?

Log in

No account? Create an account

Август, 1, 1995

Производство как создание новой стоимости

Факторы производства. Труд.

Изобретение товара

Технология производства

Бизнес

Менеджмент и управленческие решения

Нематериальные и материальные факторы производства

Материальные оборотные средства

Основные фонды

Конвенциональность определения добавленной стоимости

Является ли труд средством производства?

Некоторые определения

Издержки производства и добавленная стоимость

Обсуждение полученной формулы. Проблема серий.

Обсуждение полученной формулы. Проблема основных фондов.

Другие взгляды на добавленную стоимость

Еще один взгляд или модернизация марксизма

Ограниченность конвенциональности

Виды затрат производителя

Производственная функция

Форма производственной функции

Предельный продукт и оптимальное соотношение затрат

*

Производство как создание новой стоимости

Производством называется процесс добавления стоимости к товару, создания новой стоимости.

В процессе производства возникает новая стоимость. При этом сразу следует оговориться, что не всякий процесс, в котором новая стоимость возникает, является производством. Скажем, земля или неразведанная еще нефть, как мы видели, могут обладать стоимостью, но образовались они в процессе, который не только нельзя назвать производством, но и вообще нельзя признать экономическим процессом. Он скорее может быть отнесен к процессам физико-химическим или биологическим.

Чего же не хватает этому процессу, чтобы быть отнесенным к классу экономических? Обратившись к определениям из первой главы, мы сразу находим ответ на этот вопрос: не хватает участия человека. Не хватает отношений между людьми. Обнаружив этот факт, мы уже готовы дать следующее определение:

DF: Производством называется процесс создания новой стоимости при непосредственном или опосредованном участии человека.

Результатом производственного процесса является вновь созданная стоимость (добавленная стоимость).

Почему мы заранее оговариваемся, что участие человека может быть опосредованным? Очень просто: существуют, а в дальнейшем будут явно преобладать полностью автоматизированные производства. Человек в них присутствует не непосредственно, а опосредованно - своим прошедшим трудом. Это косвенное присутствие человека четко отличает их от процессов природных и делает процессами экономическими.

Но ведь мы видели, что стоимость проявляется только в процессе обмена. Это значит, что только после того, как производственный процесс закончится и произведенный товар перейдет в сферу обмена, мы узнаем, обладает ли он стоимостью, и какой именно. Только тогда мы узнаем, добавил или наоборот убавил его стоимость процесс, в котором он находился.

Итак, говорить о стоимости товара имеет смысл только на входе и выходе его из процесса производства. Внутри процесса производства, на любой его стадии вопрос о стоимости товара вообще не стоит. Можно ставить вопрос о качествах предмета, который в этот момент не является товаром. Ведь он не включен в оборот и актуально не является носителем стоимости (хотя потенциально - пожалуйста).

Марксисты, которые рассматривали "стоимость" как интеграл вложенного в товар труда, вынуждены были разделить потребительскую стоимость (то есть собственно стоимость с некоторыми оговорками) и эту самую свою "стоимость". Поэтому получалось, что всякий процесс, где кто-то потрудился, создает новую стоимость. Например, процесс разрезания отреза ткани на мелкие лоскутки явно уменьшает его потребительскую стоимость. Но его "стоимость" при этом возрастает!

Чтобы избежать этого парадокса, марксисты извернулись и уточнили, что стоимость создает только "общественно полезный труд". Поначалу имелось в виду, что это - оплачиваемый труд. Потом выяснилось, что в силу частых ошибок в организации производства оплачиваться может и совсем бесполезный труд типа указанного разрезания на лоскутки.

Еще немного помучавшись над новым парадоксом, марксисты догадались, что общественно-полезным следует считать только тот труд, который создает потребительскую стоимость (то есть стоимость в нашем понимании). Но ведь тогда получается, что потребительская стоимость равна их "стоимости". Стало непонятно, зачем же их разделять?

На этом вопросе творчество марксистов резко забуксовало, поскольку следовало либо признать, что Карл Маркс и его духовный отец Дэвид Рикардо шизу спороли в данном вопросе (а значит - и в ряде других), либо вернуться к прежнему парадоксальному пониманию явления. Был выбран второй путь.

Ошибка Маркса заключалась в неявном предположении, что товар обладает стоимостью и является товаром уже в процессе производства. Его предшественники считали, что стоимость не только проявляется, но и появляется в процессе обращения. Маркс и Рикардо доказали, что создается она все-таки в процессе производства. Но в пылу полемики они и допустили свою ошибку: казалось естественным, что если стоимость создается в процессе производства, то она там и присутствует. Глубоко над этим вопросом Маркс не задумывался, а потому и принял это положение как очевидное. И не возвращался к нему даже когда нагромоздил кучу парадоксов в своей теории с множеством ипостасей стоимости.

Короче, как верно заметил один верный марксист, когда мы не решили для себя раз и навсегда общие вопросы, мы всегда будем упираться в них, решая частные.

Факторы производства. Труд.

Факторами производства называются составляющие процесса производства, точнее классы этих составляющих. Можно выделить несколько таких класс-факторов без которых производственный процесс, вообще говоря, невозможен.

Прежде всего, по определению, для производственного процесса необходимо участие человека и присутствие человеческих отношений. Участие человека в этом процессе осуществляется в форме труда.

Понятие труда, вообще говоря, носит конвенциональный характер. Процесс вкатывания на гору срывающегося с вершины камня, получивший название "сизифова труда" можно считать трудом, если определить труд как затрату мускульных усилий.

Маркс предлагал называть трудом все, что непосредственно производит стоимость. Но мы видели, что стоимость в самом производственном процессе не проявляется. Так что это определение практически бесполезно. Если, конечно, не считать стоимостью количество затраченных на этот самый труд часов.

Можно определить труд как любые действия, за которые, в конечном счете, производится оплата. Это позволяет рассматривать труд как товар (о чем мы ниже поговорим подробнее). Можно определить как действия в рамках производственного процесса, за которые производится оплата. Можно определить как любые действия, которые признаются другими в качестве общественно-полезных. Можно, конечно, и как приложение мускульных усилий.

Последнее определение вызывает к жизни известный парадокс. Супруга спрашивает известного экономиста, как рассматривать то, для чего он надолго уединяется в уборной - как умственный труд или как физический?

- Конечно как умственный, дорогая! - отвечает тот. - Был бы физический, я бы нанял...

Этот видимый парадокс происходит из конкретного определения, в данном случае физического труда. Для профессора это - всякий труд, для которого можно нанять пролетария.

Конвенциональный характер определения труда приводит экономистов к путанице. Не договорившись о том, что считать трудом, они нагромождают при дальнейшем развитии теории множество нелепостей типа прибавочного продукта, прибавочной стоимости и т.п., совершенно не имеющих отношения к реальности, но зато позволяющих обосновать какие-то идеологические потребности.

Мне кажется логичным в первом приближении определить труд как действия, совершаемые в процессе производства товаров и услуг, за которые производится оплата. Оплата производится не обязательно в том случае, когда эти действия признаются общественно полезными. Иногда признаешь их вредными, а платить приходится. Факт оплаты, конечно, не имеет прямой связи с тем, производится ли в результате этих действий (точнее, в результате процесса, органической частью которого являются эти действия) новая стоимость. Это может выясниться уже после того, как оплата была произведена.

Такое определение труда позволяет рассматривать его в общем ряду факторов производства, не выделяя его специфики и не нагромождая вокруг нее новые умозрительные сущности. Вообще говоря, определение труда (и любого другого термина) соответствует целям изложения. Если цель заключается именно в том, чтобы плодить новые сущности или доказать факт зверской эксплуатации несчастных рабочих, приходится изобретать более изощренные определения.

Для того, чтобы труд можно было использовать в процессе производства, его надо в этот процесс ввести. Для этого его можно приобрести на рынке труда. Нанять работника, уговорившись о том, что он должен совершить определенный труд за определенную плату. Будет ли этот оплаченный труд способствовать, препятствовать или останется безразличным для создания новой стоимости - личное дело нанимателя и показатель его профессионализма.

В принципе, возможны и иные способы введения труда в процесс производства. К примеру, можно купить раба и долго заставлять его трудиться. В этом случае приобретается не труд, но рабочая сила.

Маркс имел смелость распространить этот принцип и на современные ему отношения, утверждая, что предприниматель приобретает на рынке не труд, а именно рабочую силу. Труд возникал, таким образом, в процессе "потребления рабочей силы". Так возникла новая экономическая категория, которая окончательно запутала марксовы воззрения на то, что же все-таки происходит с трудом как с фактором производства.

В натуральном хозяйстве труд присутствует в процессе производства органически. То есть он не вводится в процесс производства на рынке, а существует в нем как неотъемлемая часть. Стоимостью же обладают, естественно, только те предметы, которые выходят из сферы собственно натурального хозяйства и вводятся в оборот.

Неверное истолкование этого факта и натолкнуло экономистов XVII-XVIII веков, работавших на материале натурального или полунатурального хозяйства, на ошибочное мнение, будто стоимость и возникает в процессе обращения. Как уже говорилось, это заблуждение в XIX веке было развеяно Марксом и другими экономистами.

Изобретение товара

Для того, чтобы процесс производства вообще мог быть мыслим, надо прежде всего знать, что производить. Такое знание приходит не от Г-спода Б-га и не существует изначально и объективно. Оно рождается в процессе человеческого творчества, и признается обществом общественно-полезным.

Для того, чтобы предмет вошел в обращение, стал товаром, обрел стоимость, нужен его образец, материальный или мысленный. Когда этот образец создан, только тогда производство может быть начато, тогда его можно тиражировать.

Будучи товаром сам по себе, образец имеет стоимость как товар. Если речь идет о производстве штучных вещей, то на этой стадии все и кончается. Например, Сезанн написал картину. В результате некоего процесса общество нашло, что сия мазня имеет потребительскую стоимость. Понятно, что сам факт такого признания носит характер социально-психологический и конвенциональный. Предмет стал носителем некоего символа, который является его стоимостью. Естественно, эта стоимость существует только для тех, кто в курсе вышеуказанной конвенции. Кто не в курсе, может ее не заметить.

Став предметным носителем этого символа - стоимости - картина Сезанна стала товаром. Тиражировать ее, вообще говоря, нет смысла, поскольку ее ценность именно в штучности. На этом все и кончилось: картина имеет стоимость именно как товар.

Образец, кроме той стоимости, которую он имеет непосредственно как товар, получает дополнительную стоимость как носитель нового знания. Новое знание о том, что можно сделать такую вещь, и она может пригодиться для того-то и того-то, открывает возможность тиражирования, производства этой вещи. Это знание выражается в некоем символе, который мы назовем стоимостью образца. Носителем стоимости образца является не только сам предмет, но и его идеальный образ.

Знание о том, что можно производить такую вещь, является первым фактором производства. Без него производство невозможно в принципе. Следовательно, знание об объекте производства, его когнитивный образ, символ, можно рассматривать как первую составляющую стоимости, входящую в процесс производства на входе этого процесса.

Технология производства

Следующим фактором производства является технология производства. Нам уже известно, ЧТО производить, теперь надо знать КАК производить. Технология - знание, содержащее ответ на этот вопрос.

Итак, технология - некое целостное, законченное знание о процессе производства, без которого производство не может осуществляться. Иногда она присутствует в неявной форме (так было в примитивных производствах), но необходима она всегда.

Экономисты XIX и начала XX века вообще не рассматривали технологию как средство производства. В марксовых формулах места ей не нашлось. В 80-е годы XX века некоторые марксисты, правда, признали ее фактором производства, но модернизировать под нее марксовы формулы не удалось просто потому, что она туда не вписывается. Любая попытка ее туда вписать существенно уменьшает святая святых - норму эксплуатации рабочего. В связи с этим вопрос тщательно заминался.

Будучи фактором производства, технология участвует в производственном процессе опосредованно, составляя его когнитивную матрицу. Форма ее участия выражается амортизацией.

Для введения технологии в процесс производства ее надо приобрести на рынке как товар. Она оказывается составляющей исходной стоимости, подающейся на вход производственного процесса.

В принципе, приобретение на рынке в качестве товара - не единственный способ введения технологии в процесс производства. В примитивных производствах, как мы уже видели, она вообще присутствовала в неявной форме. Да и ныне она вполне может складываться в процессе производства, вырабатываться внутри него, а не приходить извне. В этом случае вопрос о стоимости технологии не стоит вообще.

Стоимостью обладают только товарные технологии.

Бизнес

Для того, чтобы произвести товар, необходимо не только знать ЧТО и КАК производить. Надо еще решить, КТО будет его производить. Обычно это человек или группа людей, выступающих как единое юридическое лицо. Иногда таким лицом может быть государство. Но в любом случае есть некий организатор производства. Этот организатор создает БИЗНЕС, в рамках которого осуществляется производственный процесс.

Вообще-то на русском языке этот когнитивный и юридический объект носил название ДЕЛО. Однако, в возникшем в последние годы постсоветском новоязе это понятие было подменено заимствованным из английского языка термином business (бизнес). Поскольку желание употребить русское слово там, где все употребляют американское, в наше время может быть воспринято весьма строго и повлечь обвинения в ретроградстве, коммунизме, национализме, антиамериканизме, фашизме, маразме, антирыночности, недемократичности и т.п., автор счел за лучшее принять общепринятый термин.

Бизнес является исключительно феноменом человеческих отношений. Но эти отношения не имеют характер чисто межличностный. Они строятся на принятой в данном обществе системе формализации отношений, то есть на праве. Таким образом, составляющая бизнес система отношений представляет собой отношения юридические. Бизнес является системой юридических отношений, то есть юридическим объектом.

Итак бизнес - это тот юридический объект, в рамках которого только и можно организовать процесс производства. Следовательно, без бизнеса (в принятом нами широком смысле этого термина) не может быть и производства. Значит, бизнес является необходимым фактором производства.

Заметим, что в принятом нами понимание слова "бизнес" под этот термин можно подвести и натуральное хозяйство, и рабовладельческое, и даже первобытное племя в той мере, в какой там присутствовали зачатки правоотношений. Государство тоже можно рассматривать как бизнес.

Из всех правоотношений, связанных с бизнесом, марксисты склонны были выделять отношения, связанные с вопросами собственности. Болезненное отношение к этим вопросам заставило их даже дать им особое название - производственные отношения - и объявить их фундаментальной базой общественных отношений, главным фактором производительности труда. Когда встала задача повышения эффективности советской экономики, марксисты-недоучки увидели единственный путь ее решения в изменении правоотношений вокруг собственности, то есть в приватизации, сделали эту проблему фундаментом противостояния недоученных марксистов и твердолобых марксистов. Только когда этот процесс никаких положительных результатов не дал, начал постепенно доходить до их сознания факт, давно известный всему миру: форма собственности практически не влияет на производительность труда.

В отличие от других факторов производства очень трудно утверждать, что бизнес может быть введен в процесс производства тем или иным путем. Как раз наоборот, производство организуется в рамках бизнеса. Желая начать новое производство, бизнес обычно делали, но не покупали на рынке.

Однако, как и все прочие факторы производства, бизнес все больше и больше приобретает товарность. В конце концов, и корпус компьютера - только лишь одна из его деталей. Для желающих начать новое производство сегодня на развитых рынках существует возможность приобрести налаженный бизнес и соединить его с другими факторами производства.

Вопрос о товарности бизнеса носит конвенциональный, то есть психологический и юридический характер. Необходимо осознание того, что бизнес может быть товаром, и общественное соглашение об этом, то есть соответствующие юридические нормы, регулирующие его обращение как товара.

Несомненно, бизнес обладает стоимостью и его стоимость является составляющей исходной стоимости, подающейся на вход производственного процесса.
Buy for 100 tokens
***
...

ЛИЧНОСТНЫЙ РОСТ

Освоение архива вопросов и ответов по личностному росту гарантирует ежедневное изменение Ваших отношений с реальностью к лучшему.
Июнь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Jamison Wieser