?

Log in

No account? Create an account

Июнь, 3, 2004

Интервью OPEC

Евгений Витальевич, знаковым событием для Москвы стало появление русского варианта журнала ФОРБС со специальным «русским списком» миллиардеров. Как Вы оцениваете тот факт, что по количеству официальных миллиардеров Москва обогнала уже даже Нью-Йорк?


Чтобы это понять, следует подробнее разъяснить, в чем заключается PR-бизнес журнала ФОРБС. Всем известно, что он публикует списки самых богатых людей мира и разных стран. И широкая публика свято верит, что эти действительно списки властителей крупных состояний.
В реальности дело обстоит немного не так. Во-первых, методика журнала ФОРБС с точки зрения экономиста не выдерживает никакой критики – но именно поэтому экономисты ее не критикуют. Дело в том, что берутся записанные официально или косвенно на некоего господина активы и учитывается их капитализация по биржевым котировкам без учета ликвидности этих активов. То есть если я учрежу компанию с капиталом в 1000 долларов, разделенным на 1000 акций по 1 доллару, затем одну акцию продам кому-то на бирже за 10000 долларов (больше он не купит), то общая капитализация моей компании будет равна 10000*1000=10 миллионов. Так я стану по методике ФОРБС миллионером, но реально мой капитал не составит и одной тысячной этой суммы.
Учитывая, что большая часть форбсовых миллиардеров занимается именно спекуляциями на бирже, а в последние 10 лет NASDAQ, да и NYSE ставили рекорды по надуванию пузырей дутых компаний, их номинальные миллиарды вполне могут иметь именно эту природу.
Кроме того, ФОРБС не учитывает размытый характер собственности на фиктивный капитал в современной экономике и широкое развитие трастовых соглашений. В результате таких соглашений одному человеку может реально принадлежать капитал, фиктивно записанный на многих и наоборот, на одного человека может быть записан капитал, который реально принадлежит группам людей или целым организациям.
Следует учесть, что деньги шума не любят, так что ни один обладатель крупного состояния, реально играющий на рынке, никогда не позволит широкой огласки своего имени. Судя по тому, что редакторы ФОРБС все еще живы, они такой огласки ни разу не допустили.

Но тогда кто же попадает в список ФОРБС?

Тот, кому это нужно, и кто это готов оплатить.

А кому это может быть нужно?

Тому, кто занимается пиаром.
Все участники списка ФОРБС занимаются исключительно пиаром.
Например, Билл Гейтс – этакий Гарри Поттер, сивол американской мечты для ИТР. В действительности этот милый парень никогда не участвовал в разработке ПО и не руководил работой фирмы Microsoft. Просто однажды IBM решила из налоговых соображений вывести в отдельное предприятие свое софтверное подразделение. Занималась этим в юридическом департаменте IBM мама Билла Гейтса, а финансовым обслуживанием его папа – инвестиционный банкир.  Милый мальчик, учившийся на программиста был предложен ими на роль зицпредседателя и пиарного лица фирмы – и очень подошел к этой роли. На него папа с мамой записаи свою долю в капитале фирмы, а затем также поступили и еще несколько соучредителей. Естественно, Билл тут же оформил трастовые договора на реальных собственников и стал честно выполнять свою пиарную функцию, хотя и допуская при этом ставшие всемирно известными ляпы, вызванные его полной некомпетентностью в сфере собственно производства ПО.
Господа Сорос и Баффет также не присутствовали в списках ФОРБС, пока занимались игрой на бирже и весьма интимными финансовыми операциями по отмывке денег из Восточной Европы. Зато когда они стали заниматься PR, и его посредством влиять на биржу и инвесторов, их тут же поместили в первые строчки ФОРБСового списка, дабы придать вес их словам.
Или вот Роман Абрамович. На него записано несколько миллиардов. Также как на Платона Еленина или других членов Семьи. Однако, все деньги этой финансовой группы («семьи») на самом деле… числятся на них номинально. То есть записаны они на Романа и прочих, а по трастовому соглашению реально ими распоряжается некий фонд «Мюльхауз капитал», то бишь стоящие за ним инвестиционные банки «Мэрилл Линч» да «Голдмэн и Сакс». Роман же с Платоном Елениным занимаются пиаром.
Людей, которые живут на ренту с капитала в Европе зовут «рентнер» или «рантье». Так же зовут всех пенсионеров.
Конечно, они не бедствуют. В их распоряжение поступает достаточно денег, чтобы пиар этот обеспечивать и не отказывать себе да гостям в миске с черной икоркой. Но о миллиардах, конечно, речь и близко не идет.
Например, решат Мерилл да Голдмэн, что надо русскими деньгами заткнуть финансовые дырки в английском футболе – и приходится Роману изображать любовь к футболу, с кислой миной сидеть на матчах, слушая крик фанов «У нас до хрена денег!» и понимая, что деньги действительно у них, а не у него. Или приходится покупать себе один за другим самолеты с мощной системой ПВО на борту. Только столь ли часто летает Абрамович, чтобы столько самолетов ему было надо? Проще ведь арендовать…  Кстати, на самом деле он и летает на арендованных, а вот кого возят на записанных на Рому – известно ил ему самому?
Не будем углубляться в анализ всего форбсового списка, ибо мысль уже ясна. Лучше сделаем простое умозаключение: Появление ФОРБСа в России не случайно. Если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно, как сказал сто лет назад известный специалист по PR. Его появление проплачено, и места в списке тоже.

Как проплачено? Наверное, это очень большие суммы, а шила в мешке не утаишь…

У всех на глазах проплачено, самым класическим способом легализации больших денег. Накануне появления списка один из его фигурантов - господин Вексельберг - приобрел у клана Форбсов некие яйца, приписываемые работе ювелира Фаберже (в советское время на рынок были выброшены десятки тысяч подделок продукции этой мастерской, клеймленые конфискованными у Карла Фаберже клеймами). И купил он их за сумму, которая втрое превышала ту, которую можно было надеяться выручить на аукционе.  Если это не отмывка, то что же?
Впрочем, вряд ли их действительно собирались выставлять на аукцион: не дай Бог, попали бы они в чужие руки, да на независимую экспертизу…

Итак, понятно как проплатили. Но ДЛЯ ЧЕГО? Ведь по-вашему получается, что публикация списка означает для этих господ конец их тихого бизнеса и переход в число PR-деятелей и фигур.

Следовательно, именно это и было целью. Более ста из числа ведущих бизнесменов Москвы решили расстаться с бизнесом в России и стать PR-фигурами.
Зачем? Достаточно проследить судьбу первопроходимца олигархической братии – пресловутого Платона Еленина, в девичестве Березовского. Именно передав свои деньги в управление западным хозяевам и став известной и знаковой фигурой, он обеспечил себе интеграцию в английское общество и твердую защиту английской короны. Вслед за ним то же самое проделал и казначей «семьи» Роман Абрамович.  Стало ясно, что нет другого пути прочно осесть на Западе: пиарься, чтобы не ограбили, делись, чтобы не пришили.
И вот сотня московских воротил покупает себе билет в англосаксонский истеблишмент.
Что побудило этих людей свернуть свой бизнес в Москве на пике нефтяной конъюнктуры, в разгар строительного бума?  Да просто они поняли урок дела ЮКОСа куда адекватнее, чем западные аналитики и русская публика. Они поняли, что Кремль уже не способен крышевать их бизнес от наездов и поддерживать минимальный порядок. Они поняли, что страновые риски начали нарастать с неимоверной скоростью. Они осознали, что надо вовремя смытья.
И купили свой билет.

 
promo shel_gilbo август 27, 11:17 28
Buy for 100 tokens
В сентябре я провожу в Петербурге и Москве серию семинаров на разные темы 7-8 сентября в Москве я буду рассказывать о сложном букете процессов, которые привели к гибели СССР разрушу множество мифов, которые сформировались в последние десятилетия от желания найти какую-то одну причину его гибели.…
Нынешние наши правители считают пенсионные, да и вообще социальные выплаты непроизводительными расходами, а их получателей, пенсионеров - балластом общества. Такой подход экономистов гайдаровской школы наложил отпечаток на всю политику в отношении этих слоев населения. В то же время грамотные экономисты придерживаются на этот счет иной точки зрения.
В рыночной экономике обращение принципиально неравновесно. Продавцы изымают с рынков всегда больше денег, чем сами направляют на нормальное потребление. Это имеет объективные причины: сумма затрат на производство товара всегда выше суммы зарплаты и прибыли, есть еще издержки обращения. А платежеспособный спрос примерно равен сумме зарплаты и прибыли. В результате с каждым полным оборотом (в случае замкнутого характера данного цикла), на рынок возвращается меньше денег (в самом лучшем случае - не больше), чем изъято.
Следовательно, естественный характер процесса в этой системе - коллапс, то есть перманентное сокращение объемов сбыта, которое диктует падение цен, сокращение объемов и снижение прибыльности производства. В девятнадцатом веке эта тенденция время от времени приобретала преобладающий характер и была замечена и описана Сисмонди.
Сисмонди же указал и на то, что стабилизатором экономики является присутствие слоев населения, не включенных в этот цикл, "праздного класса", который своим дополнительным спросом компенсируют неизбежный недостаток спроса со стороны участников производства - как предпринимателей, так и наемных рабочих. В те времена устойчивый рост капиталистического хозяйства, таким образом, шел засчет постепенного поглощения ресурсов социальных слоев - остатков докапиталистического уклада.
В начале XX века этот ресурс роста был исчерпан, что и поставило на повестку дня вопрос о создании компенсирующего механизма перекачки денег в сферу потребления произведенного. Здесь возникли три пути. Первый путь виделся в милитаризации экономики, в создании государственного сектора спроса путем наращивания военных расходов. Этот путь породил фашизм, национал-социализм и японский милитаризм. Второй путь заключался в создании планового механизма согласования спроса и предложения, что позволяло вообще радикально уйти от этой проблемы.
Наконец, третий путь предложила европейская социал-демократия и авторы "нового курса" Рузвельта. Этот путь заключался в создании вэлфера - системы непроизводительных социальных выплат, создании привилегированного "праздного класса" засчет государственного бюджета. Наличие такого сектора спроса необходимо для устойчивого развития и расширенного воспроизводства.
Аналогичную роль сыграли и введенные Рузвельтом затратные глобальные инвестиционные проекты. Начиная от строительства скоростных дорог и кончая амбициозными космическими проектами, они составили сектор государственного спроса, который необходим для компенсации сокращения спроса. Короче говоря, саморегулирующаяся производственная система не может работать в замкнутом цикле, сама на себя. В таких условиях она неизбежно коллапсирует. Для расширенного производства ей нужна внешняя цель производства.
Таким образом, система социальных (непроизводительных) бюджетных расходов и затратных перспективных проектов является необходимым условием стабильной экономики и расширенного производства. Таким образом, она является не нагрузкой на экономику, как считают неоконсервативные идеологи, а является абсолютно экономически целесообразной. Следовательно, и размеры этой системы должны определяться из соображений экономической целесообразности.
Будучи людьми глубоко аморальными с точки зрения христианских (а также мусульманских, буддийских и иудейских ценностей) идеологи неоконсервативной волны рассматривают социальные расходы исключительно как систему бесполезных расходов, имеющих благотворительную природу. Считая, что надо следовать не принципу любви к ближнему, а принципу "экономической целесообразности" (как они ее понимают), они требуют максимально возможного сокращения "непроизводительных" расходов бюджета. Именно этого они добились в последние годы в Европе. Резкое сокращение этого компенсаторного спроса и явилось одной из составляющего того денежного дефицита, который породил обвал мировых рынков.
В России совершенно аналогичным образом аморальность "реформаторов" породила их специфическое отношение к социальным расходам государства, оборонным расходам, а заодно и к финансированию перспективных сфер - науки, космоса, затратных проектов. Считая "экономически целесообразным" максимальное сокращение этих расходов, они сократили их примерно в 10 раз (при сокращении реального ВВП только вчетверо) и этим полностью уничтожили их компенсаторную функцию, усилив коллапс экономики. Таким образом, аморальное решение не оказалось экономически целесообразным.
Целесообразным обычно оказывается как раз то решение, которое диктуется соображениями морали. Это можно счесть простым совпадением. Но такое совпадение имеет место всегда. На самом деле существует строгая закономерность: аморальные решения не могут быть целесообразными ни в какой области. В конечном счете, они оказываются проигрышными. Кстати, и академик Сахаров как-то заметил, что нравственное решение оказывается в конечном счете самым правильным…
 

ЛИЧНОСТНЫЙ РОСТ

Освоение архива вопросов и ответов по личностному росту гарантирует ежедневное изменение Ваших отношений с реальностью к лучшему.
Сентябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Jamison Wieser