?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Кризис стратегии конвергенции

В последнее время говорить о конвергенции Востока и Запада стало не модно. Идея сближения культур и миров, идея взаимопроникновения и взаимодействия культурных кругов, интуитивно называемых "Запад" и "Восток", в последнее десятилетие уступила место идее унификации, "конца истории", а вестернизация стала пониматься как полная перестройка пространств "Востока" по западным образцам.

Очевидно, главную роль в этом ментальном сдвиге сыграла капитуляция советской системы, воспринимаемой Западом как символ противостоящего ему "Востока". Возникшее силовое превосходство НАТО, объединившей то, что сам Запад считает Западом, дало основания для дальнейшей интерполяции происходящего в концепцию "конца истории". Получив возможность силой навязывать свои стандарты, Запад окончательно начал считать их универсальными.

Конечно, эта идеология сформировалась не сразу, понадобилось десятилетие, чтобы стереть в массовом сознании память о том, что некоторые вещи в прошлом казались неуниверсальными. Но в результате незаметно сформировалась крайне опасная тенденция: для НАТО стало приемлемым вести войны по идеологическим соображениям.

Став по сути орденом, силовым проводником конкретных идеологем, НАТО попала в опасную зависимость от идеократии, подобную зависимости крестового воинства от ордена Святого Грааля, вермахта от НСДАП, или Красной армии от КПСС. Развитие этой тенденции постепенно превращает НАТО из стабилизирующего в дестабилизирующий фактор международных отношений.

Для психиатра очевидны содержание, механизм, последствия и объективный характер того сдвига в сознании, который ведет мир к третьей мировой войне. Но сложившаяся в 90-е годы ХХ века тенденция в идеологии Запада может быть преодолена и не доведена до логического конца. Для этого необходимо лишь осознание неуниверсальности западных идеологических стандартов, сколь бы очевидными и абсолютными ни казались они западному человеку. Необходимо осознание принципиальной несводимости культурных кругов.

Конвергенция - единственный путь к планетарному миру, планетарному сотрудничеству, максимизации влияния западных ценностей и открытости рынков. Альтернативой процессу конвергенции может быть только минимизация западного влияния в мире. Надежды на абсолютное распространение западных ценностей нереальны, а построенная на их основе политика мондиализма является детонатором антизападных, фундаменталистских движений в глубине незападных культур, выходу на первый план несводимых элементов.

Главный вопрос предстоящего десятилетия, составляющий суть мирового процесса начала XXI века - вопрос о том, есть ли шансы у конвергенции. Смогут ли Запад и незападные общества найти в себе силы для организации сосуществования несводимостей для продолжения взаимопроникновения, или идеологизация Запада и порожденный ей взрыв фундаментализма сделают неизбежной мировую войну?

Проблема несводимости

Несводимость культурных кругов - открытие именно западной цивилизации. Шпенглер, Леви-Стросс и Тойнби глубоко разработали это вопрос в рамках западной научной парадигмы. Именно те страны, на политику которых в течение ХХ века оказывало серьезное влияние понимание этого факта, добились на его протяжении наибольших успехов. Наоборот, советская система уничтожила сама себя именно в силу кризиса мессианской ориентации.

Тем более прискорбно, что из этого краха Запад не только не извлек должного урока, но легко расстался с собственным преимуществом, ринувшись на сомнительный путь мессианства.

Советская система, представлявшая на последнем этапе своего существования противоречивый сплав теллурократии, азиатской ментальности, русского империализма и западного социализма вкупе с множеством элементов вестернизации, воспринималась Западом как нечто цельное, как символ Востока, последовательно Западу противостоящего. Соответственно, капитуляция этой системы была воспринята как окончательная победа западной системы ценностей в советской зоне, а значит, в перспективе, и во всем мире. В значительной мере этому способствовало именно такое восприятие реальности в рамках тех слоев российской элиты, с которыми Запад соприкасался наиболее интенсивно.

На самом деле процесс преодоления противоречий советской системы глубоко неоднозначен и имеет различные возможные перспективы. Среди них есть и последовательно имперский путь, и синтез противоречий, и распад, разделение талассократий и теллурократий, их территориальное размежевание, и усиление вестернизациии, и продолжение конвергенции, и уход в фундаментализм. Нет только возможности целиком жить по западным стандартам.

Несводимость культур имеет несколько аспектов. Очевидное различие Европы и Азии с античных времен идет по отношению к проблеме человека. Если европейский человек мыслит себя самодостаточным, то азиат никогда не способен выработать подобное ощущение. Гражданин - бзовая единица западного общества, но на Востоке базовой единицей является некая общность. Выброшенный за ее пределы человек оказывается маргиналом, но все равно не приобретает самодостаточности, стремится преодолеть ее поиском новой системы, в которую мог бы встроиться.

Структуризация западного общества, построенная на праве, личном характере отношений, собственности и конкуренции совершенно несводима со структуризацией общества восточного, строящейся на базе общинного сотрудничества, круговой поруке, неформальной взаимозависимости, размытости собственности, самодовлеющего характера власти.

Это влечет за собой фундаментальное различие, например, в понимании прав человека. Восточный человек бессознательно делегирует свою суверенность некоему эгрегору, обычно общине или этносу, и видит в этом эгрегоре единственного гаранта своих человеческих прав. Он в значительной мере лишен способности к самодеятльной защите своих прав, но умеет искать справедливость через посредство обращения к "миру".

Вторая составляющая культурной несводимости - глубокое различие ментального строя талассократий и теллурократий на Западе и Востоке. Существующее в англосаксонских странах бессознательное отождествление понятия "Запад" с талассократическим кругом, позволяет воспринимать Японию членом "западного клуба" в куда большей мере, чем Польшу или Румынию.

Идеократия и балканская война

Война НАТО против Сербии проявила факт превращения этой организации в военный орден, призванный не только защищать западные культурные ценности, но и насильственным путем навязывать их остальному миру. В этом плане важна не только странная стратегия этой войны, сколько ее идеологическая составляющая.

Запад рассматривает этнический конфликт в Косово через призму собственного восприятия прав человека. Для западного человека очевидно, право человека на собственный язык, культурную автономию, личную безопасность, неприкосновенность собственности, свободу передвижения и места жительства (в том числе жить там, где родился), на самозащиту этих прав. Естественно, положение албанцев в Косово характеризовалось нарушением этих прав. Ради принуждения властей государства, нарушавшего права собственных граждан, к соблюдению прав человека, НАТО и перешла к силовому давлению, которое в конце концов перешло в полномасштабную войну.

В то же время ни Сербы ни Албанцы так эту ситуацию не воспринимали и их образ мыслей коренным образом отличается от западного. По большей части Сербы и почти абсолютно все Албанцы, принадлежа к восточному культурному строю, не воспринимают себя как самодостаточных граждан, а идентифицируют с нацией. Нация в этом контексте понимается не как гражданское сообщество независимых личностей, а как взаимозависимая этнократия.

В рамках такой точки зрения правом каждого человека является неприкосновенность его этнокультурного эгрегора, неприкосновенность его собственности, его безопасность. Покушение на эти права является для каждого члена эгрегора большим преступлением, чем покушение на его частные права, ибо сами они носят вторичный характер, гарантируются в его восприятии именно неприкосновенностью и суверенностью эгрегора.

И Сербы и Албанцы рассматривают себя прежде всего как часть этнического эгрегора. В этих условиях сепаратизм албанцев рассматривается в историческом контексте отношений эгрегоров. Албанцы по своему происхождению - беженцы, которых Сербы приютили на СВОЕЙ земле и дали автономию. Поколение спустя эти поселенцы стали предъявлять претензию на недвижимость, предоставленную Сербами в пользование.

Переводя это на язык западного, личного представления об имущественных правах и суверенитете, албанцы оказались в положении арендатора, предъявившего права на жилье, где когда-то хозяин приютил его отца (да и его не выгоняет), дал ему кров пищу и работу. Теперь хозяин должен отдать и собственность, а то вмешаются крепкие ребята, у которых свои понятия о справедливости. Эти ребята просто бросят гранату в окошко, и разрушат и мой и твой дом.

Такое восприятие, общее для Албанцев и Сербов, чуждо Западу. Права и взаимоотношения эгрегоров остаются за пределами понимания. Есть только граждане, которые здесь родились и имеют права.

Не понимая, что все правовые и политические феномены носят культурно-обусловленный характер и не существуют вне рамок контекста, западная идеократия умудрилась увидеть те правоотношения, те феномены, которые в этом месте объективно отсутствуют, а присутствуют лишь в их собственном мозгу. Глубина непонимания ситуация оказалась такой трагической, что привела НАТО из благих, казалось бы, побуждений, к преступлению.

Преступление это было совершено в равной мере в отношении Сербов и Албанцев, так как характер вмешательства лежал за пределами понимания тех и других. Сербы восприняли произошедшие, как насильственную экспроприацию собственности в пользу Албанцев, а Албанцы - как поддержку претензий собственного эгрегора на собственность сербов.

Заметим, что за исключением экстремистов-террористов албанцы своего права на эту собственность не чувствовали и восприняли вмешательство как поддержку незаконных требований экстремистов. Ощущение собственной очевидной колективной вины и ужас перед естественной местью пострадавшего были настолько велики, что все как один ринулись подальше от спорной территории. НАТО этого порыва объятых ужасом албанцев не поняла и списала происходящее на насильственное выдворение албанцев.

С точки зрения НАТО не понятно, почему албанцы должны быть в ответе за их бомбардировки. Но и Сербы и Албанцы в равной мере понимают это. И страх гонит Албанцев подальше от места схватки.

Интересно, что руководители соседней Албании также мыслят в рамках скорее этнократических притязаний, чем озабочены правами сограждан. Албанский лидер призвал косовских Албанцев оставаться на месте, так как именно их присутствие там позволяет всему Албанскому народу предъявлять права на Косово. Судьбы людей, подвергаемых смертельной опасности в этой игре, этнократу до лампочки.

Личные обвинения Западной идеократии в адрес Милошевича также показывают всю глубину непонимания сути ментальных различий. Вынося за скобки факт постоянных побед Милошевича и его ставленников на выборах, факт объединения вокруг него широких общественных сил, консолидации нации, Запад провозглашает его диктатором, устранение которого сразу открыло бы возможность решения вопросов по западным понятиям.

На самом деле поведение Милошевича обусловлено объективными причинами, и поле для маневра ему отведено минимальное. Разумеется, сам Милошевич субъективно является представителем именно восточной этнократической ментальности. Но даже представив на его месте наиболее прозападную из фигур сербского политического спектра (типа Вука Драшковича), даже представив, что каким-то чудом на его месте окажется сама Мадлен Олбрайт, трудно поверить, что ситуация может быть разрешена в рамках исключительно западных, частно-правовых представлений, ибо места им в данном месте нет.

Вызов-и Ответ или путь к Армагеддону

Учитывая накал страстей, который возник в результате военных действий НАТО в пользу албанцев, прямое столкновение эгркгоров оказывается неизбежным. Именно понимание этого гонит сегодня албанцев за пределы Косова. Возложив на Милошевича личную вину за происходящее, НАТО добилось лишь дурацкой и неестественной попытки с его стороны остановить это бегство административным путем.

В то же время остающиеся в Косово Албанцы подвергаются смертельной опасности, исходящей вовсе не лично от Милошевича. Стоит Милошевичу чуток уступить, попытаться сдать Косово Албанцам, как ситуация выйдет из-под контроля, его власть пошатнется, а Югославское Государство перестанет играть роль прокладки между двумя эгрегорами.

После этого начнется то, что называется в православных странах отечественной войной. Выплеснутся глубинные инстинкты самосохранения эгрегора, и борьба пойдет уже без правил и тормозов. Албанцев просто вырежут, поскольку сам факт их существования будет восприниматься как СМЕРТЕЛЬНАЯ угроза собственному эгрегору. Бомбарировки и наземные операции НАТО, которыми она попытается предотвратить катастрофу, будут восприняты как геноцид собственно сербского эгрегора. Любые потери не только не остановят уничтожение остатков албанского населения, но еще больше ожесточат доведенных до крайней степени отчаяния сербов.

Ступив на путь войны, сербы уже не смогут остановиться, пока их либо не уничтожат как нацию, либо они не вернут себе все, что у них было несправедливо, с этнократической точки зрения, отнято в 1989-99 годах. НАТО окажется в состоянии полноформатной войны с Сербией. Причем Сербия будет готова к любым потерям и жертвам, ибо речь действительно пойдет о национальном выживании.

Выиграть войну против Сербии в таком контексте невозможно без мобилизации, так как для полного погрома Сербии понадобится миллионная сухопутная армия при полном господстве в воздухе и на море. НАТО не может ни пойти на мобилизацию, ни осуществить геноцид Сербов именно в силу ментальности своей идеократии.

Видимое военное превосходство НАТО перед Сербией актуально только при равенстве прочих условий - если не только Сербия, но и хотя бы две из стран НАТО пойдут на полномасштабную тотальную войну. В противном случае неизбежно побеждает та сторона, которая приперта к стенке и идет до конца. Примеры Вьетнама и Афганистана, самые близкие к нам по времени, четко показывают это.

Тот, кто знаком с теорией Тойнби о Вызове-и Ответе, должен понимать, каково будущее Сербии в XXI веке, если ей будет брошен полномасштабный вызов. А вызов этот уже почти брошен. Спровоцировав Сербов на резню в Косово, НАТО сделает ситуацию необратимой. Сербии придется идти до конца.

В этом плане судьба Караджича и деятельность Гаагского трибунала, пытающегося судить сербов по западным понятиям, уже четко показали Сербам, что мира и взаимопонимания с НАТО для них быть не может. Родина или смерть - кто сдастся, того все равно будут судить.

В результате балканская война затянется на несколько лет, НАТО будет по сути вести оборонительные бои на подступах к Любляне и Триесту, Европа наполнится беженцами из Боснии, Хорватии, Сербии, Словении, Македонии и Албании, Адриатика станет прифронтовой зоной, Австрия и Венгрия тоже.

Неизбежной окажется и эскалация конфликта в силу существования в регионе других этнократических противоречий. Неизбежно втягивание в конфликт Венгрии и Румынии с их трансильванскими проблемами. Защищая вегнров от резни, НАТО ввяжется в наземную схватку на просторах Румынии. Дай бог, чтобы эскалация не коснулась Турции и Греции, так как это вызовет распад НАТО и в перспективе - складывание коалиций для новой мировой войны.

Замирение Сербии окажется невозможным без посредничества России и третьих стран и без огромных территориальных уступок самой Сербии. Эвакуация из Загреба будет похожа на бегство из Сайгона. Альтернативой этому окажется только мобилизация в Австрии, Германии, Англии и Франции и уничтожение Сербии.

Развитие событий, на которое интуитивно рассчитывала идеократия Запада, начиная войну, было бы возможно только в том случае, если бы Сербы были внутренне способны встать на точку зрения Запада. Западная идеократия исходила из того, что в целом Сербы на этой точке зрения стоят УЖЕ, и только злобный дурной характер психически неуравновешенного Милошевича мешает окончательно согласиться с их абсолютной правотой.

Проблема заключается в том, что эта точка зрения непонятна в целом как Сербам, так и Албанцам. Вмешавшись в их склоку, НАТО не только спровоцировала войну между ними, но и сама оказалась в крайне безрадостном положении.

Увязание НАТО в войне с Сербией парализует военную мощь Запада и подорвет его авторитет за пределами Европы. Начнется дестабилизация третьего мира, который перестанет оглдываться на возможность интервенции. Возникнет целый букет конфликтов. Столкнутся Индия и Пакистан, Нигерия начнет территориальную экспансию, Африка станет заповедником геноцида по примеру Сомали и Руанды, дестабилизируется Турция, осложнится положение Израиля, США не смогут противостоять экспансии Китая в ЮВА.

Одновременно в незападном мире окончательно утвердится образ НАТО как ордена, навязывающего западные ценности и стандарты, неприемлемые в рамках собственной культуры. Несводимые элементы культур, поддержаные инстинктом самосохранения, выйдут на первый план в форме паранояльного фундаментализма. Повсеместно начнется процесс девестернизации, подобный иранскому или ливийскому.

Взрыв фундаментализма в России, Персии, на Балканах, в Мусульманском мире, в Индии приведет после короткой вспышки их взаимной вражды к складыванию устойчивой антизападной коалиции, спаянной чувством самосохранения. Лидером коалиции станет Китай, как наименее подверженная фундаментализму и способная к прагматичной политике держава, к тому же обладающая наиболее мощной за пределами Запада индустрией.

Очевидно, в рамках этого конгломерата вполне достаточно имеется всех видов оружия массового поражения, которое нивеллирует эффект западного высокоточного оружия.

Развязавшись с ущербом для себя с балканскими делами, Запад окажется перед лицом совершенно иного мира. Предсказание дальнейшего выходит за рамки научного анализа и находится в компетенции Иоанна Богослова и Нострадамуса.

Однако, такое развитие событий пока еще не является неизбежным. Альтернатива все еще жива.

Этой альтернативой остается конвергенция.

Стратегия конвергенции для Запада и всего мира

Перспектива нового противостояния Запада и не-Запада с прагматической точки зрения одинаково невыгодна всем сторонам. Однако, сегодня именно от Запада зависит выбор будущего - возвращение на путь конвергенции или дальнейшая попытка универсализации мира, которая породит фундаментализм во всех не-Западных культурных кругах.

Возвращение на путь конвергенции сегодня невозможно без глубокой перестройки ментальности западной идеократии, без ее возвращения к глубокому осознанию несводимости культур. Это осознание позволит при выработке текущей политики все время учитывать ограничители и специфику конкретных культур, особенности процесса вестернизации в каждой из них.

Несводимость культур не является абсолютной. Наиболее успешной стратегией может быть только стратегия максимизации взаимовлияния, без попытки его абсолютизации.

Эта стратегия должна включать четкое осознание самих несводимостей и максимальный уход от покушения на фундаментальные символы культуры, отличные от западных. Например, необходим отказ от попыток силой навязывать западное представление о правах человека людям, которые совсем по другому понимают содержание и гарантии своих прав.

Необходим отказ от глубокой фундаменталистской убежденности в абсолютности западных ценностей. Необходимо понимание, что каждая культура имеет свои представления о добре и зле. Необходимо уважение к этическому строю и ценностям других культур, даже столь глубоко вестернизированных, как российская, южнославянская или японская. Необходимо четкое понимание особенностей ментального строя Запада и Востока, а также теллурократий и талассократий.

Необходим отказ от идеологизации стратегии НАТО. НАТО должна оставаться гарантом североатлантических ценностей и безопасности Запада, но ни в коем случае не быть орудием насильственного навязывания другим культурам западных представлений.

Необходим отказ от навязывания таких либеральных механизмов как свобода торговли, свобода информации, приватизм, электоральная демократия. Восприятие их обществами, с культурным строем которых они несовместимы, приводит к провоцированию их иммунитета, влечет к отторжение и фундаменталистскую реакцию. Кризис вестернизации в Иране дал лучший пример такого развития ситуации, но это не предостерегло от попытки радикальной вестернизации России, страшные (хотя все еще не неизбежные) последствия которой только начинают проявляться.

Единственный урок истории заключается в том, что из нее не извлекают никаких уроков.

Только осознание неуниверсальности собственной культуры позволит Западу выработать адекватную стратегию максимизации взаимовлияния. Эта стратегия позволит максимально приблизиться к реализации целей, которые сегодня ставит западная идеократия, хотя, конечно, говорить об их абсолютной достижимости не приходится.

(продолжение следует)

Buy for 30 tokens
***
...

ЛИЧНОСТНЫЙ РОСТ

Освоение архива вопросов и ответов по личностному росту гарантирует ежедневное изменение Ваших отношений с реальностью к лучшему.
Декабрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Jamison Wieser