shel_gilbo (shel_gilbo) wrote,
shel_gilbo
shel_gilbo

Categories:

Россия на перепутье - 21

В последние недели основная тема российских дискуссий свидетельствует о том, что Россия давно уже вовлечена в общемировой процесс глобализации – настолько эта тема совпадает с темой основного всемирного медиаскандала. А медиаскандал организован вокруг весьма посредственной книжки и явно неудачного фильма «Код да Винчи».

Надо сказать, что люди психически здоровые особого желания посмотреть фильм не испытывают. В среде молодежи ходит анекдот о том, что да Винчи по малолетке закодировался от пьянства, а потом гипнотизер помер, и с тех пор этот да Винчи никак не может найти код. Собственно, это и есть вполне нормальное отношение посторонних людей к теме, о которую ломают копья церковные иерархи и прочие претенденты на окормление наших несамостоятельных душ, без их указаний никак не способных обнаружить дорогу к Господу.

Что касается самого скандала, то организован он по всем законам продвижения артефактов на медиарынке. Первый принцип рекламы гласит: важно не качество упоминаний, а лишь их количество. Если на каждом столбе написано, что ты – козел, значит ты стал знаменитым.

В силу этого организаторы кампании мало озабочены тем, хорошо или плохо отзываются об их товаре. Главное, чтобы отзывались публично. И количество публичных упоминаний проплачивается весьма щедро.
В этой медиакампании каждому достался свой кусок хлеба. Папа Римский сыплет интредиктами, многочисленные патриархи протестуют по принципу: «Я этот кошмар греховный не смотрел, но там все неправда, хотя я и не знаю, что там!», даже мусульманские улемы нашли какие-то противоречия Корану, а гомосексуалисты обнаружили дискриминацию в том факте, что кто-то решил жениться на женщине, а не, как положено, на мужчине.

Во всей этой вакханалии протестов тонут голоса редких и немногочисленных защитников сего творения кинематографического искусства. Почему же так мало этих защитников? Ответ на этот вопрос полтора века назад дал Ницше: «У истины не тогда мало защитников, когда защищать ее опасно, но тогда, когда защищать ее скучно».

Защищать этот многозвездный, но абсолютно тупой сюжетно, ходульно-агитпроповский фильм действительно скучно. Поэтому с гораздо большей охотой берут и отрабатывают деньги его критики. Произносимые с амвонов и университетских кафедр анафемы подогревают ажиотаж прокатной кампании и увеличивают барыши прокатчиков.

[Spoiler (click to open)]

Правда, есть одна страна, в которой «закодированного» напрочь запретили к показу. Выбор этой страны тоже совершенно неслучаен. Белоруссии, а точнее ее начальству, давно в Европе создан имидж главных мракобесов, вот они-то и должны запретить сей светоч прогресса. Инициатором этого запрета выступила католическая церковь. Интересно, сколько и кому надо было проплатить в белорусском руководстве, чтобы инициатива этой, далеко не самой авторитетной в стране, церкви была так горячо поддержана и административно реализована?

Впрочем, расследовать этот вопрос - дело не наше. На это в Белоруссии есть ответственные за ее национальную безопасность. А наше дело разобраться – что именно продвигают в этой рекламной кампании? Фильм? Цель – кассовые сборы? Дело всего лишь в бизнесе?
Ответы на эти вопросы уже не столь очевидны.

Говорят, что в книге Дэна Брауна содержится много нового и интересного. Надо при этом, однако, признать, что то, что там ново – неинтересно, а то, что интересно – отнюдь не ново. А именно, не новы те «открытия», которые делают герои, проходя стандартную голливудскую игру-ходилку с клишированными индианоджонсовыми опасностями и ларокрофтными приключениями.

Впервые мне пришлось ознакомиться со всей этой шизой в весьма юном возрасте, и из весьма интересного источника. Источником этим были старые большевики, в большинстве своем высокопоставленные работники НКВД, которые на пенсии оканчивали свои дни на солнышке в партийном пансионате, куда меня на лето отправляли к бабушке. В тайне от моей «сильно идейной» бабушки эти осколки дореволюционного масонства, отслужившие свою службу советской власти, посвящали меня в «тайны мироздания», за отсутствием другого подходящего для сей процедуры объекта.

Вот от этих-то сыпящих песком престарелых коминтерновских авантюристов, знававших Рузвельта с де Голлем, участвовавших в Туле и Анэнербе, наслушался я в пионерском возрасте шизы о том, где что и как было «на самом деле». Была среди этой шизы история о браке Христа и Марии, дочери Иосифа Аримафейского, который привел к союзу двух царских ветвей Израиля – сауловой и давидовой, из колен Вениаминова и Иудина, и от которого родилось потомство, называемое «Sang raal», то есть царская кровь, но для непосвященных в средние века обретшая звучание «San Graal», то бишь Святой Грааль.

Будучи нормальным советским пионером, я весьма скептически относился ко всяческой эзотерике. И хотя в Бога я, естественно, верил, но ни капли религиозности во мне не было: религиозность я считаю болезнью и признаком отсутствия истинной веры.

Впрочем, вера моя была проста. Узнав в первом классе, что Бога нет, я поинтересовался у всех окружающих, кто такой этот Бог, и получил весьма внятные ответы. Из этого я сделал простой вывод: если чего-то нет, то его не обсуждают. Например, если нету пранустраухтофстрона, то никто не говорит, что его нет, а просто такого слова никто не знает. А тут не только знают, но и еще в подробностях. Значит, врут, что нет. А то, что взрослые всегда врут, у меня давно не вызывало никаких сомнений, я считал это возрастным свойством.
Кроме того, я рассудил, что если Бога нет, но я к нему буду обращаться с просьбами, плохого от этого не будет – я просто ничего не получу. Зато если он есть, а я к нему не буду обращаться и буду его игнорировать, то я явно что-то недополучу. Следовательно, неверие в Бога оказывается игрой заведомо проигрышной, а я в свои семь лет в проигрышные дела уже твердо решил не ввязываться. Поэтому в Бога я верю, и не раз убеждался в правильности этой веры.

С другой стороны, будучи мальчиком довольно образованным, я знал, что религий много, и каждая про Бога трактует что-то свое. Следовательно, считать, что какая-то одна из них свидетельствует истину, а остальные врут, было бы, по меньшей мере, наивным. А я в семь лет наивным быть очень не хотел. Поэтому я решил общаться с Богом напрямую, игнорируя всяких посредников, принадлежащих миру сему и в силу этого явно защищавших интересы князя мира сего.

В силу этого я довольно скептически отнесся к стариковским россказням на очередную новозаветную тематику, и слушал просто за отсутствием иных развлечений в этом пансионате. Меня куда в большей степени интересовали подробности и сплетни из жизни Ленина с Зиновьевым, или Сталина со Ждановым, которых рассказчики неплохо знавали лично.

Впрочем, у меня хорошая память, и я подробно запомнил, что и как рассказывается на какой ступени посвящения в какой версии масонства. Это мне пригодилось уже позже, в годы работы в Москве, когда масонские ложи и всяческие духовные ордена стали прямо-таки всеобщей модой, и посвящали в масонство всех сколь-нибудь влиятельных деятелей новой «россиянской» политики и бизнеса. Определив, по какому обряду посвятили очередного адепта, я всегда мог ему подкинуть шизу со следующей ступени посвящения, и тем самым определить свой более высокий ранг. Работало это безотказно, пока мода на эзотерические ордена в Москве не стала спадать.

Мои контакты на Западе, как ни смешно, очень быстро привели все к тем же порядком наскучившим темам разговоров на темы о Святом Граале. Но здесь я обратил внимание, что первые ступени масонских посвящений очень существенно спустились вниз по социальной лестнице: если в России на эту шизу вдевался московский бомонд, элита, она прокачивалась по верхушке информационно-активной среды, то в Европе святограальная шизиловка уже давно стала достоянием среднебуржуазного слоя, и использовалась для его вдевалова.

Книга Дэна Брауна, и в особенности фильм обозначил заметный перелом в технологии и характере продвижения санграальной темы. Если до этих пор она продвигалась в форме посвящения в разного рода элитарных или мелкоэлитарных тусовках, то с этого момента она стала достоянием масс. Хозяева тематики однозначно решили сделать объектом первой ступени масонского посвящения всех, способных посмотреть кино.

Именно в силу этого организована такая массовая кампания продвижения этого масонского фильма: звездный состав актеров, первая лига рекламных агентов, включая Римского папу с многочисленными патриархами, Каннский кинофестиваль (вне программы, но об этом кто задумается). Цель тут не сборы. Цель тут  - чтобы все пиплы схавали.
Зачем?

Как сказал поэт, «идея, брошенная в массы – словно девка, брошенная в полк». С какой целью отлаженный информационный конструкт, использовавшийся традиционно для управления сознанием элиты, используется для управления массовым сознанием? Какие изменения в гуманитарных технологиях знаменует собой это явно знаковое событие? Какой качественный скачок претерпевают технологии изменения массовым сознанием в процессе идущей полным ходом постиндустриальной революции?
Ответов на эти вопросы у меня пока нет. То есть кое-какие есть, но они меня еще не устраивают. Так что цель этого очерка – не дать ответы, а скорее, привлечь внимание к вопросам.
Sapiente sat.

(Продолжение следует)
Subscribe
promo shel_gilbo июнь 24, 03:24
Buy for 200 tokens
Мы вступили в мир, где не существует вменяемой системы здравоохранения. В мир, где советы не заниматься самолечением, а обращаться к врачам, невыполнимы даже для весьма обеспеченных людей: найти компетентного врача практически невозможно, а ресурсов добраться в страны Средней Европы, где…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments