shel_gilbo (shel_gilbo) wrote,
shel_gilbo
shel_gilbo

Categories:

Россия на перепутье 16

Начало 2006 года поставило и Россию и Европу перед лицом осознания своих базовых проблем. В обоих случаях налицо оказалось стремление от понимания проблем отвернуться и начать обсуждать частности.

В России главным предметом общественного внимания оказался искалеченный в Челябинске солдат. Демпресса пытается привычно свести проблему к дедовщине. Военное начальство пытается списать трагедию на то, что пацан сам себе влил внутривенно солярку с целью симуляции, как делают многие солдаты. Однако, в обоих случаях получается, что главная проблема не в дедовщине или солярке, а в несвоевременном оказании медицинской помощи. Следовательно, в любом случае ответственность несут не непосредственные участники или жертвы новогодних издевательств, а система, которая повлекла это самое несвоевременное оказание помощи. Тем не менее, обе стороны пытаются говорить о чем угодно, а не об этой системе, не об этом ОБРАЗЕ ЖИЗНИ.

Давайте все же посмотрим на вещи именно с точки зрения образа жизни, который привел к трагедии. Во-первых, сразу придется отделить дедовщину как армейскую систему и те издевательства, которые в ее рамках имеют место.

Дедовщина есть следствие существующих уставов и существующей системы армейской организации. Армия требует дисциплины. В цивилизованных армиях еще со времен Фридриха I прусского дисциплину призывного и наемного контингента обеспечивает профессиональный специально подготовленный унтер-офицерский состав. В советской и российской армии он почему-то был не предусмотрен. В результате пришлось выделять некоторую часть самого контингента, которая выполняла бы эту функцию. В советской армии эту роль играли поначалу комсомольцы и коммунисты. После ХХ съезда авторитет этой части контингента спустился под плинтус, и возникла система, когда дисциплина молодняка поддерживается авторитетом старослужащих. Эта система и получила название «дедовщина».

Есть очевидный рецепт, как покончить с дедовщиной в армии – ввести по образцу цивилизованных армий профессионально подготовленный унтер-офицерский состав. Это было бы и эффективно и недорого. Что этому мешает?

Унтер-офицерский состав, очевидно, действовал бы в соответствии с уставами и законами. Знание этих законов как раз и было бы частью их профессиональной подготовки. Это исключило бы тот бардак, который сегодня позволяет офицерскому составу всех уровней злоупотреблять служебным положением и использовать ресурсы армии для незаконного обогащения. Терять эту возможность ловить рыбку в мутной воде офицеры не хотят, а сами поддерживать дисциплину не могут. Потому и пользуются услугами старослужащих.

[Spoiler (click to open)]

С другой стороны, лишаяофицеров и особенно генералитет доходов, происходящих из существующей армейской дезорганизации, государство должно было бы им обеспечить достойное жалование. А этого государство не хочет, так как вынуждено было бы в этом случае делать более прозрачным бюджет, что снизило бы возможность из оного воровать.

А поэтому дедовщина существовать продолжает и делает нашу армию слишком дорогой для общества.

Однако же, издевательства над пацанами в состав собственно дедовщины как системы не входят, а потому попытки обеих сторон списать на нее трагедию критики не выдерживают (почему критику и не дозволяют). Любому внимательному наблюдателю очевидно, что подобного рода взаимоотношения среди молодняка в России не есть исключительное свойство армейской казармы. Взаимная жестокость, часто и запредельная, имеет место в любой дворовой тусовке, в школе, ПТУ (названном дерьмократами лицеем), в подъезде. Единственная специфика казармы лишь в том, что там практически нет возможности для временного или постоянного убежища, возможности сменить среду, что и делает жестокость часто совершенно непереносимой.

Однако же, обществу следует все же не пытаться локализовать проблему рамками казармы, где она просто ярче выявляется, а вглядеться в свой образ жизни, который эту проблему составляет. Основой сего образа жизни является показательный садомазохизм старшего поколения, который и воспроизводится в ментальности детей.

Первой составляющей этого садомазохизма является собственно жгучий мазохизм всего старшего поколения. Удовольствие, полученное от ельцинских реформ и страстная любовь к издевательствам Чубайса, которого менее мазохистское население линчевало бы еще в 1993 году, было лишь началом этого процесса. Во второй половине 90х мазохизм спустился на уровень конкретных трудовых коллективов, где взаимоотношения стали воспроизводить отношения в семье Чубайсов. Наконец, с началом XXI века мазохизм нашел свое высшее выражение в культе задницы, которую все стали вылизывать с радостным причмокиванием, несмотря на безуспешные попытки обладателя задницы ее от этой процедуры спасти.

Осудив культ личности и введя вместо него культ задницы, сосредоточившись на вылизывании оной, мазохисты окончательно удалили из общественной ментальности понятия собственного достоинства, готовности отстаивать свои интересы, прав человека. В результате солдат Сычев даже и не мыслил дать отпор издевательствам со стороны «старших ребят», так как никакого опыта такого отпора и никаких форм поведения, кроме терпежа он в детстве не усвоил. В результате солдат Сивков просто воспроизводил усвоенные с детства правильные формы поведения, усвоенные им при общении со «взрослым обществом»: типа я теперь взрослый и должен вести себя как все.

Трагедия не в том, что солдат Сивков мучал солдата Сычева. Трагедия в том, что на их месте могли оказаться любые два других парня из этого поколения – они так воспитаны. Более того, на самом деле на их месте и оказываются парня в миллионах случаев любые два других парня. В десятках тысяч случаев это влечет расстройство здоровья, просто не столь фатальное, какое возникло в данном случае в силу несвоевременного оказания медицинской помощи.

Второй составляющей воспитания нынешней молодежи, кроме приучения к мазохизму, является безразличие. Усилиями восхваляемого ныне дерьмократами всех мастей президента-узурпатора и основателя «режима 4 октября» Б.Н.Ельцина, к середине 90х годов в России число беспризорников достигло 9 миллионов. Сегодня оно снизилось до 4-5 миллионов в силу того лишь факта, что в соответствующем возрасте находится вдвое меньшее поколение рождения как раз ельцинских времен, а тогда Ельцин опускал на панель многочисленное поколение детей Перестройки.

Эти дети, которых насиловали менты в обезьянниках, обирали все, кто сильнее, с омерзением отталкивали взрослые на вокзалах, встречали лишь несколько лучшее отношение в бандитских малинах, где их прикармливали, чтобы использовать в каких-то преступлениях. Изредка некоторым улыбалось счастье попасть к педофилу, и впервые в жизни встретить доброе отношение и ощущение какой-то своей нужности, но с примерами такого слишком хорошего отношения к детям общество строго борется и проявления любви к детям не приветствует.

В результате такого жизненного опыта у этих детей выработалось вполне реалистическое отношение к нынешнему российскому обществу. Понятно, что именно это отношение, правила жизни, понятия стали ядром идеологии всего поколения, так как домашние дети в силу более позднего взросления еще никакой идеологии не вырабатывали, а потому акцептируют то, что им транслируется во дворах и школах.

С этими понятиями пацанята и приходят в армию. Они и управляют их жизнью. Другим взяться неоткуда.
Именно эти понятия и реализуются в рамках проведения армейской системы дедовщины. Было бы у пацанят другое воспитание – были бы и другие отношения в рамках той же дедовщины.

Выросли бы ребята в обществе джентльменов – и дедовщина бы проявлялась в форме признания авторитета старших, их снисходительной отеческой заботы о младших. Выросли бы они в спартанском обществе – и дедовщина была бы, как у спартанцев, основана на взаимной любви, а не насилии. Но они выросли  в мире победившего ельцинизма – и дедовщина у них выражается в насилии, зверствах, неуважении, враждебности и презрении.

А что дальше? Ответ может дать опыт 20х годов, когда беспризорность достигла таких же почти масштабов, как и при Ельцине. Правда, тогда с ней боролись, и справились довольно быстро, но свой след в идеологии поколения она оставить сумела.

Сейчас достаточно трудно понять идеологию поколения, выросшего в 20е годы, так как все оно погибло на фронтах Второй Мировой, и нынешним поколениям за редким исключением сталкиваться с представителями этой генерации не приходилось. Разве что, остался небольшой след в литературе, известный, хотя  и непонятный, специалистам. А ведь именно эта идеология определила лицо страны в конце 30х годов.

К концу 30х годов в стране были, в основном, закончены экономические реформы и уровень жизни сильно вырос. Шла обычная политическая борьба, довольно открытая и шумная. Как раз в это время младшее и частично среднее звено правоохранительных органов заместили ребята, выросшие в 20е годы, с их глубокой обидой за поруганное детство, с их ненавистью ко всем благополучным людям (буржуям), с их враждебностью к представителям правящего класса, которым было так наплевать на них (если не считать покойного товарища Дзержинского). И они стали мстить, мстить бессознательно, мстить с той жестокостью, которой обучила их улица 20х.

Столкнуться с этим правящая элита была настолько не готова, что 1937 год воспринимается ей с ужасом и ненавистью. Хотя Хрущеву и удалось на ХХ съезде ценой нравственного краха КПСС канализировать весь выработанный тогда элитой ужас против Сталина, вовсе не Сталин был его источником и заказчиком.

Мир так устроен, что органы внутренних дел по-разному относятся к представителям элиты и простонародья. Думаю, все, кто сталкивался с нашей милицией, искренне не понимают, что же такого удивительного нашли шумливые господа-«жертвы сталинских репрессий» в отношении следователей к ним? И до и после сие имело место в отношении граждан весьма широко. Граждан – но не представителей правящего слоя, с которым полагалось быть вежливыми.

А с этими господами по аресте были невежливы. Они попадали в руки ребятам, которые ненавидели их лично и глубоко. Ненавидели жгучей личной ненавистью, не выветрившейся со времен шатания по вокзалам, малинам и подвалам, за годы голода и холода, за годы поруганного детства. И потому никакого уважения к их «заслугам перед отечеством» не испытывали. И потому сцали юные следователи на генеральские головы, насиловали генеральских жен, били начальственные хари и ломали начальственные кости. Им было за что мстить, было за что ненавидеть.

История повторяется. Дети улицы 90х подросли. Подлое отношение к ним Ельцина теперь оборачивается их местью обществу. Жестокость и насилие стали нормой жизни. Убийство «буржуя» ради небольшой суммы денег в его собственном подъезде стало нормой жизни. Зверства в армии между солдатами стали нормой.
Сегодня они возвращаются из армии. Куда им податься? В органы внутренних дел. Кого туда набирать? А кроме них никто и не пойдет на низовку.

Завтра они составят костяк органов внутренних дел и принесут туда свою генетическую ненависть к буржуям. А дальше – дальше завертится. Следующий президент логикой политической борьбы будет поставлен перед тем же выбором, что и Сталин: умереть самому или дать санкцию на выход этой ненависти в конкретных делах.

С наступающим Вас 1937 годиком, господа ельциноиды!
Subscribe
promo shel_gilbo november 28, 23:17 145
Buy for 100 tokens
Вчера начался краудфандинг на нашем клубном стрим-сервисе для проведения и продвижения наших вебинаров-стримов. Начало кампании показало, что не все понимают суть новой экономики и нового формата, оказались к нему не готовы. Ну, на то наш проект и образовательный, чтобы разъяснять непонятки. Мы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments