?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Реформы ДЛЯ России

Что же все-таки для нас Родина?

Говоря об экономике, нельзя забывать о том, в какой стране эта экономика строится. Такова первая аксиома реалистического подхода. Экономика всегда фундаментально зависит от ландшафта, в котором она строится, от состава населения, от национальной культуры. В США эффективны одни формы экономики, в Европе - другие, в Японии - третьи, в России - четвертые, в Китае - пятые. Если что-то заимствуется у других народов, это должно быть адаптировано к национальной культуре и обычаям. Японцы старательно изучили весь арсенал соцсоревнования в СССР, но внедрили его по-своему и с огромной пользой для себя. "Кружки качества" они заимствовали во Франции, но после адаптации это - чуть ли не национальная особенность их промышленной системы. Кстати, именно советская модель работы профсоюзов была признана японцами в свое время наиболее подходящей для Японии, заимствована и улучшена.
Так что, прежде чем говорить об экономике, следует разобраться, в какой стране мы живем. Очевидно, что Российская федерация - не страна, а обрубок. В действительности, территория русских - гораздо более обширный регион, субконтинент, называемый географами Лесостепной Евразией. На этом субконтиненте живет еще сто народов. И судьба русских - не мононациональное государство, а сосуществование в этом огромном суперэтносе.
Россия - это не ублюдочная "Российская Федерация" (то есть обрубок, результат полураспада Империи). Россия - тысячелетняя идея той Империи, того единства огромного пространства Лесостепной Евразии, формирование которого является миссией русской нации. В этом смысле пространство русских - вся Лесостепная Евразия. То, что на этом пространстве кроме русских живут и другие народы, означает что русские должны уживаться с ними, найти формы имперского общежития, защищающего интересы всех евразийцев при первенстве русских - станового хребта Державы.
Тот факт, что сегодня имперского государства не существует актуально, не должен нас смущать. Потенциально оно существует до тех пор, пока существует Русский народ. Но и Русский народ существует до тех пор, пока он исполняет свою историческую богоданную миссию. Отрекшись от нее, замкнувшись в рамках узкого национализма, заботливо подбрасываемого его врагами вместо национальной идеи, русские утеряют свою самобытность и рассыплются на субэтносы, перестанут существовать как единый народ. Россия есть Империя, находящаяся в своем становлении. И на одном из этапов ее становления мы сегодня живем.
Лесостепная Евразия - единая экологическая система, определенная общностью природных условий. Природное единство предопределило единство суперэтническое, которое постепенно формировалось в течение двух последних тыячелетий. Евразийский суперэтнос и евразийский ландшафт составляют, выражаясь словами Вренадского, единый нооценоз, единую природно-культурною целостность, неотъемлемой частью которой является наш образ жизни, а значит и наша экономика.
Основу этого единства заложили угорские народы, распространившиеся по всему пространству Лесостепной Евразии, и ставшие как бы ее скелетом. Далее окончательное оформление этому единству придал могольский пассионарный толчок. С этого момента Евразия окончательно становится системой и приобретает свойства, не сводимые к свойствам ее элементов, одно из которых - воля к самосохранению и единству, самотождественности.
Русский этнос возник в 14 веке в этом процессе как системное свойство, а не как обычный частный этнос. Он возник из слияния трех основных евразийских потоков - угорского, славянского и могольского, в чистом виде не принадлежа ни к одному из них. Благодаря этому он унаследовал могольскую способность к овладению пространствами, нетерпимость и "широту души", угорскую приспособляемость к природным условиям, и при этом славянскую способность к оседлости, освоению земель, городской культуре. Он приобретает гигантскую способность к ассимиляции, которая позволяет ему выполнить свою историческую миссию - объединение лесостепной Евразии, которое идет в рамках Империи.
Русских часто смешивают с их славянскими предками, но это - устоявшееся заблуждение, идущее из тех времен, когда этнография еще не была достаточно развита. В действительности русский этнос еще достаточно молод, гораздо моложе европейских. И ему предстоит еще огромное историческое будущее на фоне предреченного Шпенглером "Падения стран Заката" (или как переводят название этой книги у нас "Закат Европы").
Весь путь русского этноса, его историческая миссия - становление евразийского единства, формирование единой суперэтнической общности в рамках Российской Империи - Империи Ста Народов. Кризис этого пути связан со столкновением с германским этносом за Восточную Европу. В первой битве силы русского этноса были подорваны, невозможность продолжения унитарного пути объединения стала вырисовываться. Произошедшая после этого перегруппировка сил позволила создать тоталитарное государство, которое выполнило задачу. Задержка демонтажа тоталитарной системы на 40 лет после достижения ее задач привела к росту центробежных тенденций и временному распаду Евразийского единства в результате краха имперско-сателлитной системы.
Однако, Евразия как система обладает свойством к самосохранению. Опасность ее гибели естественным образом вызывает к проявлению ее жизненные силы. Стремление к единству может вылиться в кровавые эксцессы, вызвать к жизни новый тоталитаризм. В то же время ситуация скорее всего может сложиться таким образом, что вся тяжесть решения этих задач вновь ляжет на русский этнос.
В политическом смысле это будет означать победу в России тоталитарного националистического режима, внешнеполитической целью которого будет установление господства России в лесостепной Евразии, что предопеределит его агрессивность.
Победа фашизма в России, таким образом, неизбежна, если не будет найден другой путь для спасения исторического единства лесостепной Евразии и завершения исторической миссии русской нации. К сожалению, этот фактор исторического процесса полностью игнорируется и не осознается сегодняшними политиками.
Сегодня те, кого заботит будущее человечества, должны предложить конструктивную альтернативу фашизму в России, создать в конечном счете политическую ситуацию, в которой он будет исторически не оправдан. Только решив задачу возрождения Евразийского единства чисто экономическими методами и демократическим путем, можно избежать решения этой задачи через тоталитарные эксцессы.

Между Европой и Азией

Существует изначальное различие азиатских и европейских культур, отрицавшееся марксистской историографией, хотя и отмечавшееся самим Марксом. Маркс предупрежал, что к азиатскому обществу не применима европейская схема. Вообще, Европе всегда было свойственно понимание этого факта, а в России он отрицался.
В основе традиционных азиатских обществ лежит община и общинное сознание с его замкнутостью и отстаиванием общинных ценностей. На Западе же изначально в основе общества лежала отдельная личность. На Западе традиционное общество - как рабовладельческое, так и феодальное - строилось на принципах личной зависимости. На Востоке традиционное общество, неизменное в течение пяти тысячелетий, строилось на базе зависимости общины от власти. Даже зависимость общины от конкретного феодала на Востоке предопределялась передачей ее государством тому "в кормление" в обмен на службу, но не в собственность.
Если на Западе правящий класс формировался по отношению к собственности, то на Востоке - по отношению к государственной службе. (иллюстрация - петровская "Табель о рангах", обусловливающая принадлежность к дворянству службой государству и обратно). На Востоке никогда не было святости частной собственности и права частной собственности на землю. Землей владел Государь, Государство, дававшие общины "в кормление" представителям правящего класса. Этот принцип строго соблюдался и в Китае, и в Индии, и в Персии. И хотя в России в XIX веке имела место и западная точка зрения на положение дворянства, но даже в начале XX века Николай II написал в анкете переписи населения против гарфы "профессия": "хозяин земли Русской".
В связи с этим и западное, даже традиционное, государство строилось на праве, а на Востоке - на властвовании и расплывчатом принципе справедливости. На Западе этносы создавали государства и превращались в буржуазные нации, на Востоке же этнический фактор играл минимальную роль в государственной жизни, ибо главным была принадлежность к той или иной Империи.
Западная и восточная культура различаются между собой и отношением к насилию. Если на Западе инстинкт насилия вытеснен и приобретает извращенные формы, то на Востоке он является естественной слабо репрессированной составляющей ментальности. Поэтому и бизнес на Востоке связан с насилием напрямую, в то время как на Западе это есть нонсенс.
Расхожая теория о том, что модернизация стирает различия между Западным и Восточным типами общества, не выдержала проверки практикой. Восточные и западные общества современного типа также различаются между собой, как и традиционные.
Структура, организация, система управления в экономике завершивших уже модернизацию восточных обществ разительно отличается от западных аналогов. Гигантское количество удивленных монографий об экономической системе в Японии или странах ЮВА приходит в конечном счете к естественному выводу, что все это не применимо на Западе. Тем не менее восточные общества доказали, что если они будут идти по своему пути модернизации, не повторяя европейский, они способны достигнуть не меньших успехов в результате - как в уровне жизни, так и по всем иным показателям.
Кроме того, если европейская модернизация потребовала веков, то российская и тихоокеанская - десятилетий. За исключением Японии, все тихоокеанские индустриальные страаны вступили на этот путь уже в ХХ веке.
Российское традиционное общество по всем параметрам было всегда типично азиатским. Однако, усвоенная от новгородских предков западническая ориентация всегда приводила к неадекватным попыткам навязать России западные образцы. Обычно все это кончалось эксцессами. Так, либеральные реформы Адашева повлекли опричнину, попытка их продолжения Годуновым - развал государства.
Окончательная победа западничества связана с реформами Петра I, сформировавшими в России типично колониальное общество. Западническая ориентация правящего класса противопоставила его традиционному обществу. Созданный в начале XIX века для воспитания западнической элиты Лицей прекрасно выполнил свою функцию. В конечном счете именно эта элита весь XIX век определяла духовную жизнь России, что лишило ее адекватной рефлексии национальных интересов.
С этого времени интеллигенция могла лишь сетовать, что ей умом Россию не понять и общим европейским аршином не измерить. В то же время и националистическое, славянофильское движение, уже тоже оторвалось от национальных корней и просто играло роль оппозиции Западничеству, не выходя за рамки его категориального строя.
Навязывание, причем все более жесткое, России западных мерок в конечном счете формировало колониальный характер русского государства. Это создавало почву для экстремизма, бывшего реакцией против западнических реформ, но по иронии судьбы для своего оформления также заимствовавшего западные учения, столь же мало адекватные российской реальности.

Кризис модернизации в России

Кризис русской модернизации был предопределен именно этим разрывом элиты и общества. Когда модернизация вступила в решающую фазу, когда блестящий успех экономической реформы привел к превращению России в мощную индустриальную державу, появились силы, покусившиеся на самые основы русской жизни - на общинный строй.
Экономические реформы в России в конце XIX-начале XX века проводились на первый взгляд весьма успешно. По крайней мере по-началу русское правительство практически не заимствовало нвоомодные западные концепции типа свободы торговли или свободной конкуренции, а вполне последовательно проводило политику меркантилизма, протекционизма и монопольного регулирования.
Толчком к реформе послужил голод 1890 года и заявления в германском рейхстаге о том, что никто не станет бояться страны, в которой один неурожай влечет голод. Это вынудило правительство отдать власть профессионалам-экономистам.
Поскольку эти экономисты были не теоретиками, а практиками, они подошли к решению вопроса на базе конкретного анализа конкретной ситуации. Ими была разработана реформа, наиболее адекватная как параметрам русской экономики, так и текущей ситуации.
Первым этапом реформы было введение золотой валюты, что немедленно сделало русский рынок привлекательным для импортеров. При помощи таможенной политики, тонко играя ставками налогов, авторы реформы преобразовали поток импорта товаров в импорт капитала.
Вместе с капиталом приходили и новейшие технологии. В кратчайшие сроки в России была построена гигантская тяжелая индустрия.
Благодаря разумной политике Россия не попадала в зависимость от иностранного капитала. Иностранный капитал, как показано в исследованиях Донгарова, создав новую отрасль, постепенно вытеснялся из нее русским.
Интересно, что в Петербурге до сих пор значительная часть индустрии работает не только на построенных в те годы производственных площадях (до трети) но и на том оборудовании (ок.15%).
В 1912 году в нефтяном вывозе России более 80% составляли нефтепродукты и только ок.18% - сырая нефть. Если бы сегодня была схожая ситуация, то доходы от нефтяного экспорта были бы вчетверо больше, а говорить о непрофессионализме правительства пришлось бы меньше.
В общей сложности индустрия за период индустриализации выросла в четыре раза в натуральном выражении. Этот успех мало где повторялся, разве только "Японское чудо" ХХ века повторяет этот успех, но уже при более высоких темпах оборота капитала.
Этот успех тем более разителен, что за время "сталинской индустриализации", когда шло в основном не новое строительство, а восстановление промышленности, рост в 4 раза был достигнут в ценовом, а не в натуральном показателе, и должен быть уменьшен раза в полтора при учете реальной инфляции. За период же 1968-1988 годов с учетом реальной инфляции физический рост объема производства по стране составил, как полагает А.Илларионов, лишь 18% (с колебаниями от 30% в Белоруссии до абсолютного падения на 3% в средней Азии). Восемнадццать процентов за 20 лет означают абсолютную стагнацию.
Экономическая политика в области промышленности и торговли была вполне успешной. Объясняется это тем, что к ее проведению были привлечены люди, реально знающие русскую экономику и отстаивающие свои интересы. Именно это и позволило нейтрализовать довольно-таки негативное влияние некоторых идей Витте, в котором часто брало верх западническое воспитание. Но впрочем, как экономист Витте вовсе не был западником-теоретиком. Будучи прагматиком, он часто шел против своих теоретических воззрений навстречу реальным интересам. И хотя он делал это исключительно в целях карьеры, в целях получения политической поддержки от "денежных мешков", в целом и его торгово-промышленная политика, и политика его преемников оказалась весьма удачной.
Но совершенно другой характер приняли реформы в сельском хозяйстве. Составляя основную массу населения России, общинное крестьянство не имело и десятой доли тех возможностей для отстаивания своих интересов, какие имели купечество и фабриканты. В результате ему оказалась уготована судьба бессловесной жертвы западнических экспериментов.
Проводником этих экспериментов стал человек западнического воспитания, барин, совершенно не знавший Россию, и поэтому весьма жестокий к ней. Именно его жестокость в подавлении крестьянских выступлений обратила на него внимание царя, сделавшего Столыпина сначала министром внутренних дел, а затем и председателем Совмина.
На крестьян Столыпин смотрел как на орудие производства, эффективность которого следует повысить с целью увеличить экспорт хлеба в Англию. Реформы Столыпина заключались в насильственном разложении общины, в поддержке наиболее ненавидимых и враждебных ей элементов. Они разрушали самую суть азиатской культуры, но вопреки надеждам реформаторов не могли на ее обломках создать культуры европейской. Переписка Столыпина и Льва Толстого показывает этот самый спор европейского менталитета с реальностью.
Насильное навязывание неорганического, чуждого уклада жизни вело только к появлению гигантского слоя деклассированных элементов - маргиналов. Выпав из общины, они никак не могли вписаться в новую реальность. На уровне коллективного бессознательного в рамках этого слоя сформировалась программа возрождения общины, которая находила поддержку почти во всем крестьянстве и уже не могла не реализоваться. В то же время расслоение нации  в процессе столыпинской реформы предопределило гражданскую войну.
Окончательным толчком к гражданской войне послужила явная неспособность царского режима выполнить основную национальную задачу во внешней политике. Одним из ее эпизодов был приход в городах к власти большевиков. Однако, реальное содержание гражданской войны - борьба маргинальных слоев за возрождение общины.
В принципе, именно под этим лозунгом в той или иной форме массы вели борьбу и на стороне красных, и на стороне белых, и на стороне зеленых, и на стороне националистов, и на стороне анархистов. Победа большевиков определилось их стратегической базой в индустриальных центрах и поддержкой Главного штаба, по сути и выигравшего Гражданскую войну.
Однако, дальнейшие события уже не зависели от того, кто победил бы в этой войне: и Ленин, и Савинков, и Колчак, и батька Махно вынуждены были бы провести в конечном счете программу возрождения общины, за которую дрались массы.
Большевики заплатили за победу перерождением своей партии. Приток крестьянских элементов привел к бессознательному возобладанию программы возрождения общины. Инстинктивно партийные массы отобрали себе именно того вождя, который эту программу готов был выполнить. Лично не приемля ту форму коллективизации, которая стихийно сложилась, выступая против нее в теории, Сталин все же предпочел "плыть по течению", чтобы сохранить власть. Прекрасно понимая экономическую неэффективность колхозного строя, он вынужден был сознательно принести в жертву сельское хозяйство страны, чтобы развязать себе руки в восстановлении и строительстве городской индустрии.
Поскольку возрождена община была в ее крайней форме, она уже была неорганична реальной ситуации в обществе. Началось ее естественное разложение. Попытка решения невозможной задачи восстановления традиционного общества породила общество тоталитарное.
Японцы пошли в этом вопросе, как ни странно, значительно дальше Сталина. Правда, в Японии не было столыпинской реформы, и поэтому там этот путь прошел без эксцессов. Не было ни далеко зашедшего кризиса, ни слоя маргиналов, ни кулацко-мироедского элемента, который почему-то наши "демократы" путают с американским фермером. Поэтому не было и того накала страстей, который породил коллективизацию в России.
Японцы не только сохранили общину в деревне, но и приняли общинные формы отношений в качестве основы организации современных крупных промышленных концернов. И не просчитались. Общинная система промышленного менеджмента, адекватная сути национальной культуры, оказалась не менее эффективной, чем западная рыночная экономика и тейлористская промышленная система.
К сожалению, в России не были найдены адекватные формы организации промышленной системы. Поначалу на местах стали стихийно складываться общинные формы ее организации. Центральное планирование также сложилось в азиатском исполнении. Проблемой оказалось то, что управленческие кадры, в основном ленинградцы по происхождению, оказались чужды этой системе по ментальности, и начали навязывыать ей европейские формы взаимодействия, воспринимая их как нечто естественное и очевидное.
В то время, как в Японии система поощрений строилась на отношениях статуса, максимально культивировался коллективизм, в России навязывался разлагающий "хозрасчетный механизм", который неизбежно разрушал общинную систему. Естественной логикой развития "хозрасчетной" линии оказался порожден курс на фактический демонтаж системы, не принимавшей навязываемые ей чуждые элементы. Выплеснув вместе с водой ребенка, "перестройщики" довели кризис российской модернизации до окончательных форм.
В целом, большевики не провели почти ничего из своей программы. Их фразеология постепенно стала использоваться лишь для внешнего оформления действий власти и элементов общинного менталитета. В конечном счете, к концу 30-х годов, они все были уничтожены, как излишний элемент системы. Это было неизбежным результатом неадекватности их представлений российской реальности. Подобная судьба ждала бы любого победителя в гражданской войне. Сегодняшнее желание потомков большевиков найти виноватого в бедах своих отцов - лишь очередное проявление их неадаптивности в российской реальности.
Процесс экстремистского восстановления традиционной общины, хотя и был проявлением кризиса модернизации, сам по себе не был причиной тех репрессий, возмущение которыми питает сегодня разрушительную деятельность потомков пострадавших большевиков. Еще более комично видеть их причину в чьем-то дурном характере. Приписывание Сталину разных демонических черт - не более чем проявление у определенного поколения в извращенной форме Эдипова комплекса.
На самом деле научное объяснение этому факту дал великий русский этнограф Лев Николаевич Гумилев в рамках диахронного анализа истории разных народов. Он показал, что на шестом веке своего существования каждый народ переживает так называемый "пассионарный надлом", историческим проявлением которого и оказываются гражданские войны, репрессии и революции. Это - страшное время, но исторически обусловленное. Пытаться искать конкретных виновников столь же неразумно, как высечь море.
Пережитое Россией столь же трагично, как реформация и последующая гражданская война в Германии в 16 веке. Тогда население этой страны сократилось почти вчетверо. Столь же опустошительны были гуситские войны в Чехии, столь же страшными были репрессии Мария, Суллы и их последователей в Древнем Риме. Трагичными были для Англии война Алой и Белой Розы, для Италии - "Итальянские войны 15 века", для Франции - гугенотские войны. После трагедий вылезали из щелей  брызжа ядом обид потомственные неудачники, желавшие страшной месте людям успеха.
Но вслед за трагедией наступал Ренессанс.
Неадекватные меры на решающем этапе модернизации породили в России кризис модернизации и привели к фрмированию тоталитарного общества. Аналогичный пример мы находим только в Иране 60-80х годов, где также попытка навязать народу западнический путь привела к гибели традиционного общества и замене его тоталитарным.
К настоящему моменту ситуация в России близка к существовавшей в начале века. Снова к власти пришло правительство, состоящее из людей западнической ориентации, абсолютно неадекватно воспринимающих Россию, навязывающих ей неорганичный западный путь модернизации. И снова их действия могут повлечь гражданскую войну и тоталитаризм.
Но вслед за последним всплеском кризиса придет Ренессанс.
Сегодня России необходимо правительство, адекватное обществу, способное осознать и проводить в жизнь его реальные интересы, а не отвлеченные теоретические схемы. Тогда, наконец, смогут вовсю развернуться гигантские реурсы России, могучий творческий потенциал ее народа. Тогда наступит эпоха экономического процветания и нового культурного расцвета.
Но места брызжущим слюной неудачникам не найдется и там. Будущее их не примет.
 
Подписаться на Telegram канал shel_gilbo
promo shel_gilbo june 28, 02:47 39
Buy for 100 tokens
В августе-сентябре я провожу в Петербурге и Москве серию семинаров на разные темы Первый из них 24-25 августа будет посвящён Алхимии и её взаимоотношениям с современной аналитической наукой. Я расскажу как и почему ошибочное разделение на атомы и молекулы стало тормозом технологического развития,…

ЛИЧНОСТНЫЙ РОСТ

Освоение архива вопросов и ответов по личностному росту гарантирует ежедневное изменение Ваших отношений с реальностью к лучшему.
Июль 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Jamison Wieser