КПРФ в случае победы на выборах) заключается в коррекции курса реформ в стиле поворота образца начала 1993 года.

Коммунисты, прежде всего, попробуют добиться оживления экономики и улучшения положения наемных работников за счет накачки денег в бюджетные сферы и производство. Будет несколько повышена зарплата работникам бюджетных сфер и открыты кредиты для промышленников. Как и в начале 1993 года такая политика приведет к приостановке спада и даже к некоторому росту производства, расширению платежеспособного спроса и уровня жизни. Однако, неизбежным следствием такой политики будет раскрутка инфляции.

Как показывает опыт всех стран, инфляционное ститмулирование развития производства и потребления дает положительный эффект только на первом этапе, в период ускорения темпов инфляции. Как только темпы инфляции стабилизируются, положительный эффект пропадает, зато на повестку дня встает вопрос о приостановке инфляции - обычно неизбежно путем "затягивания поясов" и спада производства.

А чего же по-вашему боятся сегодня "новые русские" и интеллигенция?

Мифов. На практике политика коммунистов на первом этапе окажется выгодной в наибольшей степени "новым русским" по целому ряду причин. Прежде всего она ослабит социальную напряженность и снимет опасность погромных эксцессов в отношении богатого класса, неизбежных при продолжении политики "жесткой экономии". С другой стороны, она позволит предпринимателям вырваться из петли отрицательной конъюнктуры в силу ее временного улучшения.

Население также почувствует некоторое облегчение и небольшое увеличение уровня жизни, хотя уже через год инфляция начнет нивеллировку этих положительных результатов. Государственные предприятия получат на короткое время ресурсы для проведения структурной перестройки и адаптации к рыночной экономике, которая сегодня заторможена нехваткой денежных средств.

Однако, эта политика не способна в длительной перспективе преодолеть эффект демонетизации экономики. Уже через год все положительные эффекты политики коммунистов будут нивеллированы, а экономический рост в дальней перспективе не превысит 1-3% в год, да еще чередуясь с циклическими спадами. Ситуация будет еще усугублена давлением кредиторов и МВФ, которые будут продолжать настаивать на политике "жесткой экономии".

Получается, что оба варианта бесперспективны. А есть ли у кого-нибудь сегодня реальная возможность преодолеть кризис?

Такой вариант развития событий возможен в случае серьезного усиления влияния в той или иной форме технократической группировки Эта сила имеет достаточные интеллектуальные и организационные ресурсы, чтобы преодолеть ограничения, навязанные развалом денежного обращения и вырваться из порочного круга выбора между инфляцией и спадом. Очевидно, эти силы, прежде всего, проведут реформу системы денежного обращения, создадут структуру с высокой дифференциацией кругов и оптимальными процедурами их взаимодействия.

Следствием разбалансирования в 1992 году денежного обращения стала демонетизация экономики. Если для развитых стран характерны объемы денежной массы, равные 95%-110% реального ВВП, то для сегодняшней России эти объемы составляют 5-10%. Значительно большие, чем рублевые, объемы сделок обслуживаются иностранной валютой и экзотическими эрзацами типа "неплатежей", "расчетных векселей" и т.п. Естественно, невозможна реальная инвестиционная деятельность, угнетается конъюнктура, ввергнута в кризис банковская система.

Проведя реформу денежного обращения, технократы создадут ресурс для преодоления демонетизации экономики, то есть для безинфляционного прироста денежной массы до характерного для развитых стран уровня. Сосредоточение в бюджете гигантских доходов, которые способна принести такая операция, позволит на несколько лет отказаться от налогов, достаточно быстро повысить уровень жизни и начать активную инновационную и структурную политику на базе государственных инвестиций в инфраструктуру.

Следствием такой политики станет быстрое расширение всех секторов платежеспособного спроса: населения, государственного и инвестиционного. В силу этого будет иметь место не просто оживление, но весьма бурный рост производства. Первые годы, за счет задействования простаивающих мощностей (а коэффициент их загрузки на 1996 составляет 36%) этот рост может достигнуть 20-30% в год. Кроме того, отказ от налогов приведет к фактически стопроцентной легализации теневого сектора экономики.

Облегчение налогового бремени вкупе с высоки объемом инвестиций на фоне минимальной инфляции (вызываемой не монетарными, а структурными механизмами) создаст в России высокую конъюнктуру и повлечет резкий рост иностранных инвестиций. Это создаст ресурсы для дальнейшего становления рыночной экономики и структурной перестройки производства. Можно прогнозировать, что уже за три-четыре года будет восстановлен уровень производства и уровень жизни 1988 года, но на новой структурной основе, на базе рыночной экономики, что обеспечит сохранение высоких темпов роста еще на 10-15 лет.

Но это - наилучший вариант развития, в который верится с трудом. Очевидно, есть и наихудший?

Есть. Его уже сегодня формирует "радикальная" группа. Он станет реальностью, если на фоне ужесточения кризисных явлений и вызванных ими социальных эксцессов к власти придут силы, ориентированные на жестко-ортодоксальный радикализм того или иного толка. Для них единственным вариантом выхода из кризиса окажется диктатура, жесточайшая административная регламентация производства и распределения. Для того, чтобы наладить производство в условиях демонетизации экономики они вынуждены будут ввести механизмы фондированного государственного снабжения и государственного распределения ресурсов.

Сосредоточение в одних руках управления всем объемом ресурсов повлечет сильнейшую коррупцию (на которую власть вынуждена будет ответить жесточайшими репрессиями) и перераспределения максимума ресурсов в пользу силовой опоры режима. В связи с этим все ресурсы пойдут на текущее содержание этих структур и сделают неизбежной дальнейшую деградацию как производства, так и системы вооружений в силу отсутствия средств на техническое перевооружения производства и армии.

Социальная напряженность в этих условиях будет нарастать, неизбежными станут социальные эксцессы. Единственным выходом будет их канализация вовне, то есть развертывание конфликтов под предлогом, например, собирания русских земель или восстановления СССР. Очень скоро поднимет голову антиамериканизм. Кроме того, неизбежной окажется и внешняя блокада страны.

Какой же из этих четырех вариантов все же станет реальностью?

Вряд ли в чистом виде в ближайшем будущем будет реализован какой-либо из путей развития страны. Наиболее вероятно возвращение к ситуации начала 1993 года, когда союз либеральной, горбачевской и коммунистической группировок позволил им навязать компрадорам серьезное отступление от "жесткой экономии", повлекшее прекращение летом 1993 года спада, рост инвестиций и раскручивание инфляции. Сегодня этот союз складывается вновь, но ведущую роль в нем будут играть уже не либералы, а коммунисты. В случае, если они найдут компромисс с компрадорами на базе смягчения курса, этот союз нейтрализует влияние как технократов, так и радикалов.

Вероятна в той или иной мере реализация собственно коммунистического варианта развития при поддержке либеральной и горбачевской групп правящей элиты и нейтралитете, а может быть и молчаливой поддержке технократов. Это возможно в случае победы коммунистов на выборах, которая приведет к резкому усилению их позиций и резкому ослаблению позиций компрадоров.

Технократический вариант развития, наиболее отвечающий интересам всех группировок, кроме компрадорской, а в перспективе - и интересам России, все же не кажется сегодня слишком реальным. Теоретически возможен союз технократов с компрадорами и либералами, если компрадоры сохранят на некоторое время свое доминирование. Но для такого компромисса есть субъективные препятствия, связанные с кровавыми счетами 1993 года.

Возможен вариант союза технократов с коммунистами и либералами и занятие этим союзом доминирующих позиций. В этом случае и коммунисты, и либералы, несомненно, примут на вооружение конструктивную программу технократов и пойдут на реформацию денежного обращения. Однако дальнейшая реализация будет отличаться от "чисто технократического" варианта в силу давления паразитических элементов, так что часть высвобожденных ресурсов будет отвлечена от задач перспективного развития на текущее проедание. На базе аналогичных уступок возможно присоединение к компромиссу и значительных слоев компрадорской группы.

Наконец, реализация четвертого, радикал-тоталитарного варианта развития событий невозможна при нынешней расстановке политических сил, однако может стать вероятной в перспективе в случае продолжения политики "жесткой экономии", демонетизации экономики и углубления финансового кризиса.

И последний вопрос: проводит ли ваш Центр аналогичные исследования по расстановке политических сил в Санкт-Петербурге?

Проводит. И по Петербургу и по области. Но о том, кто в этом городе хозяева, на какие три группы они сегодня разбились и какое будущее готовят для петербуржцев я расскажу в другой раз.

Мы ведем мониторинг ситуации не только в России и странах СНГ, но стараемся отслеживать положение дел и на мировых рынках, хотя для отслеживания ситуации на микроуровне там информации у нас недостаточно. Тем не менее, наши прогнозы и наша информация представляет определенный интерес и для предпринимателей и для политических деятелей. Она может позволить им более адекватно оценивать ситуацию. Для их информирования мы даже намерены издавать небольшой журнал, тиражом 200-300 экземпляров, закрытая подписка на который будет проводиться этой осенью.

Спасибо. Но все же ловлю Вас на слове и жду от Вас рассказа о ситуации в нашем городе.

Подписаться на Telegram канал shel_gilbo
promo shel_gilbo 23:51, thursday 18
Buy for 100 tokens
5 октября (суббота) в Лейпциге (Германия) состоится мой семинар ОСВОЕНИЕ ЕВРОПЫ В программе семинара: Вписывание в европейское общество «сверху» Почему иммигранты предпочитают вписываться «снизу» Специфика европейского левого дискурса Европейская бюрократия: как…

ЛИЧНОСТНЫЙ РОСТ

Освоение архива вопросов и ответов по личностному росту гарантирует ежедневное изменение Ваших отношений с реальностью к лучшему.
Сентябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Jamison Wieser