?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

О некоторых вещах тяжело писать, но писать надо. Надо, чтобы быть готовыми к грядущим очень скоро временам. Писать для тех, кто не хочет прятать голову в песок белого шума прессы или грязь троллинга, и готов принять грядущее с открытым забралом.

Мы, Русские, никогда не имели опыта безгосударственного существования. Лишь начатки этого опыта стала приобретать Русская диаспора после распада СССР и появления на его обломках нацистских режимов. Однако же, лишь с 2014 года на б/Украине нацизм показал своё истинное мурло.

Русская культура не знала опыта безгосударственности, и оттого не рефлексировала его. У нашей поэзии, кинематографа, литературы это в будущем, может и очень скором. Поэтам и литераторам нового, нарождающегося ныне поколения только предстоит осознать, освоить и отразить трагедию потерявшего свою государственность великого культурного народа, травимого и гонимого дикими туземцами, слугами врага человеческого.

Но если нет своей литературы, то тем важнее для осмысления обратиться к культурного осмысления народа, который пережил уже такую же судьбу и создал великую поэзию на великом, но мёртвом ныне языке.

Поэтому я решил опубликовать здесь сделанный  в этом году (впервые) перевод на Русский язык поэмы великого еврейского поэта Переса Маркиша Di Kupe. Поэму - привику боли. У кого хватит смелости принять эту прививку, будет готов мужественно принять ожидающую в скором будущем наши души боль.

---------------
[НАЧАЛО ПОЭМЫ]
Rambler's Top100
Rambler's Top100
ПЕРЕЦ МАРКИШ
Куча
Поэма. 1920
Перевел с идиша Х.Дашевский. 2015





Вам, жертвы Украины, чья земля насыщена
вашими останками, и вам, сваленным в кучу
в местечке Городище на Днепре,
Кадиш!..



*   *   *

Нет! Не лижи их плоть, оплывший небосвод!
Не слизывай с их ртов смердящий чёрный дёготь!
А… тесто хочешь ты кровавое потрогать?!
Блевотину?! Не тронь! Земля её возьмёт.

Прочь! Пахнет от меня! Откуда этот смрад?
Отцы и братья здесь, и дочери, и внуки –
весь городок! Царапают их руки,
шевелятся… Скорее прочь! Назад!

Вся Куча доверху – вонючее тряпьё!
Бери, что хочешь, вихрь, на память из неё!
А монастырь сидит, как хорь у крови птичьей…

Эй, жирный небосвод! Возьми себе обычай
их белый китл[1] носить – и будешь свят и скромен!
Омен!


*   *   *

К мёртвым я приду однажды,
в пору крови, в пору мёда;
созерцатель мёртвых, сам я
голубей ищу из детства,
голубей в зловонной Куче.

Это жребий мой подвешен
на луне подслеповатой:
свет неясный над пустыми
вспоротыми животами,
над предутренним затишьем.

А во мне местечко дремлет,
и мерцает в сердце детство
с угловатыми плечами…
Вот и козочка белеет
на рассвете у порога…

О мои слепые предки!
Сколько мне ещё скитаться
по неверным вашим тропам
и терзаться вечным страхом
под ногой увидеть бездну?!.

Расступитесь шире, дали,
на пути к Днепру от Нила!
Ты, чьи выколоты очи,
боевым наполнись жаром
и ярмо сломай на шее!

Богатырь, Самсон незрячий,
отрасти же снова кудри!
Дрожь уйми в руках окрепших
и, как древние колонны,
рушь опоры мирозданья!..


*   *   *

Местечко будто спит. Всё тонет в тишине,
как груженый обоз в болоте незнакомом…
Не слышно голосов ничьих, и перед домом
ничья живая тень не промелькнёт в окне.

И только ветер здесь, как ястреб молодой,
в закатной мгле кружит и кровлю рвёт когтями…
Владыка всех миров, над нищими, над нами,
страницы звёздных книг небесные раскрой…

В молельне сумрачной никто меня не ждёт.
Гуляет здесь сквозняк, и только голос брани,
бессильный горький крик, родившийся в гортани,
проклятьем разомкнёт мой воспалённый рот.

Эй, жалкий плакальщик! Ты высох, как скелет!
А руки ластиться, подобно псам, готовы
и ран гнойник расчёсывать багровый.
О Куча чёрная! Кровавый мой завет!..

Среди майдана ты стоишь, как новый храм,
стоишь, как жертвенник, и, запах смерти чуя,
летит к тебе и вьётся там, пируя,
столетний ворон – царь помойных ям…
Издай же, сердце, вопль – тоску двух тысяч лет –
под жалкий скрип разбитой колесницы,
под крики воронья, клюющего глазницы!
О Куча чёрная! Кровавый мой завет!..


*   *   *

Ставь вечером шатры, а утром вновь ступай
тропою Каина, отверженное племя!
И шапку Авеля напяль себе на темя
и кровь свою в бокал субботний наливай!..

Повозка чёрная с возницей сонным в ней
колёсами увязла в мерзкой жиже…
Вон там они лежат в лохмотьях и бесстыже
сверкают наготой раздробленных костей.

Поток смолы застыл в глазах моих,
и как ни выжимай – он не течёт слезами.
Повозка чёрная увязла в грязной яме –
там кто-то возит, кто-то возит их…

Перекрестись, возница, на рассвет!
Считай их, каждого, по голове пробитой!
И сбрасывай тела под конское копыто!
О Куча чёрная! Кровавый мой завет!


*   *   *

Эй, плакальщики с вавилонских рек!
От ваших врат с мозаикой старинной
сюда, на Днепр, ведите хор калек,
оплакивайте новые руины!

Эй, клейзмеры, снимайте арфы с ив!
Настраивайте старые цимбалы!
Вливайте скрипок траурный мотив
с вином субботним в кубки и бокалы!

И горький пережёвывайте ком!
И возле чёрной Кучи беспрестанно
костлявым бейте в сердце кулаком,
шепча слова молитвы покаянной!

И о рабах, что клали кирпичи
на извести из молока грудного,
забудь, длиннобородый, замолчи!
О городке кричи, где нет живого!

Узлы старинных сказок завяжи!
О Куче всем рассказывай отныне!
Разбитые надгробья покажи
и косточки детей в кровавой глине!..

Сельчане, эй! Нисходит благодать!
На площади с пустым базаром рядом
распутная, святая ваша мать
младенца держит бледного над смрадом!

Где в Куче перемешаны, коптя
морозный воздух, головы и спины,
стоит она, незрячее дитя
баюкая над грудой мертвечины…

Эй, плакальщики с вавилонских рек,
гремят, гремят заклятые цимбалы!
Под скрипок плач, под струй кровавых бег
со звоном разбиваются бокалы!

Как фига из Бейт-Лехема, растёт
макушка Кучи – станет выше вдвое
и продырявит жалкий небосвод…
Благословен создавший всё живое!


*   *   *

Летите, ветры-странники, спеша, 
на рыжий этот снег, покинув север хмурый!
На много лет вперёд, как у слона под шкурой,
найдёте мяса вы, гной Кучи вороша.

Изломанная кость, как дикий рог, торчит,
распоротый живот – как чёрный зев колодца.
Бездомный, над тобой тоска скитаний вьётся,
влечёт на дно болот и, как сова, кричит…

Макушка Кучи вверх косматая ползёт
лизать гниющим ртом небес кровавых блюдо –
Безумный кто-то здесь за возом воз везёт…

Эй, ветры-странники, за мною! Прочь отсюда!
Довольно вам отцовский талес рвать:
без савана лежит в зловонной Куче мать!..


*   *   *

Кривым переломанным клювом пугая,
летит мимо Кучи ворона седая.

Куда ты, ворона, ведь сумерки скоро?
– Всю стаю родную, всю чёрную свору

из края, где голод нас ждёт неминучий,
сюда приведу я – кормиться при Куче.

И вот прилетает вся стая. Ворона,
забравшись на Кучу, вещает, как с трона:

– Ой зимнее поле, ой холод колючий –
как сладко в морозы погреться у Кучи.

Давайте же, детки, клевать, и проказить,
и каркать от сытости (чтобы не сглазить!).

Вокруг этой Кучи, на вольном майдане
поселимся табором, словно цыгане.

Плодись, размножайся, наш род чернокрылый!
Дай бог тебе счастья, спаси и помилуй!..


*   *   *

Утешь меня, ястреб, над мусором бьющий крылами,
над смрадным, кровавым засыпанным снегом тряпьём;
я призван служить тебе, Куча, с тобой оставаться вдвоём,
как жрец с потаённым, невидимым в сумрачном храме.

Сюда, пилигримы, к соблазну, в заветное тёплое лоно!
Сюда, в дом Ваала, к разврату в компании пьяных повес!
Сюда пробирайтесь по тропам, сюда опускайтесь с небес –
здесь Кучу венчает, царицу, из кож и скелетов корона!..

Кружитесь всю ночь в хороводе чертовском над скверной,
гнилым своим семенем брызнуть спешите, бродяги, скорей,
как жирный восточный бездельник, как старый султан-богатей.

...Утешь меня, ястреб, летай надо мною, мой верный!
От крови тяжёлые бьются могучие крылья ветров –
жрецом твоим, мёрзлая Куча, и сторожем быть я готов…


*   *   *

Полночный ветер плачет, и визжит,
и знает: из живых ни одного не встретит.
Ошмётки мёртвых тел кровавые кружит
и красным сургучом свою дорогу метит.

И копоть испускает чёрным ртом,
как старый паровоз, захлёбываясь в гуде…
А саблями отрубленные груди
на тонкой кожице висят над животом…

Я возведу вокруг тебя забор,
царица Куча, шкур дырявых груда!
И будет твой, до самых звёзд, шатёр
под чёрным стягом виден отовсюду.

Пусть каждый это место обойдёт,
как свалку, полную миазмов, как заразу,
и пусть назад бежит, тебя увидев, сразу –
таков наказ – для всех, из рода в род.

Гуляйте, ветры, в колокол звоня!
Потешься, мир, сивуху отрыгая,
кровавым солнцем на исходе дня,
и пусть клюёт глаза воронья стая!

А я один уйду. Как копоть фонаря,
В пространстве растворюсь, сливаясь с тьмой липучей:
Проснитесь, мёртвые, придавленные Кучей!
Молиться вас зовёт безмолвная заря!


*   *   *

Эй, ярмарка, кипи! Эй, веселись, базар!
Вот бусы, панночка! С обновой вас, с обновой!
А пуговицы – разве не товар?
А шаль цветная, пан, для чернобровой?

Кружись во фрейлехсе, базарный ловкий люд!
Торговец, суетись, усталый, как от бега!
Старьёвщик с хламом тоже тут как тут,
и рядом до небес нагружена телега.

Её хозяин горсти серебра
в карман ссыпает свой движеньем длинным…
А скряги молятся с утра и до утра
и Тору меряют замызганным аршином.

Легли платки и ленты на траву,
под ливнями гниют цветов охапки,
и десять заповедей глупый хряк в хлеву
мусолит, как кусок потёртой старой тряпки…


*   *   *

Тьма – чёрный сор из полуночных стран…
За вылинявшим солнцем предвечерья
багровый поднимается туман,
и снежные вокруг летают перья…

А нищие бормочут: «Свят, свят, свят
наш поводырь от века и доныне», –
И молятся сиянию заплат
на необъятной скомканной штанине.

И копошатся полчища червей,
от основанья Кучи к изголовью
ползут меж припорошенных бровей –
и к богу верному, в закат, умытый кровью!..

Давая псам кромсать свои колени,
на площади, в скрещении дорог,
ты высишься, скопленье грязных ног,
Царица смерти, знак для поколений!

Гора костей! Твой силуэт огромен!
И он растёт у мира на виду.
Тебе на веки черепки кладу…
Молитесь, нищие, и говорите: «Омен!..»

Я к вам приду, как сумрак дальних стран,
где прячет смерть костистый лик кровавый.
Я приплыву, как утренний туман,
что стелется над шляхом и дубравой…

И два тысячелетия клеймом
я врежу в мясо Кучи оголённой!
Молитесь, нищие, и кайтесь у амвона!
Стучитесь понапрасну в каждый дом!


*   *   *

Эй, лавочник, проснись! Вставай, народ базарный!
Богач – и мелочью торгующий вразнос!
Могильщики, есть на тахри́хим[2] спрос!
Вставайте и рассвет встречайте лучезарный!

Обугленный сюда несите свиток Торы –
у кучи смрадных тел молиться и стонать,
сестёр и братьев в саван пеленать
и класть под камень их, под семь свечей меноры

От мёртвых свет серебряный исходит:
здесь каждый – царь в короне, полной вшей.
Тахри́хим чёрный шей, ночной могильщик, шей!..
Полночный ветер здесь, в грязи кровавой, бродит.

Он треплет их тела, засохшие, в коросте,
он будоражит их, щекочет их во сне;
безумный, только он здесь воет в тишине,
и молится за них, и ворошит их кости.

Назад, скорей назад! Скорее прочь отсюда!
Неся по пустырям золы и крови смесь,
«Эль мóлэ рáхмим...»[3] – ветер стонет здесь…
Покойся, тюк тряпья, покойся, мяса груда!
(продолжение в следующей записи)






[1] Китл (идиш) – белый полотняный халат, который мужчины надевают в Йом-Кипур, а также в новогодний и пасхальный праздники.
[2] Тахри́хим погребальный саван (идиш); как правило, из материи белого цвета.
[3] Эль мóлэ рáхмим – Бог, исполненный милосердия (идиш). Начало заупокойной молитвы.

Buy for 30 tokens
***
...

Комментарии

( 15 комментариев — Оставить комментарий )
begemot_58
29 авг, 2015 04:12 (UTC)
Куча - Кучма, укрАинцы нам братья, они терпят сидящую у них на шее гонимую нацию (вальцманы, кролики, яроши)
Виталий Беляев
29 авг, 2015 08:10 (UTC)
Скитаться по миру будем???
jiross
29 авг, 2015 08:54 (UTC)
Последний воин мертвой земли...
Удары сердца твердят мне, что я не убит
Сквозь обожженные веки я вижу рассвет
Я открываю глаза - надо мною стоит
Великий Ужас, которому имени нет

Они пришли как лавина, как черный поток
Они нас просто смели и втоптали нас в грязь
Все наши стяги и вымпелы вбиты в песок
Они разрушили все, они убили всех нас...

И можно тихо сползти по горелой стерне
И у реки, срезав лодку, пытаться бежать
И быть единственным выжившим в этой войне
Но я плюю им в лицо, я говорю себе: "Встать!"

Я вижу тень, вижу пепел и мертвый гранит
Я вижу то, что здесь нечего больше беречь
Но я опять поднимаю изрубленный щит
И вырываю из ножен бессмысленный меч.

Я знаю то, что со мной в этот день не умрет
Нет ни единой возможности их победить
Но им нет права на то, чтобы видеть восход
У них вообще нет права на то, чтобы жить

И я трублю в свой расколотый рог боевой
Я поднимаю в атаку погибшую рать
И я кричу им - "Вперед!", я кричу им - "За мной!"
Раз не осталось живых, значит мертвые - Встать!

С. Калугин

Edited at 2015-08-29 09:11 (UTC)
jiross
29 авг, 2015 10:16 (UTC)
«Смертники»
Втоптаны в грязь, мечты и победы,
Брошено знамя, бредём словно тени.
Свет впереди – был погашен давно,
Что за дорога? Уже – всё равно.

Раненых бросят, живых – предадут,
Бал инвалидов, последний приют.
Гибель близка и фатален маршрут,
Сегодня ты выживешь, завтра – добьют.

Мы отступали, и вроде война,
Бой без надежды, скупая тоска.
Честная драка… Но сдал командир,
Взяли во сне… – Эй! За кем мы стоим?

Плахою – бездна, утёс – смерти старт,
Падают люди, и страшен закат.
Жизни сгорают, одна за одной,
Только предатель поверил – спасён.

Смерти конвейер – плотная цепь,
Вдруг обойдется? – Прыгай! Скорей!
Вместо сражения, подлый раздрай,
Нас покоряют. – Ты спи. Не мешай.

Помнишь, мечтали, ты станешь…
– Не стал.
Стал бы, возможно.
– Возможно… Отстань!

Время сдирает, кожу с висков,
Брошен маяк – на воротах засов.
Воины пятятся, тусклы глаза,
Движется очередь – плаха близка.

Стоя над пропастью: – Ну же! Дерись!
…рухнул сосед, будто градина вниз.
Гибнут бесславно, врозь, без борьбы.
Мёртвые воины, мёртвой страны.
27.03.2012 Оригинал здесь http://strejndzher.livejournal.com/61179.html

Edited at 2015-08-29 10:25 (UTC)
alexl1973
29 авг, 2015 11:13 (UTC)

Неужели все так плохо? Вы не видите шансов, хотя бы минимальных?

(Анонимно)
29 авг, 2015 11:43 (UTC)
Есть надежда....на Тэнгри, НОАК...
(Анонимно)
29 авг, 2015 13:33 (UTC)
на китайцев говоришь надежда,
а на себя надеяться не пробовал?
ingeborge5
29 авг, 2015 13:01 (UTC)
Не знаю на счет шансов, но очень страшно. Погуглите волынскую резню ( с картинками)и а потом резню в 1994 году тутси и хуту. Ведь там в Руанде под шумок было жестоко вырезано белое население (около 100 тыс) и занимались этим УКРАИНСКИЕ наемники, хотя это все тщательно замалчивается, как замалчивается не только культурный но и физический геноцид белого населения в ЮАР после прихода черных к власти.
Дисклеймер: особо впечатлительным лучше не гуглить
ingeborge5
29 авг, 2015 14:20 (UTC)
Для не особо впечатлительных-все будет выглядеть примерно такhttp://warweapons.ru/chernyiy-angel-smerti/
stanley_defaced
29 авг, 2015 17:44 (UTC)
мотивы убийств белых в статье не раскрыты.а у черных вроде был межнациональный конфликт
ingeborge5
29 авг, 2015 23:19 (UTC)
Так нам их никто и не раскроет. Черных там просто натравили друг на друга. Они столетия жили рядом, и были у них терки между собой. Но дикая резня началась внезапно, так же внезапно и закончилась. Радио истерически вещало КРУГЛОСУТОЧНО "убей тутси". Применялись, по видимому , какие то технологии управления толпой. Стрелкового оружия использовалось очень мало ( его просто не хватало) . Большая часть убитых была изрублена мачетами, а ведь за 3 месяца было убито около миллиона. А белые Руанды- были богатые люди. Заказ на их ЖЕСТОКОЕ уничтожение был из Европы (мне так кажется).
Синежук и еще один его подельник прикончили всех украинских наемников после завершения операции . Они только вдвоем и остались в живых. Руководили ими военные инструктора из Германии. Синежук был объявлен в международный розыск как военный преступник, но спокойно жил все это время на Украине.
Это все так что бы не было иллюзий... Пол Пот вон образование в Сорбонне получил, там и научился по видимому как геноцид устраивать.
shel_gilbo
30 авг, 2015 15:09 (UTC)
инежук и еще один его подельник прикончили всех украин
ну и в этот раз зачистку бандеривцыв им поручат
N_Neandertalien
30 авг, 2015 21:18 (UTC)
Подрочили на непроверяемый фейк...

Подрочили на непроверяемый фейк... про украинцев в Руанде.

Идиотов можно найти любой национальности, как это демонстрирует Лугандон в данный мир. А про "украинцев" в Руанде - похоже на полный фейк.

Белых, если действительно была их резня, кончили в "анклаве". Это показывает, что анклавизация - не решение. Надо возглавить быдло-массу, нести ей просвещение и порядок, использовать в войнах, контролировать зомбирование. В Рудане надо было тех "радио-подстрекателей" сразу замочить. И было бы ок.
А "технология" в Руанде - та же, что и в РФ: частое повторение, плюс пара манипуляций.
stanley_defaced
31 авг, 2015 19:25 (UTC)
Re: Подрочили на непроверяемый фейк...
хохлопитек - ты скучный
(Анонимно)
31 авг, 2015 19:40 (UTC)
Re: Подрочили на непроверяемый фейк...
А возглавлять быдло (польское слово для обозначения украинцев) конечно же N Neandertalien будет? И РФ на Украину поменяй. В Руанде расчеловечивали жертв, навесив ярлык "тараканы". Свидомые убожества расчеловечивают несогласных "Лугандоном", "ватниками", "сепарами" и "колорадами".
( 15 комментариев — Оставить комментарий )

ЛИЧНОСТНЫЙ РОСТ

Освоение архива вопросов и ответов по личностному росту гарантирует ежедневное изменение Ваших отношений с реальностью к лучшему.
Ноябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Jamison Wieser